Повышенный интерес к отрасли разработки приложений объясняется двумя причинами. Во-первых, несмотря на застой российского ИТ-рынка в целом, этот сегмент продолжает расти приличными темпами. Во-вторых, программные продукты и услуги по их разработке остаются чуть ли не единственным нашим хорошо экспортируемым высокотехнологичным товаром. В конце мая некоммерческое партнерство разработчиков ПО “Руссофт” представило предварительные итоги ориентированной на экспорт деятельности компаний этого сегмента. Хотя прошлогодний прогноз “Руссофта” по темпам роста (+21%) оказался чересчур оптимистическим, российский экспорт ПО и услуг по его разработке в 2012 г. прибавил вполне достойные 16% и вышел на уровень 4,6 млрд. долл. Наметившаяся несколько лет назад тенденция роста доли программных продуктов (примерно на 5% в год) и сокращения доли заказной разработки последние два года подтверждения не получает. Наблюдается стабильное соотношение: 50% экспортной выручки приносит разработка ПО на заказ, 40% — продажи готовых продуктов и 10% — услуги выделенных центров разработки крупных западных компаний (по сути, их офшорных подразделений).

Несмотря на отмеченную стабильность, отечественные компании активно ищут новые точки роста и развивают самые разные формы деятельности. В частности, как заявил Сергей Шестаков, заместитель генерального директора компании “Прогноз”, известной в первую очередь своими BI-продуктами, его компания планирует выходить на рынок заказной разработки ПО более широкого назначения. А исполнительный директор фирмы Artezio Павел Адылин рассказал о том, что они собираются использовать в своей деятельности некий аналог венчурного инвестирования. Дело в том, что штат компании вырос за прошедший год гораздо больше (на 40%), чем ее выручка (+25%) и часть сотрудников загружена не полностью. Им предложена возможность инициировать инновационные проекты, которые в случае одобрения руководством получат необходимое финансирование. Такая схема действует особенно хорошо при разработке облачных и мобильных приложений. Не исключает Павел Адылин и венчурное финансирование внешних команд разработчиков.

Вызывает удивление, что за последние годы не появилось новых компаний, разработавших собственные коммерческие продукты с хорошим экспортным потенциалом. На слуху по-прежнему все те же ABBYY, “1С” и “Лаборатория Касперского”. Казалось бы, гораздо выгоднее сделать разработку один раз и потом продавать ее в массовом порядке, чем выполнить разовый заказ для внешней продуктовой компании. Заместитель генерального директора EPAM Systems по развитию бизнеса Артак Оганесян не разделяет эту точку зрения. По его мнению, продуктовый бизнес сопряжен с высокими накладными расходами на организацию маркетинга, продаж и технической поддержки и в конечном итоге по норме прибыли не превосходит заказную разработку. Ситуация усугубляется и тем, что в нашей стране наблюдается дефицит специалистов по организации и ведению продуктового бизнеса.

По мнению же председателя правления компании SPIRIT Андрея Свириденко, продуктовый бизнес позволяет ей развиваться более устойчиво и предсказуемо. Судите сами: SPIRIT, как он утверждает, сегодня лидирует на мировом рынке разработки и лицензирования программных движков для передачи голоса и видео по IP-сетям. Программные продукты компании лицензированы или встроены в популярные потребительские изделия Apple, Avaya, ARM, AT&T, Ericsson, HP, HTC, Huawei, Kyocera, LG, Microsoft, NEC, Oracle, Polycom, Samsung, Skype, Texas Instruments, Toshiba, ZTE и ряда других мировых технологических лидеров. Клиенты SPIRIT контролируют свыше 60% мирового выпуска смартфонов. Более 90% из них платят этой компании роялти и ежеквартально сообщают о числе использованных лицензий. Согласно данным отчетам, сегодня продуктами SPIRIT пользуются свыше миллиарда человек более чем в 100 странах мира. На самом деле это нижняя оценка, поскольку некоторые из упомянутых клиентов (Apple, Adobe, AT&T, China Mobile, Huawei, Oracle и Skype) полностью выкупили лицензии и не отчитываются о объемах их реального применения.

Методика данного исследования вызывает много вопросов. Как разъяснил президент “Руссофта” Валентин Макаров, оно опирается как на официальную информацию о доходах, так и на сведения, оглашаемые компаниями в ходе специально организованного опроса. Несомненно, опубликованная цифра в 444 млн. долл. — это реальный объем продаж EPAM Systems, и большая его часть получена от экспорта. Но экспорта из какой страны? Зарегистрирована EPAM в США, ее центры разработки находятся наряду с Россией еще и в Белоруссии, Украине, Казахстане и ряде стран дальнего зарубежья. Иная ситуация с компанией “Прогноз”. Хотя в последние годы она выполнила несколько крупных проектов за рубежом (в частности, для Африканского банка развития), большая часть ее выручки генерируется внутри страны (назвать конкретные цифры Сергей Шестаков не был готов). Тем не менее, поскольку методика исследований с годами не меняется, они дают представление об основных тенденциях. По прогнозам “Руссофта”, в нынешнем году объем софтверного экспорта вырастет на 20% и составит 5,5 млрд. долл.

Удастся ли сохранить такие темпы и можно ли их существенно увеличить? По мнению Валентина Макарова, для этого нужно продлить действие льгот по страховым взносам, дать толчок развитию отраслевой системы подготовки, повышения квалификации и переподготовки кадров, изменить систему финансирования фундаментальной и прикладной науки. “Дальнейший рост индустрии на глобальном рынке невозможен без создания агентства по поддержке высокотехнологичного экспорта и реализации масштабной программы поддержки экспорта. Кроме того, необходим устойчивый и равноправный диалог между отраслевыми ассоциациями и правительством РФ”, — добавил он.

Версия для печати (без изображений)