В отношении китайской компании Lenovo можно сказать, что она “долго запрягала, но быстро поехала”, о чем наглядно свидетельствуют результаты последних кварталов. Львиная доля ее бизнеса приходится на китайский рынок, где она является безоговорочным лидером на рынке ПК, но компания активно растет и на внешних рынках. В регионе EMEA за развитие бизнеса компании с апреля нынешнего года отвечает хорошо известный нашим читателям по прежней работе в Acer Джанфранко Лянчи, занявший пост старшего вице-президента Lenovo и президента ее подразделения EMEA. Недавно состоялся его первый визит в Москву в новом статусе, в ходе которого с ним встретился 1-й заместитель главного редактора PC Week/RE Игорь Лапинский.

PC Week: Еще сравнительно недавно вы возглавляли крупную международную компанию, а сегодня отвечаете за бизнес Lenovo в EMEA. Для вас это шаг назад или новая перспектива?

Джанфранко Лянчи: Я отношусь к этому как к новым возможностям для себя. Мои взгляды относительно того, куда движется рынок ПК, не изменились. Рынок меняется, спектр представленных на нем устройств и форм-факторов расширяется, и это нужно учитывать, если хочешь быть крупным игроком и расти и дальше. К сожалению, в предыдущей компании я не мог продолжать делать своё дело, поскольку мое мнение о направлениях эволюции рынка разошлось с мнением совета директоров. В этом смысле в Lenovo у меня сегодня более широкие возможности, поскольку здесь придерживаются схожих взглядов.

PC Week: Если сравнить стратегию, которой на протяжении ряда лет придерживалась Acer, с нынешней стратегией Lenovo, то в них можно найти много общего. А в чем вы видите принципиальную разницу между этими компаниями?

Дж. Л.: Да, в чем-то они действительно схожи, но есть много такого, что их отличает друг от друга. Во-первых, Lenovo очень сильна в корпоративном сегменте, в частности, благодаря бренду ThinkPad. Фактически здесь она уже номер один и теперь последовательно наращивает продажи в потребительском сегменте на внешних рынках. В моей предыдущей компании все было ровно наоборот. Во-вторых, у Lenovo есть база в виде огромного рынка Китая, что обеспечивает ей экономию на масштабе и возможность инвестировать средства в развитие бизнеса на новых рынках и в разработку новых продуктов.

В-третьих, Lenovo — это глобальная компания, и управляется она именно как глобальная. В ней работают люди из разных стран — из Китая, из европейских государств, из США. Я пытался добиться того же и в Acer, но там преобладает тайваньский менеджмент. Я же считаю, что для достижения успеха на мировом рынке — неважно, рынок ли это ПК или какой-либо другой, — нужно становиться глобальной компанией. Компании, которая управляется из одной страны или из одного региона, трудно учитывать разницу в культуре разных стран, особенности локальных рынков и людей, занимающихся там бизнесом. Как раз в этом проявляется существенная разница между двумя компаниями.

PC Week: Аналитики пророчат Lenovo скорый выход в лидеры мирового рынка ПК. Но HP сильный игрок, а утрата лидерства после стольких лет доминирования на рынке — болезненный удар по имиджу. Как вы считаете, в нынешней ситуации может что-либо помешать Lenovo занять первую строчку в рейтинге?

Дж. Л.: Любая компания, вышедшая на вторую позицию, всегда хочет стать первой. И я думаю, что у нас отличные возможности для этого. Это может случиться уже в следующем квартале, поскольку в завершившемся квартале наше отставание от HP по доле рынка было очень незначительным: согласно данным IDC, всего 0,6%, а по данным Gartner — и того меньше. При этом на данный момент мы, пожалуй, единственная компания на рынке ПК, которая демонстрирует уверенный рост с темпами, превышающими среднерыночные. Поэтому я не вижу, что могло бы помешать нам выйти на первую позицию.

PC Week: Некоторые аналитики говорят о наступлении эры post-PC, а Lenovo — об эре PC Plus. Тут есть смысловые различия?

Дж. Л.: Сегодня везде можно увидеть людей со смартфонами, планшетами, ноутбуками — разными устройствами для разных целей и задач. Но с нашей точки зрения, это все результат эволюции ПК. Ведь с помощью новых устройств люди решают те же задачи, которые раньше решали с помощью традиционных ПК. Если человек приобретает смартфон, то намерен использовать его не только для голосовой связи. С его помощью он подключается к Интернету, общается по почте и т. д. И для этого ему требуется достаточная вычислительная мощность в смысле производительности процессора, скорости обработки графики — всё то, что требуется и от традиционных ПК. То есть независимо от того, используете ли вы большое устройство или маленькое, требования к нему остаются прежними. Именно поэтому, на наш взгляд, правильнее говорить о наступлении эры PC Plus.

PC Week: Но вернемся к рынку традиционных ПК, который уже на протяжении ряда лет не радует темпами роста. Надежды здесь возлагаются то на новую ОС, то на новый форм-фактор устройств (в частности, на ультрабуки), но, как правило, результат оказывается ниже ожидаемого. Вы видите какие-либо технологии или факторы, которые могли бы подстегнуть рынок снова?

Дж. Л.: Я думаю, что рынок ПК вернется к стадии роста, но не благодаря появлению революционных технологий (мне кажется, технологическая эволюция в этой области замедляется), а в силу того, что изменится поведение пользователей. Обычная клавиатура до сих пор остается привычным интерфейсом для многих из них, но посмотрите на молодежь — они уже предпочитают тачскрин даже на больших экранах. Им уже требуется постоянное подключение, они активно используют возможности социальных медиа — даже не ежедневно, а ежечасно. Таким образом мы сталкиваемся с существенными изменениями в характере использования компьютерных устройств. И это дает основание считать, что рынок опять пойдет в гору.

И, конечно, не нужно забывать, что в условиях экономического кризиса рынок ПК всегда страдает. В Западной Европе, например, люди сейчас предпочитают тратить деньги не на ПК, а на что-то другое. Но ситуация вернется в прежнее русло.

PC Week: А как вы оцениваете перспективы ультрабуков?

Дж. Л.: С моей точки зрения, это очень хороший продукт, хотя его разработчикам приходится идти на компромиссы. Например, в том, что касается размера экрана. В Западной Европе предпочитают экраны размером от 15 дюймов по диагонали и больше. Такие ультрабуки только появляются. Есть также ограничения, связанные с отсутствием у них оптических дисководов. Но в целом, на мой взгляд, это очень хорошая концепция. Осталось решить не так много вопросов, чтобы пользователи широко ее приняли, поскольку она отвечает их ожиданиям. И, конечно, нужно перевести ультрабуки из категории премиум-устройств в мейнстрим-категорию.

PC Week: Сейчас есть все основания говорить о конвергенции корпоративного и потребительского рынка клиентских устройств. Отмечаемая аналитиками тенденция BYOD, распространение продуктов Apple в корпоративном сегменте — прямое тому подтверждение. В связи с этим не кажется ли вам, что традиционное разделение продуктового ряда на корпоративные и потребительские линейки изживает себя?

Дж. Л.: Пока мы не видим необходимости менять стратегию формирования продуктового ряда. Да, тенденция BYOD имеет место, но, с другой стороны, предприятиям по-прежнему нужны устройства с повышенными защищенностью и управляемостью, поскольку им приходится решать задачи защиты своих данных и эффективного управления инфраструктурой. Так что производителям, как и раньше, приходится думать о создании продуктов со специальным функционалом, ориентированным на потребности корпоративных заказчиков. Другое дело, что такие продукты все в большей степени становятся похожими на потребительскую продукцию в смысле дизайна, используемых материалов и цветов. Но если вы идете со своим предложением на крупное предприятие или в государственную структуру, то должны быть уверены, что можете предложить им функционал сверх того, что реализован в потребительских продуктах.

Да, это верно, что Apple добилась определенного успеха на корпоративном рынке, но так же верно и другое: многие заказчики обеспокоены тем, насколько безопасно для них использование потребительских продуктов. А с выходом Windows 8 мы сможем предложить им планшеты и решения, которые во многом напоминают потребительские продукты, но при этом обладают защищенностью и управляемостью, присущими традиционным корпоративным ноутбукам и десктопам.

PC Week: То есть вы видите смысл в выпуске специальных планшетов для корпоративного сегмента?

Дж. Л.: Да, мы будем выпускать планшеты для профессиональной деятельности и для потребителей. Они будут различаться функциями безопасности, но поскольку и те и другие будут выполнены на базе ОС Windows, то пользователь сможет без труда переключиться с одного устройства на другое. Что касается платформы Android, то она, по нашему мнению, больше подходит для потребительского рынка.

PC Week: Планшеты Lenovo в России пока не очень популярны, но вы объявили о выходе на еще более конкурентный рынок смартфонов. Почему вы считаете, что здесь у вас есть шанс преуспеть?

Дж. Л.: Мы уже добились значительных результатов в Китае, где обошли Apple. У нас большие объемы продаж, большие масштабы производства, значительные ресурсы задействованы в R&D, так что в области смартфонов у нас создана сильная база. И мы полагаем, что можем предложить привлекательные продукты и для российского рынка. Тем более, что здесь преобладающей является платформа Android.

В сегменте планшетов ситуация несколько иная — здесь долгое время доминировала Apple. Мы продолжим борьбу за этот рынок и надеемся изменить ситуацию после появления новых устройств. Сейчас рынок планшетов гораздо более открыт, чем еще год назад, и в недалёкой перспективе, я думаю, на нём будут представлены в основном планшеты с Android, iOS и Windows 8. Сейчас для нас самое время начать укреплять свои позиции в этом сегменте.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)