Интерес к теме профессиональных стандартов в области информационных технологий то оживляется, то пропадает, но работа над ними с тем или иным успехом ведется уже не первый год. На недавнем семинаре, проведенном под эгидой “Форт-Росс”, о состоянии дел с разработкой подобного стандарта по специальности “менеджер ИТ” рассказала председатель комитета по стандартам российского Союза ИТ-директоров (СОДИТ) Марина Аншина. Особую важность указанной специальности она объясняет тем общепризнанным фактом, что именно специалистов по управлению ИТ в нашей стране катастрофически не хватает, при том, что в технологических направлениях ситуация достаточно благополучна.

Разработка российских профстандартов в области ИТ имеет более чем пятилетнюю историю. В 2008 г. была представлена первая их версия (www.pcweek.ru/idea/article/detail.php?ID=109227), подготовленная АПКИТ при поддержке Мининформсвязи и Минобрнауки России и утвержденная РСПП. Эти стандарты представляли собой нормативные документы рекомендательного характера, содержащие описание должностных обязанностей и профессиональных компетенций ИТ-специалистов по девяти направлениям, а также отражавшие минимально необходимые требования к профессии с точки зрения ИТ-работодателей. Предполагалось (и даже звучали обещания на сей счет тогдашнего министра образования и науки Андрея Фурсенко сделать это к 2010 г.), что они будут использоваться при разработке федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС), а также программ для учреждений начального, среднего и высшего образования. Этого однако так и не произошло.

В 2012 г. в своей предвыборной статье Владимир Путин отметил, что за пять лет утверждено всего 69 профстандартов, и это свидетельствует о том, что государство переоценило степень интереса крупных корпораций к национальной системе квалификаций. В мае того же года перед правительством была поставлена задача разработать к 2015 г. не менее 800 профессиональных стандартов. Ответственность за их разработку была возложена уже на Министерство труда, которое сформулировало требования к стандартам, определило их форму и шаблон, а также методику подготовки и обсуждения. На этот раз было выделено 11 ИТ-специальностей, причем некоторые из тех, что присутствовали в предыдущей версии, в новый перечень не вошли (среди них системный архитектор, системный администратор, менеджер по продажам решений и сложных технических систем), но появились и совершенно новые (руководитель разработки ПО, менеджер ИТ-продуктов, специалист по тестированию, руководитель проектов). Весной 2013 г. министерством был проведен ряд конкурсов по выбору организаций-разработчиков. Часть конкурсов по разработке стандартов в области ИТ выиграл АПКИТ, который в свою очередь поручил подготовить профессиональный стандарт “менеджера по ИТ” СОДИТу, а соответствующую группу разработчиков возглавила Марина Аншина.

По ее словам, проект данного стандарта, вобравший в себя основные идеи Европейской рамки квалификаций (European Qualifications Framework, EQF), уже разработан и сейчас вынесен на публичное обсуждение, в частности, на портале GlobalCIO. В нем выделены четыре уровня менеджеров, управляющих ИТ-ресурсами, ИТ-услугами, информационной средой и, наконец, ИТ-инновациями в бизнесе, а также в деятельности иных организаций и региональных структур. Последний уровень предполагает инновации не в области ИТ, а те, которые с помощью ИТ могут обеспечить инновационное развитие основного бизнеса компании. Всегда ли подобную роль играет ИТ-менеджер высокого уровня (CIO)? Думается, гораздо чаще в этом качестве выступает директор по развитию бизнеса, которого с большой натяжкой можно отнести к категории ИТ-менеджеров.

Внутри каждого такого уровня перечисляются конкретные трудовые функции, которые должен исполнять ИТ-менеджер, а также необходимые для их реализации трудовые действия, умения и знания. По словам Марины Аншиной, у некоторых российских экспертов возникают вопросы по отдельным позициям. Так, взятое из Европейской рамки квалификаций понятие лидерства (leadership), ассоциируется скорее с личностными качествами человека, а не с его профессиональной подготовкой. Со своей стороны отметим, что наличие лидерских качеств у менеджера далеко не всегда дает положительный эффект: если тот ведет организацию в неверном направлении, то наличие таких качеств только усугубляет ситуацию.

Для чего может использоваться этот и другие подобные стандарты? Государственные органы на его основе могут формировать политику в области занятости населения, ведомства из сферы образования разрабатывать образовательные стандарты, оценивать качество обучения и его соответствие требованиям работодателей. Последние получают объективный инструмент проверки компетенции при найме сотрудников и осуществления программ по повышению их квалификации, а сотрудники — средство оценки уровня своей компетенции и выявления направлений последующего карьерного роста.

Разумеется, только наличия профстандартов для всего этого недостаточно. Нужны четкие механизмы проведения сертификации на соответствие стандартам. Но в ИТ-сообществе многие опасаются, что подобная сертификация сведется к зарабатыванию денег на выдаче очередных корочек. С этим опасением трудно не согласиться, однако если таких механизмов не будет, любая организация сможет рапортовать о том, что ее деятельность полностью соответствует профстандартам, а это сделает их во многом бессмысленными. Как утверждает Марина Аншина, в настоящее время вопросами сертификации никто, включая Минтруда, не занимается. Похожая ситуация и с ФГОС-стандартами. При их разработке требование учета профессиональных стандартов не является обязательным. Более того, судя по некоторым публикациям, в сфере образования к приоритету профстандартов относятся с определенным недоверием, полагая, что ориентация учебных программ на них может повредить фундаментальному образованию. С другой стороны, предприятия тоже страдают от того, что приходящие к ним выпускники высших и средних учебных заведений, обладая базовыми знаниями, не способны сразу включиться в производственный процесс и нуждаются в дополнительном обучении. Думается, Минтруда и Минобразования должны найти в этом вопросе какой-то компромисс.

Версия для печати (без изображений)