На новых iPad высокое разрешение изображений и видео вызывает то, что я эмоционально называю “ожирением приложения”. Для хранения картинки с удвоенным разрешением (2048×1536 пикселов вместо прежних 1024×768) требуется примерно в четыре раза больше памяти. В результате на устройствах с 16- и 32-Гб флеш-памятью она расходуется очень быстро.

Проблеме подвержены не только новые, но и предыдущие модели iPad, а также iPhone, поскольку разработчики переходят к “унифицированным” бинарным кодам для устройств с iOS, которые содержат графические инструменты для всех целевых форм-факторов.

Есть два пути решения проблемы. Первый (маловероятный) заключается в том, что Apple найдет способ вчетверо снизить стоимость флеш-памяти и увеличить емкость хранилища для iOS, избежав значительного повышения стоимости компонентов.

Apple поглотила израильскую фирму Anobit, разрабатывавшую технологию флеш-памяти. Это очень заметная покупка за 500 млн. долл. Но технология MSP (Memory Signal Processing), которую приобрела компания, больше нацелена на повышение надежности, производительности и времени жизни флеш-памяти, а не на увеличение емкости.

Хотя есть возможность объединить технологию Anobit MSP с алгоритмами компрессии и дедупликации, чтобы выжать всё из имеющихся устройств хранения благодаря мощности современного A5X и будущих SoC-чипов Apple, я не думаю, что этот фактор обеспечит четырехкратное увеличение.

Раньше Apple использовала резервы наличности для снижения совокупной стоимости компонентов, выкупая флеш-память и контролируя цепочки поставок, но я не думаю, что она пойдет на приобретение производителя флеш-памяти и захочет инвестировать миллиарды долларов в технологии, которые могут помочь вдвое снизить цену флеш-памяти.

Стратегия, предполагающая наличие своего производства, вполне по силам Apple, но тяжела в реализации. Это и выход из традиционной роли компании без фабричных мощностей (по крайней мере за последние десять лет), и весьма долговременные инвестиции.

В ситуации, когда увеличение емкости и снижение стоимости массовой флеш-памяти может произойти не ранее, чем через три-пять лет, другой путь решения проблемы — оптимизация самих приложений.

Переход от растровой модели представления контента к векторной может коренным образом уменьшить объем требуемой памяти для мобильных приложений.

Хотя не весь контент в приложениях может быть “векторизирован”, этот способ позволяет достичь существенной экономии места в хранилище без модификации аппаратной платформы. Проблема в том, что инструментами для создания векторной и растровой графики в основном владеют другие компании.

Adobe является большой рыбой в этом пруду. Да, мы все знаем, что в последние годы Apple и Adobe соревнуются, особенно в области стандартов для интерактивного веба. Флеш-анимация и флеш-видео прокляты на успешной платформе iOS, и это сведет флеш в могилу.

Кроме того, независимо от баталий вокруг Flash и AIR, Adobe до сих пор владеет большинством пакетов программного обеспечения, используемого для создания и управления графикой в приложениях iOS. К примеру, Adobe Fireworks и Illustrator интегрированы с Flash Builder и являются самыми популярными инструментами для создания векторной графики.

А Photoshop, Lightroom, After Effects и Premiere — наиболее распространённые приложения для обработки рисунков, фото и HD-видео среди профессионалов по созданию контента.

Возможно, у продуктов Adobe есть некоторые функциональные совпадения с приложениями Apple — Aperture, iMovie и Final Cut Pro, — но это продукты для разных рынков.

Очевидно, что полный спектр инструментов для создания контента в стабильной компании Apple значительно укрепит значение разработки для экосистемы iOS (и Mac) по сравнению с конкурирующими платформами, и цены на эти инструменты могут сильно упасть после интеграции с магазином приложений Mac App Store.

Но покупка Adobe будет не только маленьким подвигом для Apple. Капитализация Adobe составляет около 17 млрд. долл. и, вероятно, будет слегка повышаться. Да, Apple может себе это позволить, но встает вопрос — а действительно ли ей нужна вся Adobe целиком и нужны ли ей проблемы, связанные с регуляторами? Не говорю уже о напряженных отношениях между этими компаниями.

Есть и другая фирма, располагающая активами, подобными Adobe, покупка которой обойдется дешевле и не принесет проблем — ни эмоциональных, ни регуляторных. Это Corel.

Если вы внимательно изучали линейку продуктов Corel, то согласитесь, что она впечатляет. Corel является частной компанией с годовым доходом около в 100—250 млн. долл. В худшем случае Apple понадобится миллиард для ее покупки. Это смешная сумма, когда у вас в банке 100 млрд. наличных.

В покупке Corel есть несколько негативных моментов. Во-первых, в отличие от Adobe эта компания находится не в Кремниевой долине, а в Канаде, поэтому при слиянии потребуется серьезная корректировка корпоративной культуры.

Во-вторых, большинство приложений Corel работает только под Windows. Но можно утверждать, что даже если на портирование кода главных приложений (таких, как CorelDRAW) в OS X придется потратить от 10 до 50 млн. долл., оно того стоит.

Понятно, что парни из Corel уже имеют ноу-хау для создания приложений для Mac и OS X. И хотя есть пересечение по функционалу некоторых продуктов компаний, совпадения не столь большие, как в случае с Adobe. Некоторые продукты, не интересные Apple (пакет WordPerfect и другие), могут быть проданы или выделены в самостоятельные бизнесы.

Конечно, есть компании поменьше, такие как Xara, у которой есть инструменты, подобные инструментам Corel. Они также могут стать целью для Apple, но гораздо менее ценны для нее по сравнению с двумя упомянутыми выше.

Нуждается ли Apple в надежных инструментах оптимизации и создания контента, чтобы решить проблему “ожирения приложений” и продолжить совершенствование экосистемы программного обеспечения? Этот вопрос интересно обсудить в дальнейшем.

Версия для печати