В конце октября, сразу после официального объявления Windows 8, в одной из ИТ-групп Facebook состоялась весьма примечательная дискуссия. Один из участников из числа ИТ-заказчиков высказался в том плане, что представленная OC оказалась при ближайшем рассмотрении совсем не так универсальна, как о ней говорилось. В частности, он выразил некоторое удивление, что Windows 8 совсем не подходит для смартфонов. На эти сетования ему возразил представитель компании Microsoft: не нужно, мол, путать Windows 8, которая предназначена для настольных компьютеров и планшетов, с Windows Phone 8, ориентированной как раз на смартфоны. Но тут в их беседу вмешался третий член сообщества, вполне резонно заметивший, что путаницу в это дело вносит сама Microsoft, которая представляет дело так, что Windows 8 — это как раз универсальная ОС для всего-всего-всего… Он показал цитаты из материалов корпорации, мы же здесь приведем официальные слова главы Microsoft Стива Балмера, сказанные им несколько дней спустя после того “социального” разговора: “Мы полностью переосмыслили Windows, — и на рынке появились потрясающие ноутбуки, планшеты и смартфоны на Windows 8”. Именно так — “на Windows 8”.

А в другой социальной, но то же весьма профессиональной (CIO) ИТ-группе уже после презентации новой ОС состоялся разговор немного на иную тему — что же собой представляет Windows 8? В том числе — в каком соотношении в ней находятся та ее часть, что отвечает за поддержку архитектуры Windows 7, и та, что ассоциируется с понятиями Metro и Windows RT. Любопытно: только получив возможность скачать и установить ОС, вполне профессиональные специалисты (уровня CIO, которые, согласно бытующему на рынке мнению, должны заниматься не текущими вопросами эксплуатации ИТ, а ИТ-стратегией организации) обнаружили, что оказывается под маркой Windows 8 скрываются две разные ОС. Впрочем, там же по ходу разговора высказывались авторитетные мнения, что на самом деле Windows Metro — это никакая не новая ОС (в смысле ядра), а просто “подчищенная” внутри Windows 7 с новой графической оболочкой (типа Norton Commander для DOS или той же Windows).

И все эти рассуждения шли после года продвижения Windows 8 со стороны Microsoft и специальных мероприятий по случаю ее официального выпуска. Из этого можно сделать некоторые выводы о том, насколько рассказы компании о своей новой ОС были глубоки и понятны. И если уж в таких “тонкостях” (на мой взгляд, носящих принципиальный характер) не смогли на основе презентаций вендора разобраться ИТ-профессионалы, то что же можно требовать от простых пользователей? В этой ситуации трудно удивляться тому, что, по сообщениями зарубежных СМИ, довольно заметная часть покупателей нового Surface RT вскоре после покупки нового устройства понесла его сдавать, поскольку обнаружила, что привычные Windows-приложения на нем не работают. Оказывается. Как это стало понятно многим, только после покупки…

В целом понять PR-логику Microsoft можно. Если продвигать именно торговую марку, увидев которую покупатель дальше, уже не задумываясь, купит товар с ее наклейкой, то, конечно, тезис “наш продукт решит все ваши проблемы” является наилучшим, и тут вдаваться в технические подробности будет даже вредно. В какой-то степени это вполне соответствует одной из глобальных тенденций развития ИТ, заключающейся в том, что мир ИТ расширяется ускоренными темпами в направлении частно-потребительского рынка. Корпоративные ИТ растут, но потребительские ИТ делают это гораздо быстрее. Если еще недавно корпоративные доминировали на рынке в целом (например, в денежных объемах), то сейчас частный сегмент уже, как минимум, соизмерим с корпоративным. Сменился вектор движения инноваций: раньше они текли “с работы домой”, а теперь уже в существенной мере движутся в обратном направлении (BYOD — из этой “оперы”).

Попытки приравнять ПК к бытовой технике (типа телевизора или стиральной машины) предпринимались с середины 1990-х (“пользователя не интересует, что находится внутри ПК, главное, чтобы он выполнял нужные функции”). И они в значительной степени увенчались успехом — сначала на примере телефонов, потом смартфонов, а затем и планшетов. Посмотрите на публикации об iPad. Там вообще практически нет никаких упоминаний о технических характеристиках (процессор, объем памяти и т. д.)! Наверняка 90% пользователей планшетов не смогут сказать, как называется ОС, имеющаяся на их устройстве. И вряд ли вспомнят названия установленных приложений. И недаром разработчик iPad'ов еще несколько лет назад убрал из названия своей компании слово “Computer” и теперь позиционирует себя как поставщик бытовой техники, а не ИТ…

Так что уход от обсуждения технических подробностей — это вроде бы понятная тенденция для потребительского сегмента, но годится ли она для корпоративных ИТ? А ведь Microsoft, как ни крути, — это корпоративный игрок, именно на этом рынке давно лежит основа ее бизнеса. И не будет большим преувеличением сказать, что успех Windows 8 в частном секторе будет в решающей степени зависеть от того, как эту ОС встретят предприятия и организации…

Но если для клиентских ОС желание спрятать все под одним названием еще можно объяснить, то использование этого же приема для облачных систем понять уже намного труднее. Речь идет об Azure.

Тут нужно вспомнить, что поначалу (а это было не так давно — ровно четыре года назад Microsoft впервые произнесла это слово, сказав о намерении — пока только о планах — создать качественно новую платформу с таким именем) это название использовалось для обозначения облачной ОС, той, что потом, спустя почти два года, стала называться облачная PaaS (платформа как сервис). И довольно долгое время само слово Azure в какой-то мере применялось как синоним PaaS (во всяком случае как пример).

Но вот летом этого года Microsoft пополнила Azure качественно новыми для этой системы возможностями, поддержкой “обычных” виртуальных машин, тем, что известно как IaaS. Казалось, ну и что? Теперь слово Azure стало обозначать весь комплекс сервисных предложений корпорации (там есть элементы и SaaS), вроде бы очень удобно.

Но на самом деле совсем не очень удобно. Потому что модели IaaS и PaaS — это весьма разные вещи, проще говоря, IaaS — это поддержка унаследованных приложений, а PaaS — создание принципиально новых, реализованных именно в облачной архитектуре. И при сколько-нибудь профессиональном разговоре эти две модели и сопутствующие им технологии нужно довольно четко различать. А различать — при использовании одного названия — крайне сложно, возникает понятийная путаница, затрудняется общение специалистов между собой (обмен опытом)…

Вот тут опять и появляется вопрос, который вынесен в заголовок статьи…

Версия для печати