Российский рынок ПК демонстрирует существенное снижение объема продаж по сравнению с уровнем 2012 г. Так, в III кв. нынешнего года, согласно данным IDC Quarterly PC Tracker , падение составило 30,7% в штучном и 23,9% в денежном выражении. Вместе с тем по сравнению со II кв. года зафиксирован некоторый рост, которым, однако, сумели воспользоваться не все. В результате в группе лидеров произошли перестановки — на первое место вышла Lenovo, причем с заметным отрывом от поднявшейся на второе место HP. Какие факторы сегодня являются определяющими на этом рынке и чего можно ожидать в ближайшем будущем — об этом с вице-президентом Lenovo в России, СНГ и Восточной Европе Глебом Мишиным побеседовал 1-й заместитель главного редактора PC Week Игорь Лапинский.

PC Week: Чуть более года назад мы встречались с Джанфранко Лянчи, старшим вице-президентом Lenovo и президентом ее подразделения EMEA, и тогда он выразил уверенность в том, что мировой рынок ПК вернется к стадии роста, правда, не называя сроки. С тех пор вышла Windows 8, представлены новые процессоры Intel, но общую картину это не изменило. Какого мнения в отношении перспектив рынка сегодня придерживаются в Lenovo?

Глеб Мишин: Рынок ПК нельзя рассматривать в отрыве от общей экономической ситуации. Это очень хорошо видно на примере отдельных стран даже в рамках региона, за который я отвечаю в Lenovo, не говоря уже о регионе EMEA. Сейчас, например, уверенно растет рынок в Греции (на 30—40% по сравнению с 2012 г.), потому что ситуация там стабилизировалась, уровень седловины пройден и рынок восстанавливается до уровня, предшествующего наступлению последней фазы кризиса. Сказались отложенный спрос и то, что государство и коммерческие структуры зафиксировали свои бюджеты, чего в период угрозы дефолта не делали.

В Чехии иная ситуация — рынок ПК довольно стабильный, а его сокращение определяется, скорее, тем, что в одночасье никому стали не нужны нетбуки, а их место заняли планшеты. Это произошло где-то в IV кв. прошлого года. Между тем в свое время доля нетбуков на рынке ПК колебалась в пределах 15—30%, и если сравнивать рынок сегодня и рынок тогда, но без нетбуков, то особого падения, по сути, и нет — 3—4% за год. При этом одновременно со снижением продаж дешевых ноутбуков мы видим рост в сегменте более производительных моделей.

В целом мне довольно трудно судить о состоянии рынка в целом, потому что у нас-то рост очень большой. Кроме того, на ситуацию влияют и события, которые нельзя было спрогнозировать. Например, ушла с рынка Samsung — и освободилась огромная ниша. Заполнить ее без заранее запланированных акций невозможно. Соответственно сейчас на рынке России обозначился повышенный спрос на продукцию других брендов. (В частности, у нас сейчас складских запасов хватит на три недели, притом что среднее время доставки продукции составляет шесть-восемь недель.) Дистрибьюторы сначала перестраховались с учетом данных предыдущих кварталов, а теперь вынуждены размещать дополнительные заказы. Не исключено, что к концу IV кв. рынок опять будет перегрет. Хотя в целом дистрибьюторы стали подходить к планированию закупок гораздо консервативнее, чем прежде. Повышение прибыли теперь является задачей номер один не только для производителей, но и для всех участников цепочки продаж.

PC Week: Потребительский и корпоративный сегменты рынка в России, очевидно, чувствуют себя по-разному…

Г. М.: Потребительский сегмент, я думаю, будет относительно стабилен на протяжении еще года, а затем, надеюсь, кризисное давление на рынок уменьшится, и он начнет расти. Ведь тут что еще произошло — ноутбуки превратились в товар повседневного использования, и если раньше средний срок службы компьютера составлял до пяти лет, то сейчас — 1,5—2 года максимум. Скорость обновления вычислительного парка в потребительском сегменте повысилась в разы. Если бы это было не так, то рост наших продаж означал бы значительное расширение инсталлированной базы, что не похоже на правду. То есть продажи обусловлены прежде всего планомерным обновлением и замещением оборудования, а не расширением покупательской базы.

Если говорить о корпоративном рынке, то в отличие от Европы, где все определяется общим экономическим фоном, в России серьезно сказываются еще и траты на организацию Олимпийских игр (а потом будет чемпионат мира по футболу). В результате государственные институты расходуют деньги на ИТ крайне неохотно. И среда здесь сейчас чрезвычайно конкурентная, поскольку в госсекторе сильные позиции имеют еще присутствующие на рынке российские сборщики. Нам иногда удается выигрывать у них, но, главным образом, за счет экономии, которую мы имеем в силу больших масштабов производства.

Коммерческие структуры в сложившейся экономической ситуации тоже стремятся продлить срок службы компьютерного парка и латают только отдельные дыры. Это можно понять по тому, что имеет место не принципиальное обновление парка, а простое замещение уже используемых решений — десктопы меняют на десктопы, мониторы на мониторы и т. д. А ведь можно было бы, например, перейти на моноблоки. С точки зрения начальных инвестиций это несколько дороже, но с точки зрения всего периода использования — однозначная экономия как на электроэнергии, так и на обслуживании парка.

Конечно, все это негативно сказывается на рынке ПК.

PC Week: Тем не менее, основные продуктовые тренды уже понятны?

Г. М.: В целом да. В частности, очевидно, что доля традиционных ноутбуков будет сокращаться за счет пользователей, которые не нуждаются в серьезных вычислительных мощностях. Они будут переключаться на планшеты. Когда гибридные устройства, которые сейчас еще дороги, попадут в мейнстрим-сегмент, они тоже начнут замещать традиционные ноутбуки.

Сегмент десктопов на протяжении уже пяти-шести лет сокращается, но медленно — на 3—4% в год. При этом ответить на вопрос, за счет чего он сокращается, довольно затруднительно. Вряд ли за счет перехода на ноутбуки. Но и здесь есть очень перспективное направление — упомянутые выше моноблоки. Проблема в том, что людям еще нужно объяснить, чем хорош моноблок. Если раньше был пул поставщиков, которые совместными усилиями продвигали новые направления, то сейчас этого пула нет. Мы делаем огромные маркетинговые инвестиции, чтобы переключить рынок с десктопов на моноблоки, но в любом случае на это нужно время. К тому же технологии производства сенсорных экранов пока недостаточно зрелые. Существует много разных стандартов, в силу чего стоимость таких панелей остается высокой. И до тех пор, пока рынок не остановится на каких-либо двух-трех стандартах, пользователь, сравнивая идентичные модели с обычным и сенсорным экраном, будет задумываться, стоит ли платить дороже за сенсорную, тем более что сценарии использования сенсорного экрана на моноблоке не очевидны. А в тех случаях, когда очевидны, как, например, для моноблока, который в горизонтальном положении можно использовать как многопользовательский игровой стол, то не хватает соответствующих приложений.

PC Week: Вы в принципе верите, что тач-интерфейс приживется в бизнес-среде? HP, например, как пояснил мне представитель этой компании, пока будет рекомендовать своим корпоративным клиентам системы на базе Windows 7.

Г. М.: Я бы отметил здесь два момента. Во-первых, Windows несомненно смещается в сторону сенсорного интерфейса. Трансформацию в этом направлении сдерживает только стоимость сенсорных экранов, не более. Когда разница между сенсорным и обычным устройством станет менее 30 долл., все, я думаю, будут покупать сенсорные модели просто из принципа “пусть будет”.

Во-вторых, многое зависит от проработки сценариев использования тач-интерфейса в бизнес-приложениях. Возьмем банковскую сферу — что важно для операциониста? Правильно вносить информацию в систему. Но если будут применяться надежные считыватели, скажем 3D-кода, то необходимость в вводе значительных объемов информации с клавиатуры может отпасть, а нажать последовательно две кнопки “считать” и “сохранить”, наверное, удобнее на сенсорном экране.

Конечно, в том, что касается перевода бизнес-приложений на тач-интерфейс, наблюдается колоссальная инерция — пока, наверное, никто не думал, как с помощью такого интерфейса можно, например, подготовить отчет из базы данных. Но со временем, думаю, до 90% приложений (потребительских и корпоративных) будут его использовать. Ведь и сейчас можно нередко увидеть, когда кто-нибудь набирает текст письма на клавиатуре, а потом пальцем на экране нажимает кнопку “Отправить”.

PC Week: Но Apple, первой коммерциализировавшая тач-интерфейс, что-то не спешит переводить свои компьютеры на сенсорные технологии.

Г. М.: Не исключаю, что Apple просто “доедает” плоды инновационного развития под руководством Стива Джобса. Хотя вполне возможно, что как раз сейчас она работает над тем, чтобы адаптировать свою ОС и ПК к тач-интерфейсу. Кто знает, какой следующий шаг она сделает…

PC Week: Пример Lenovo, активно развивающей направления планшетов и смартфонов, показывает, что даже ведущие игроки на рынке ПК не могут ограничиться только данным рынком — это путь в никуда. Вот и Microsoft предприняла поход в аппаратный сегмент с Surface, начав конкурировать со своими давними партнерами. Как это было воспринято в Lenovo?

Г. М.: Несмотря на то, что мы по-прежнему партнеры, первое, что мы сделали в этой ситуации, — закрыли свои данные по продажам. Зачем нам рассказывать потенциальному конкуренту, как он может продавать свои устройства? Второе — мы сфокусировались на Android-устройствах. То есть если раньше мы развивались вместе с Intel и Microsoft, то теперь смотрим шире. Да и Intel ищет свои пути развития, и однозначной ассоциации Intel c Microsoft уже нет. Почему? Потому что Microsoft сделала очень непродуманные, на мой взгляд, шаги — начиная с поднятия цен на потребительские лицензии на свою ОС и заканчивая началом производства Surface. В результате, как известно, компания понесла серьезные расходы в связи со списанием складских запасов, соответственно сократила маркетинговые инвестиции в партнеров-производителей… К чему это дальше приведет, я не знаю.

PC Week: Тем не менее у Lenovo есть планшеты и с Windows. Вероятно, будут и смартфоны с Windows Phone?

Г. М.: Windows-планшеты у нас есть, но пока они весьма дорогие. В принципе это очень достойные устройства, и дизайн у них хороший — их можно сравнивать с high-end-устройствами на процессорах ARM. Но поскольку у них ОС другая, не очень заточенная на экономию энергии, и производительность выше, батарею под такое устройство нужно очень емкую.

В отношении Windows-смартфонов у нас есть разные планы, поскольку благодаря Nokia данный сегмент все-таки растет. На мой взгляд, проблема Microsoft и, кстати, Intel в том, что они обновляют свои платформы раз в год, тогда как другие производители процессоров и ОС — два-три раза в год, причем вносят довольно значительные усовершенствования. Поэтому Microsoft и Intel просто не успевают за развитием рынка мобильных решений. В частности, одна из причин, почему мы завершаем продажи смартфона К900 на процессоре Intel, а следующую модель запустим после некоторой паузы, заключается в том, что установленный в К900 процессор себя уже исчерпал — его достоинства и недостатки ясны и нужно делать следующий, а его пока нет.

PC Week: 2013-й заканчивается. Ваши главные приоритеты на 2014-й и ближайшее будущее?

Г. М.: Основные приоритеты Lenovo на ближайшие годы: смартфоны и планшеты (тактико-стратегическая задача); многорежимные устройства (в том числе моноблоки), сочетающие в себе несколько форм-факторных вариантов использования (такие как серия Yoga); серверы и системы хранения данных.

А наступающий год для нас определенно будет годом смартфонов. Пока мы их продаем в шести странах в регионе EMEA (Россия, Украина, Казахстан, Сербия, Саудовская Аравия, ОАЭ), но в 2014-м зона продаж будет значительно расширена в тех странах, где Lenovo присутствует со своими продуктами. Результаты работы компании за пределами Китая (в России, например, мы уже продали 1 млн. устройств, хотя присутствуем на рынке только год) дают надежду на позитивный результат.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)