Крейг Манди (Craig Mundie), один из ключевых руководителей Microsoft, ветеран корпорации, получивший несколько лет назад часть стратегических функций от отходящего от власти Билла Гейтса, объявил о намерении уйти из компании в 2014 г. К моменту появления этого сообщения он уже освободил должность шефа исследовательского подразделения Microsoft и в течение следующего года будет работать в качестве старшего советника CEO корпорации Стива Балмера. На посту главы исследовательского направления, а также подразделений Trusworthy Computing и Technology Policy Group, находившихся под началом Крейга Манди, его сменит другой ветеран Microsoft — Эрик Раддер (его официальный пост теперь — Chief Technical Strategy Officer), до этого возглавлявший направления Server & Tools.

В целом в такой новости вроде бы нет ничего необычного, в конце концов, возможно, и годы берут свое (в 2014 г. Манди исполнится 65 лет). Но дело в том, что, по довольно единодушному мнению аналитиков, Microsoft как раз сейчас переживает достаточно сложный, в значительной степени переломный этап своего развития. Конечно, это совсем не та форма проблем, которые, например, в первом десятилетии века преследовали Sun Microsystems или сейчас Nokia и HP. Microsoft продолжает увеличивать доходы и сохраняет прибыльность бизнеса на рекордном для ИТ-отрасли уровне. И тем не менее перспективы компании совсем не так очевидны, как это было еще несколько лет назад.

Собственно, важный переломный момент сейчас переживает вся ИТ-отрасль, и связано это с ключевыми тенденциями рынка — облачностью, мобильностью, социальностью и BYOD (проникновение потребительских ИТ в корпоративный мир). И получилось так, что именно Microsoft в силу особенностей своей бизнес-модели и всепроникающего положения на ИТ-рынке оказалась в эпицентре всех этих процессов.

В каком направлении и как будут развиваться бизнес-модель и технологии корпорации? Казалось бы, ответ на этот вопрос еще в начале осени 2012 г. дал Стив Балмер, сказав о намерении компании сделать ставку на сервисы и устройства, чем, надо сказать, несколько озадачил не только ИТ-общественность, но и своих подчиненных. Ведь речь идет о замене исторической парадигмы бизнеса Microsoft, и все отлично знают, насколько это непростая и даже рискованная задача. Открыто информация о возможных дискуссиях в руководящих кругах Microsoft относительно путей развития компании наружу никак не выходит, но наблюдатели не сомневаются в наличии таких обсуждений и возникающих при этом противоречий. Проблема выработки новой стратегии в условиях меняющегося ИТ-мира очень непростая.

Косвенным свидетельством того, что такие дискуссии ведутся, могут служить официальные объявления о кадровых изменениях в руководстве компании, а они, по крайней мере внешне, говорят о смене всей ведущей группы топ-менеджеров, отвечающих именно за перспективные разработки компании. Конечно, особое впечатление произвело недавнее неожиданное и сильно отдающее скандальностью увольнение руководителя одной из ключевых разработок Microsoft — Windows 8 — Стива Синофски, которого многие прочили чуть ли не в преемники Стива Балмера.

Тут, наверное, стоит вспомнить историю формирования стиля руководства Microsoft. На протяжении почти двадцать лет деятельности компании ее имя однозначно ассоциировалось с именем Билла Гейтса, который после отхода от дел второго сооснователя предприятия Пола Алена сосредоточил в своих руках всю власть, совмещая роли технологического лидера, разработчика стратегии развития и ее исполнителя. Однако в конце 1990-х, будучи на пике мирового признания (не только в ИТ-мире), Гейтс явно взял курс на передачу руля компании в другие руки (чем, надо сказать, вызвал к себе дополнительное уважение, поскольку на такое решаются не все основатели успешных предприятий) — в 2000 г. вместе с должностью CEO (а потом и президента) функции по оперативному руководству принял на себя Стив Балмер, однокашник Гейтса по университету и один из первых сотрудников Microsoft. Сам Гейтс, оставаясь председателем правления, придумал для себя пост главного софтверного архитектора, сосредоточившись на вопросах исследований и разработки.

В 2006-м Билл Гейтс заявил о намерении полностью сосредоточиться на благотворительной деятельности в рамках своего фонда Bill & Melinda Gates Foundation (нужно сказать, что управление подобными некоммерческими фондами является не менее сложной задачей, чем управление бизнесом) и сделал решительный шаг по выходу из непосредственного участия в работе компании, передав свои функции управления разработками двум сотрудникам, к тому моменту занимавшим должности технических директоров. Первый из них, Рей Оззи (известен в ИТ-отрасли как создатель Lotus Notes), стал главным архитектором ПО (этот пост в течение шести лет занимал Гейтс). Второй, Крейг Манди, занял новый пост директора по исследованиям и стратегии. При этом был назначен двухлетний переходный период, в течение которого новые руководители должны были выполнять свои функции в плотном контакте с Гейтсом.

Таким образом, в 2006 г. сформировалась четырехсторонняя структура руководства Microsoft: председатель правления Билл Гейтс, CEO Стив Балмер, главный директор по исследованиям и стратегии Крейг Манди и главный софтверный архитектор Рей Оззи. В 2010-м без объяснения причин из Microsoft ушел Рей Оззи (в январе 2012 г. он основал новую компанию Cocomo), сейчас, также без комментариев, фактически покидает корабль Крейг Манди. Два “однокашника” по Гарварду сохраняют свои посты, хотя роль Билла Гейтса в руководстве Microsoft (в том числе в плане кадровых назначений) сейчас не очень понятна.

Версия для печати