На июньской конференции SEMICON Russia 2013, посвященной рынку микроэлектроники и прошедшей в Зеленограде, ключевые игроки этого рынка, среди которых были представители госструктур, науки, промышленности и инновационного бизнеса, обсуждали острые проблемы, стоящие перед отраслью, и пути их решения.

Новая госпрограмма

Павел Куцко, замдиректора департамента РЭП Минпромторга РФ, представил новую программу развития радиоэлектронной промышленности (РЭП) на 2013—2025 гг., целью которой является повышение конкурентоспособности отрасли посредством создания инфраструктуры для развития приоритетных направлений, интеграции в международный рынок и реализации инновационного потенциала.

Он с оптимизмом заявил, что после продолжительного кризиса российская микроэлектроника снова возрождается, чему способствуют ключевые тенденции, затрагивающие отрасль: динамичный рост РЭП, высокие темпы роста радиоэлектроники в структуре экономики страны, рост цен на обрабатывающее производство, которое может стать источником рабочих мест с наибольшей производительностью труда. При этом сегмент микроэлектроники определяет эффективность других отраслей промышленности и решения социальных задач.

В госпрограмме развития РЭП выделены три этапа. На первом этапе (2013—2015 гг.) предусматривается создание условий для развития отрасли; на втором (2016—2020 гг.) — начинается активное содействие запуску новых проектов; на третьем (2021—2025 гг.) — осуществляется переход к поддержке роста производства. Реализация всех трех этапов предусматривает координацию с национальными инновационными центрами развития: Сколково, Роснано, ВЭБ.

В программу заложены такие тренды, как последовательное снижение госфинансирования, увеличение частных инвестиций, проведение кластерной политики, ориентация на малые и средние предприятия, создание конкурентной среды. В стратегии развития отрасли, которая, по словам Павла Куцко, находится на утверждении в правительстве, учтены тенденции мировой микроэлектроники и условия в России, ее интеллектуальный потенциал.

Общий бюджет финансирования госпрограммы РЭП на 2013—25 гг. составит 517 млрд. руб. (без ОПК), из федерального бюджета выделяется 178 млрд. руб. В сегменте микроэлектроники планируется снижение госфинансирования с 19 млрд. руб. в 2013 г. до 11 млрд. руб. в 2025-м. В то же время, как ожидается, объем производства микроэлектроники вырастет за счет частных инвестиций с 30 млрд. руб. в следующем году до 45 млрд. руб. в 2025-м.

Николай Лисай, директор по развитию бизнеса компании “Ангстрем”, полагает, что “микроэлектронная индустрия — очень чувствительная отрасль, тесно связанная с интересами государства — политики, стратегии, соответствующих программ, что в целом важно для развития России”. Поэтому столь значимую роль играет представленная госпрограмма и затронутая в выступлении представителя Минпромторга тема стратегии развития. По его словам, “это очень наболевший вопрос, ибо не имея четкого плана и стратегии, непонятно, как и куда двигаться”.

По оценке Frost & Sullivan, объем мирового рынка полупроводников в прошлом году составлял 320,4 млрд. долл. Согласно отчету IHS iSuppli, в 2012 г. мировой рынок полупроводников сократился на 2,3% до 303 млрд. долл. из-за нестабильной экономической обстановки в некоторых регионах и в результате ослабления потребительского спроса на электронику. По прогнозу аналитиков, в текущем году ситуация стабилизируется; ожидается, что объем этого рынка возрастет до 322 млрд. долл. — на 6,4%.

“Сегодня мировая электронная промышленность достигла практически дна продолжающегося трехлетнего спада. Принимая во внимание цикличность отрасли примерно в пять-восемь лет, можно с определенной долей уверенности сказать, что уже ближайшие два года станут наиболее благоприятными для начала ее возрождения в России”, — отметил Анкит Шукла, директор практики технологических исследований Frost & Sullivan.

Рынок

Николай Лисай полагает, что отсутствие в открытом доступе статистики по темпам развития отечественного рынка микроэлектроники является одной из проблем, оказывающих отрицательное влияние на его развитие. Со времен СССР он остается, по его мнению, закрытым: получить достоверную информацию по нему, узнать о выпускаемой продукции и т. д. достаточно сложно. Не все фирмы публикуют данные о своей деятельности, ограничиваясь общими словами, в то время как по западному рынку имеется множество открытых публикаций на эту тему. “Для меня каждый раз понять, что такое российский рынок, это сплошные мучения. Так, находясь в Москве, мне удалось найти некоторые официальные данные по этой теме только в Интернете во Всемирной книге фактов ЦРУ (The World Factbook — ежегодно издаваемая Центральным разведывательным управлением США книга в стиле альманаха о странах мира), а в нашей стране это оказалось невозможным”, — пояснил он.

Большинство участников форума уверено, что ключевой проблемой, сдерживающей развитие отечественной микроэлектроники, является узкий внутренний рынок страны, к тому же в течение десятилетий занятый зарубежными электронными гигантами, вытеснить которых совсем непросто.

“Без выхода на внешний рынок решить вопросы привлечения частного капитала будет тяжело. В этих направлениях работает Минпромторг, правительство РФ”, — заявил Павел Куцко.

Алан Астье, вице-президент STMicroelectronics, полагает, что рынок в России слишком мал, но имеется потенциал для его развития, реализовать который сложно, поскольку в России отсутствует общая стратегия реализации инновационных решений. Это является сдерживающим фактором для развития микроэлектроники.

Николай Лисай согласен с коллегами в том, что микроэлектроника страны должна выходить на мировые рынки, поскольку внутренний мал. И здесь главное — найти нишу, обеспечить качество, ритмичность поставок продукции и т. п. “Но мы очень далеки от понимания, как выходить на мировые рынки и как они устроены, — считает он, — как представить бренд, гарантировать качество, своевременность поставок и т. п. — задача непростая. Это одно из направлений для возрождающейся микроэлектроники России, которое необходимо освоить”.

Алан Астье полагает, что рынок в России не только очень мал, но и плотно занят поставщиками зарубежных компонентов, которые присутствуют здесь уже десятки лет.

Николай Шелепин, заместитель генерального конструктора “Микрон и НИИМЭ”, уверен, что отечественного производителя электронных компонентов (ЭК) при попытке выйти на этот небольшой рынок ожидает жесткая конкуренция. Например, при поставке транспортных электронных компонентов метрополитену “нас ожидает жесточайшая конкуренция, притом не всегда честная”. Он считает, что отрасли надо прежде всего сделать отечественные электронные компоненты конкурентными, сократив издержки их производства (имея в виду, что цены на кремниевые пластины во всем мире одинаковы), а для улучшения технических характеристик ЭК — задействовать интеллектуальный потенциал специалистов.

Участники форума отмечали, что инвестиции в Россию слишком малы. А Николай Шелепин высказался более жестко: “В каких условиях мы хотим развивать наш рынок? Все компании хотят сотрудничать с нами, но… за наши деньги. Зарубежных инвестиций в нашу электронику мы не видим”.

По его мнению, здесь можно привести лишь один прецедент: очень давно “Филипс” построил в Воронеже завод по производству кинескопов и телевизоров и потом оттуда ушел, так как бизнес в стране не состоялся.

Приоритетные сегменты

В Минпромторге считают, что при реализации госпрограммы развития РЭП придется сфокусироваться на приоритетных сегментах: энергоэффективные системы, автомобильная отрасль, медицина, безопасность, промышленная электроника. У российских предприятий в этих сегментах есть задел технологий, производственный и интеллектуальный потенциал, полагает г-н Куцко. Планируется производство ключевых электронных компонентов (ЭК).

По данным Frost & Sullivan, в ближайшие три года продукты российского рынка микроэлектроники будут наиболее востребованы в аэрокосмической, оборонной отраслях, а также в телекоме и на транспорте.

Алан Астье отметил, что в каждом регионе свои особенности, и хотя “Россия — очень богатая страна с богатым населением, в ней не решены такие проблемы. как транспорт, безопасность, медицина”, где активно используются продукты микроэлектроники.

С ним согласен Николай Шелепин: в нашей стране с точки зрения электроники приоритетными являются именно эти сегменты. При наличии сквозных госпрограмм по созданию аппаратуры они могли бы стать “мощным драйвером развития российской электроники, о которой мы мечтаем”. Так, зарубежные микросхемы с криптозащитой не должны составить конкуренцию отечественным, в том числе в связи со вступлением в ВТО. “Но России требуются еще компоненты для космоса, которые сложны и не дают заказов больших серий для загрузки предприятий”, — добавил он и высказал уверенность в том, что “если догонять, то никогда не догнать. Надо развивать те области, в которых есть компетенции и в которых по технологии разработок мы можем конкурировать с миром”.

Вместе с тем при освоении новой ниши встают неожиданные проблемы, для решения которых требуется профессионализм и интеллект. Так, при запуске в “Микроне” проекта УЭК (универсальная электронная карта) считалось, что она должна быть рассчитана на отечественную платежную систему. Но Сбербанк настоял на необходимости соответствия УЭК международным стандартам. В то время отечественные специалисты не обладали компетенцией в этой сфере, но благодаря интеллекту им удалось разобраться в проблеме и решить эту задачу за два года: уже в 2012 г. были получены международные сертификаты мастер-карт и безопасности. “В списке сертифицированных международных производителей мы (“Микрон”) оказались на восьмом месте”, — с удовлетворением отметил Николай Шелепин.

Павел Куцко полагает, что государство должно поддержать эти направления: отечественная микроэлектроника должна заменить зарубежную в тех отраслях, где необходимо и разрешено соглашениями с ВТО. Так, создание баз микроэлектронных компонентов для космоса, паспортно-визовых документов и специального назначения нужно решать за счет госфинансирования. По его словам, в определении статуса отечественной микроэлектроники за последний год проведена большая работа, в частности в определении преференций при поставках продукции.

Господдержка

Павел Куцко сообщил, что благодаря господдержке, которая будет снижаться, удалось решить важные задачи, позволяющие отрасли двигаться вперед: сохранили структуру предприятий, создали основу для развития производства микроэлектроники, сформировали структуру дизайн-центров, способных работать на современном оборудовании. “За последние годы у нас произошел скачок в микроэлектронике. В первую очередь успехи связаны с предприятиями Зеленограда. НИОКР финансируются на небывалом ранее уровне”, — сказал он.

Николай Шелепин подтвердил, что в последние три года в части госфинансирования отрасли стали делаться конкретные шаги. По его мнению, в представленной госпрограмме развития РЭП, хорошим признаком является свертывание правительством программы прямой поддержки предприятий отрасли: будут финансироваться только предприятия с реальными инвестпроектами, позволяющими выйти на рынок с реальной продукцией.

При реализации госпроектов их поддержка со стороны государства совершенно необходима. “Например, когда мы разработали отечественные микросхемы нового поколения для паспортно-визовых документов, — пояснил он, — денег (15 млн. руб.) на их межведомственные испытания в Минкомсвязи не нашлось. Потребовались большие усилия, с тем чтобы их провести, причем за счет разработчиков — “Микрона” и “Ангстрема””.

Николай Лисай выразил сомнение в том, что отрасли вообще требуется господдержка, сославшись на данные консалтинговой компании McKinsey по исследованию господдержки в Китае, Израиле, Тайване и США, которая там, якобы, практически отсутствует. Что касается поддержки инноваций в нашей стране за счет снижения налогов, то в западных странах налоговая нагрузка значительно больше, напомнил он.

У Алана Астье иное видение: все крупные страны — развитые или развивающиеся — стремятся поддерживать полупроводниковую отрасль, рассматривая ее в качестве ключевого драйвера инноваций и социального прогресса. Так, правительства Франции, Германии и др. поддерживают инициативы в области микроэлектроники, если они направлены на решение проблем в стране. В ближайшей и среднесрочной перспективе этот тренд сохранится. По его словам, в настоящее время 90% инновационных решений построено на микроэлектронике.

По данным исследования Frost & Sullivan на основе опроса (проведенного в апреле — мае этого года среди примерно ста экспертов и топ-менеджеров российских и зарубежных компаний), 92% респондентов считают, что меры, предпринимаемые сегодня правительством по поддержке конкурентоспособности российской микроэлектроники, недостаточны.

Хайнц Кундерт, президент SEMI Europe, также уверен, что господдержка такой отрасли, как микроэлектроника, играет важную роль во всех странах, например в Китае, США, Японии.

Он сообщил, что в мае Комиссия Евросоюза выступила с инициативой инвестировать в течение следующих семи лет около 100 млрд. евро в европейскую микро- и наноэлектронику, с тем чтобы к 2020 г. довести долю европейских стран на мировом рынке этой отрасли с 10 до 20%. Для достижения этой цели следует создать новые технологии. Восемь крупных фирм поддержали эту инициативу. Примерно 10 млрд. евро от частных, региональных, национальных источников и Евросоюза будут направлены на НИОКР, включая 5 млрд. евро — через государственно-частное партнерство.

Для сравнения: объем отечественного рынка микроэлектроники находится на уровне менее 1%.

По мнению г-на Кюндерта, российское правительство так же, как и Евросоюз, может оказать господдержку собственной отрасли, с тем чтобы значимо увеличить долю страны на мировом рынке микроэлектроники.

Кластеры

Николай Шелепин полагает, что разработки российских компаний конкурентоспособны, однако до производства и рынка доходят очень немногие. Кроме того, в России отсутствуют или не развиты важные элементы цепочки производства электроники (например, САПР, оборудование и сырье, сборка электроники и др.). Все эти насущные проблемы отечественной отрасли могут эффективно решаться с помощью кластерной политики, заложенной в новой программе развития РЭП.

Он уверен, что сегодня ни одна фирма не в состоянии изолированно решить весь пласт проблем современной микроэлектроники. Для развития и успешной конкуренции необходима консолидация ресурсов многих организаций, объединяющихся в кластер, с целью выстраивания полной цепочки от разработки до производства, идентификации и устранения пробелов в производственной цепочке.

По его словам, таким кластером, включающим 150 компаний, де-факто выступает Зеленоград с “якорным” центром из двух фирм “Микрон” и “Ангстрем”. Созданная на “Микроне” за это время школа разработчиков программного обеспечения, схемотехников, дизайнеров, а также собственное производство, позволят, как утверждается, оперативно реагировать на новые требования государственных органов.

Создание инновационных кластеров предусмотрено госпрограммой развития РЭП. По словам Павла Куцко, прорабатывается вопрос о создании 20 таких кластеров. Однако при создании кластеров, считает Николай Шелепин, необходимо обеспечить ряд мер регулирования рынка и господдержки по примеру мировых технопарков: развитие инфраструктур (телеком, жилье, образование и др.), дешевые кредитные деньги, экономические и административные свободы, политику интеграции предприятий кластера с якорной компанией.

На форуме были представлены результаты отдельных достижений, которые доказывают, что при адекватной политике инвестирования государством российская микроэлектроника начала выходить из затяжного кризиса. Вместе с тем складывается впечатление, что наращивание объемов производства ЭК, темпы выхода из кризиса и сроки реанимации отечественной отрасли вряд ли можно назвать сколько-нибудь приемлемыми для такой страны, как Россия, в сравнении с аналогичными показателями зарубежных конкурентов, которые вовсе не намерены ни инвестировать в нашу отрасль, ни тем более сдавать свои позиции как на своем, так и на российском рынке микроэлектроники.

Версия для печати (без изображений)