“Нет ничего постоянней, чем происходящие изменения” — именно этому тезису корпорация Intel следует в своей деятельности уже почти 40 лет, с момента начала своей деятельности, демонстрируя стратегию опережения происходящих на ИТ-рынке изменений. В основе производства микроэлектроники, его постоянного совершенствования лежит огромный объем исследований, которые ведет компания, активно используя широкую сеть своих центров разработок по всему миру, в том числе и в России. О том, как проходит эта работа в нашей стране, с генеральным директором по исследованиям и разработкам Intel в России Камилем Исаевым беседовал обозреватель PC Week/RE Андрей Колесов.

PC Week: Чтобы понять, чем Intel занимается в России в исследовательском плане, наверное, нужно начать с такого вопроса: как корпорация видит себя на ИТ-рынке в целом? Что изменилось в этом позиционировании за последние годы?

Камиль Исаев: Intel в целом как была, так и остается производителем микроэлектроники, в первую очередь, конечно, микропроцессоров. Но нужно сделать два важных уточнения. Во-первых, расширился спектр вычислительных устройств, на которые ориентирована продукция компании. Традиционный для 1990-х набор устройств (лаптоп, ПК, сервер) —только середина этого спектра или, как у нас сейчас говорят, “компьютерного континиума”, который простирается от сотовых телефонов до суперкомпьютерных кластеров. Во-вторых, реализация известного закона Мура, постоянное совершенствование электронных технологий имеет в своей основе тот факт, что доля и значимость исследований в общем жизненном цикле продукции постоянно возрастает. При этом исследования нужно вести по нескольким альтернативным направлениям, чтобы потом взять за основу лишь одно из них.

Принципиально важно то, что все вычислительные устройства, от телефона до суперкомпьютера, многокомпонентные, причем все компоненты создаются разными производителями. Чтобы они могли работать вместе, нужны стандарты, постоянно обновляемые и развиваемые. Естественно, Intel не просто участвует в их создании, но и является одним из лидеров этой деятельности.

Хотя внешне это не очень заметно, но в структуре компании уже давно важную роль играет софтверное направление, сосредоточенное в подразделении Software & Service Group (SSG). Более того, роль его неизменно возрастает. В задачи SSG входит разработка как разного рода средств для внутреннего потребления в корпорации, так и продуктов для внешних пользователей, преимущественно это средства разработки для программистов. Данная группа также обеспечивает общее взаимодействие с независимыми разработчиками.

Кроме того, для развития компании очень актуально понимать нужды потребителей. Однако Intel практически ничего не продает конечным пользователям, и потому у нас нет с ними прямой связи, как например, у Microsoft. А. В решении этой задачи также очень важна роль SSG.

PC Week: Давайте кратко представим читателям софтверную продукции Intel.

К. И.: Мы выпускаем средства разработки, ориентированные на повышение эффективности использования программами наших аппаратных средств. Возьмём, к примеру, Intel Parallel Studio XE — комплект средств для оптимизации производительности приложений на платформах основе многоядерных процессоров. В него входят компиляторы С/С++ и Fortran, библиотеки, профилировщики и анализаторы ошибок. Изначально такие средства были ориентированы на высокопроизводительные вычисления, в основном технические и научные. Сейчас же стоит задача распространить функционал наших инструментов и в направлении мобильных устройств, причем для создания прикладного софта, которым занимаются совсем иные категории программистов, чем в научно-технической сфере. Эти инструменты должны помогать создавать приложения, ориентированные на конечных пользователей.

Но сейчас наши софтверные интересы, в том числе благодаря приобретениям, с традиционного для нас базового уровня выходят на более высокие рубежи. Так, в 2009 г. в состав Intel вошла компания Wind River Systems, производитель операционной системы реального времени VxWorks, дистрибутива Wind River Linux и средств разработки ПО для встраиваемых микропроцессорных устройств. Через год была приобретена компания McAfee, один из ведущих мировых поставщиков антивирусов и других средств обеспечения безопасности, а уже спустя полгода была представлена новая разработка DeepSafe, обеспечивающая защиту компьютера от различных угроз. Это решение работает вне операционной системы, совмещая низкоуровневые разработки Intel и ПО McAfee Endpoint Protection.

Короче говоря, софтверное направление Intel довольно быстро растет (речь идет о работе десятков тысяч человек), при этом возникают задачи интеграции ресурсов, обеспечения взаимодействия отдельных подразделений и команд. Одновременно происходит переориентация с решения системных вопросов на более прикладные задачи.

PC Week: Какова роль России в исследованиях и разработках Intel?

К. И.: Хотя большую долю бизнеса Intel занимает собственно производство, но все же из почти 100 тыс. сотрудников (включая многочисленные отделы продаж и маркетинга), наверное, более половины приходится на инженеров-исследователей, в том числе на проектировщиков микроэлектронных схем, включая и микропроцессоры.

Если посмотреть на географию созидательной работы корпорации, то можно увидеть, что она распределена по всему миру. Например, в Европе трудится около 15 тыс. сотрудников корпорации. Каждый регион используется в том качестве, в котором он силен. Исследования и разработки ведутся там, где есть сильные научно-технические традиции и интеллектуальные ресурсы.

В частности, самый крупный исследовательский центр Intel вне США находится в израильском городе Хайфа. В России Intel также развивает в первую очередь исследовательское направление, и можно уверенно сказать, что наша страна занимает в этой деятельности корпорации очень важное место.

Нужно вспомнить, что Intel в России представлена уже почти 20 лет, а первые разработки здесь начала 18 лет назад. Для иллюстрации сегодняшней ситуации можно сказать, что из почти 1000 сотрудников ее российского отделения 70—80% приходится на центры разработки ПО, которых сейчас у нас в стране уже четыре. Исторически так получилось, что значительная часть российских разработчиков занимается созданием инструментария для программистов, в частности компиляторов и средств оптимизации ПО. Это направление, начинавшееся в свое время с высокопроизводительных вычислений, сейчас, как я уже говорил, расширяется, в частности в направлении мобильных устройств.

Но в России у Intel трудятся не только разработчики ПО. Представителей других специальностей тут меньше, но они также демонстрируют диапазон кадровых возможностей страны. Здесь, например, действуют две команды подразделения Intel Architecture Group, которое занимается проектированием микропроцессоров. Одна из них находится в Москве и специализируется на исследованиях архитектур будущего, с прицелом на пяти-, шестилетнюю перспективу. Ведущим сотрудником этой группы является Борис Бабаян, имеющий (единственный в Европе) почетный технический титул Intel Fellow. Вторая группа занимается созданием беспроводных мобильных технологий в Нижнем Новгороде, который известен своими научно-исследовательскими традициями в области связи и радио.

Вообще, Нижний Новгород — это очень важный исследовательский центр Intel, а корпорация вполне может считаться градообразующим предприятием города. Местный университет — давнишний партнер компании, и я абсолютно уверен, что это сотрудничество очень важно и для вуза, который получает реальную связь с действующей отраслью, причем через одного из ее лидеров.

При этом мы сотрудничаем и с другими вузами страны, в том числе с МГУ им. М. В. Ломоносова. В направлении разработки ПО мы работаем с факультетом ВМК, но есть интересные точки соприкосновения и с другими факультетами, например химическим, где ведутся исследования в области химических вычислений, моделирования физических процессов.

PC Week: Как строится работа в России с независимыми разработчиками ПО?

К. И.: На динамику наших продаж очень значительно влияет поддержка продукции Intel со стороны местных независимых разработчиков ПО. Поэтому взаимодействие с ними, их поддержка с нашей стороны — это также одна из главных задач работы представительства Intel в России.

Например, мы сейчас активно занимаемся продвижением в России ультрабуков, успех которых во многом определяется и будет определяться наличием прикладного софта. Безусловно, тут очень важную роль играют местные производители ПО. В целом в нашей глобальной Intel Software Partner Program сейчас зарегистрированы почти 1000 софтверных компании России (от крупнейших, таких как “Лаборатория Касперского” и “1С”, до стартапа из двух-трех человек), притом что по всему региону EMEA их около 4,5 тыс. Кроме того, у нас есть всемирная программа Intel Software Network, нацеленная на индивидуальных программистов, от частников до сотрудников корпораций. Фактически это Web-ресурс для их поддержки. Формально оценить число участников непросто, но такой показатель, как число посещений в месяц — 60 тысяч, — мы считаем весьма высоким.

Но дальше идет следующая задача: как распространить опыт российских независимых разработчиков по всему миру. Недавно в Intel состоялась очередная корпоративно-стратегическая дискуссия, темой которой была именно Россия: как развивать бизнес корпорации здесь и как использовать местный опыт в глобальных масштабах компании. Кстати, эти вопросы обсуждались не первый раз, подобная дискуссия прошла в 2007 г.

PC Week: Intel — активный участник проекта “Сколково” фактически с самого начала его реализации. Что можно сказать о вашей работе в этом направлении?

К. И.: Мы рассматриваем нашу деятельность здесь как передачу России глобального опыта Intel по созданию индустрии высоких технологий и строительства соответствующей экосистемы, включая подготовку специалистов. Я лично считаю, что “Сколково” — один из самых разумных проектов российского правительства в направлении создания инновационной среды в стране. В декабре 2010-го мы со своей стороны сделали важный шаг по расширению своего участия в этом проекте, подписав с фондом “Сколково” соглашение о сотрудничестве, которое предусматривает создание здесь к 2015 г. центра научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, а также предоставление Intel Capital статуса аккредитованного венчурного фонда.

Разумеется, мы рассматриваем проект “Сколково” как возможность расширения своего присутствия в России. Но, возможно, даже важнее для нас — это позитивное влияние на формирование инновационной экономики страны. В конце концов, мы, как ИТ-поставщик, заинтересованы в технологическом развитии России, поскольку это будет повышать спрос на ИТ. Мы заинтересованы, чтобы выделяемые на данный проект деньги тратились эффективно.

Мы планируем, что к концу 2012 г. в штате нового центра будет около 15 сотрудников, которые пока будут находиться в московском офисе Intel. Физически эта структура разместится в Сколкове, когда там будет построено соответствующее здание, что ожидается к началу 2015 г. Как пойдет развитие проекта в реальности — покажет время. Мы со своей стороны заинтересованы в расширении нашего участия, но это во многом зависит от того, насколько мы сможем не только работать там автономно, используя в том числе обещанные льготы, но и — что важнее — как мы сможем сотрудничать с проектом в целом, насколько там будет услышан наш голос, наши идеи и предложения.

Мы также намерены активно участвовать в создании в Сколкове технического университета, в формировании его учебных программ, в подготовке там специалистов. У нас ведь есть своя базовая кафедра в МФТИ, руководит которой Борис Бабаян, мы готовы перенести практический опыт этой работы в Сколково.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)