В последних числах сентября в Москве был представлен готовый прототип решения Pirate Pay по защите лицензионного контента в Интернете. Проект стал первым российским стартапом, получившим от недавно созданного Фонда посевного финансирования Microsoft грант в размере 100 тыс. долл. на развитие своего бизнеса.

В презентации участвовали эксперты отечественной венчурной индустрии и начинающие предприниматели, поэтому она послужила поводом для дискуссии о поддержке стартапов в нашей стране вообще и о перспективах рынка защиты сетевого контента в частности.

Энергию торентов — в мирных целях?

Впервые идею создания своего решения команда проекта Pirate Pay из Перми представила еще в 2010 г. на конференции, проводимой совместно компаниями Microsoft и StartUp Point в рамках программы BizSpark. После получения вышеупомянутого гранта в марте текущего года за шесть месяцев был разработан прототип сервиса, который имеет шансы не только снизить уровень пиратства в крупнейших файлообменных сетях, но и дать правообладателям инструмент монетизации своего контента.

По сути речь идет о том, чтобы на всех известных торрентах в соответствующих разделах вместо (или хотя бы параллельно) кнопки “загрузить” появилась кнопка “купить”, кликнув на которую человек получал бы возможность быстро и удобно оплатить выбранные файлы с гарантией их качества.

По убеждению лидера проекта Pirate Pay Андрея Клименко, с помощью каких бы то ни было технологий полностью победить пиратство невозможно, но вот оттеснить его на периферию, сформировав среду, в которой пиратство будет невыгодно, вполне реально.

Г-н Клименко уверен в том, что спрос на легальный контент в нашей стране существует, поэтому должно быть и предложение. Торренты, по его мнению, — великолепная технология. Но они не создают никакой добавленной стоимости распространяемой ими информации, а лишь снижают чужую. С помощью же Pirate Pay г-н Клименко намерен предложить хозяевам торрентов поучаствовать в легальной дистрибуции контента.

Мнения присутствующих на презентации экспертов в отношении выдвинутых тезисов разделились. После проведенного голосования выяснилось, что только 17% аудитории безоговорочно верит в технологии, в то время как 50% считают, что в деле борьбы с пиратством одних только ИТ не достаточно, а 27% и вовсе полагают, что в России эта проблема неразрешима в принципе (7% затруднились ответить).

В то же время о своей готовности платить за контент в Сети заявило опять же 50% аудитории; 31% считают для себя это возможным “иногда”, и лишь 19% полностью отрицают институт авторского права.

Мнения относительно перспектив конкретно Pirate Pay также разделились. Кто-то высказался в том смысле, что сейчас в Сети скачать проще, чем купить, и если новый сервис изменит эту ситуацию, то он вполне может стать востребованным.

Скептики оценили шансы Pirate Pay на успех на уровне 1%, но при этом и они признали, что если проект “выстрелит”, то ему удастся сформировать целую новую индустрию — дивиденды будут соответствующими.

Из выступления президента продюсерской компании “Амедиа” Александра Акопова можно было заключить, что необходимость предоставления пользователям Рунета легального контента уже действительно достаточно давно актуальна. И, в частности, “Амедиа” небезуспешно ведет работу в этом направлении с прошлого года — в Сети появились трансляции ТВ-передач и лицензионные фильмы.

В понимании г-на Акопова, на данном этапе очевидно, что контент не может быть весь платным или целиком бесплатным. Правда, формы монетизации возможны совершенно разные — от прямой оплаты деньгами до опосредованной оплаты временем зрителя при просмотре рекламы.

Торренты, являющиеся лидерами контент-трафика, разумеется, находятся в поле зрения “Амедиа”. По словам г-на Акопова, компания намерена предложить им участие в легальной дистрибуции, и использование технологии Pirate Pay могло бы теоретически стать одним из вариантов сотрудничества.

Инвестиционный климат

Перспективы Pirate Pay, как и любого стартапа, во многом зависят от дальнейшего финансирования. Проект в ближайшее время планирует участие в новой программе инвестиций среди партнеров и основных игроков венчурного бизнеса России. Если деньги будут найдены, то сервис станет доступен для широкого круга пользователей уже через три месяца.

Комментируя инвестиционные перспективы Pirate Pay, г-н Акопов отметил явное позитивное значение первичного финансирования со стороны Microsoft. По его уверению, он знает множество инвесторов, которые самостоятельно поддерживать подобный проект не стали бы, но с оглядкой на авторитетную корпорацию уже могли бы рискнуть.

С ним соглашается и директор департамента инвестиций и экспертизы “Российской венчурной компании” Ян Рязанцев. По его мнению, стартапы не появляются готовыми для инвестиций. Они должны пройти определенные стадии. И для нашего рынка особую важность имеет трансляция позитивного опыта и лучших практик из тех стран, где все шишки уже давно набиты и система стимулирования инновационного предпринимательства полноценно функционирует.

Г-н Рязанцев считает, что огромное значение имеют те организации, которые дают проектам первые деньги. Причем в идеале это должна быть грантовая поддержка — на ранней стадии легко потерять изрядную долю компании (по схеме “акции в обмен на инвестиции”), поэтому важны механизмы, которые не размывают капитал.

Присутствующие в зале эксперты в основном подтвердили справедливость последнего утверждения. На вопрос, имеет ли смысл давать компании безвозмездные деньги на ранней стадии (результаты ведь сложно оценить), 54% ответили утвердительно, 27% указали на то, что такие инвестиции допустимы, но крайне редко, а 27% посчитали, что подобная поддержка расхолаживает и, значит, вредна.

Рассуждая о том, насколько различаются системы грантирования на Западе и в России, генеральный директор компании Global TechInnovations и управляющий директор фонда посевного финансирования Microsoft Артур Баганов выразил уверенность в том, что разница колоссальна. Например, по статистике грантовая поддержка правительства США на уровне бизнеса и частных лиц (включая их обучение) составляет 350 млрд. долл. в год. Из них минимум 20—25% — это поддержка стартапов (на федеральном уровне, на уровне штатов, университетов и т. д.). Плюс еще венчурные фонды ежегодно вкладывают в стартапы 20—25 млрд. в зависимости от экономической ситуации в стране.

Модератор обсуждения медиаконсультант Алена Попова вспомнила западную поговорку о том, что стартап должен пройти стадии финансирования на уровне трех “F” (Family, Friends and other Fools — деньги семьи, друзей и других дураков); только потом ему можно давать грантовые деньги, потому что он уже знает, как за них отвечать. Г-н Баганов подтвердил важность этой схемы и отметил, что на Западе, по статистике, деньги этих “F” превышают сумму, получаемую от венчурных фондов, — миллиарды долларов.

В России же на уровне друзей и семей всё не так радужно. У нас в стране население не столь зажиточное, и г-ну Баганову регулярно приходится иметь дело со стартапами, которые обращаются за посевным инвестированием, не имея за душой вообще никаких средств. Работать с ними рискованно; они ничего не могут доказать на примере первых вливаний, но для оценки их перспектив и существуют отборочные комитеты.

Как оказалось, возможность создания в России конкурентоспособного рынка инновационного предпринимательства как такового допускало немногим более половины аудитории — 57%, при этом 17% оказались настроены пессимистично, а 26% и вовсе затруднились ответить.

На этом фоне несколько обнадеживает оптимизм Microsoft. По словам президента корпорации в России Николая Прянишникова, с ноября прошлого года созданный Microsoft в нашей стране фонд посевного финансирования принял 150 заявок. Пять стартапов (включая Pirate Pay) уже суммарно получили инвестиции в размере 360 тыс. долл. В планах же мирового гиганта поддержать в России 100 проектов в течение ближайших десяти лет.

Версия для печати (без изображений)