Юридические вопросы до недавнего времени явно не были первостепенными на ИТ-рынке и в течение последних двух десятилетий фактически сводились к теме авторских прав на ПО. Однако сейчас мы можем наблюдать качественное изменение ситуации, когда именно юридические аспекты выходят на передний план ИТ-проблематики, и причины этого видятся в целом ряде взаимосвязанных аспектов. Так, быстро усиливается проникновение ИТ в жизнь общества (и конечно же в бизнес-среду), соответственно растет наша зависимость от ИТ. Быстро набирает популярность сервисно-аутсорсинговая модель отношений между заказчиками и поставщикам, что резко повышает требования к юридическому обеспечению взаимодействия на рынке. Процесс глобализации совсем по-иному ставит вопросы создания международных правовых стандартов и гармонизации национального законодательства. И наконец, выход ИТ на качественно высокий и более сложный уровень своего развития все чаще заставляет переосмысливать и корректировать именно базовые, общепризнанные нормативные основы.

О том, что представляет собой нынешняя ситуация в этой сфере на российском ИТ-рынке, какие тенденции и проблемы имеют место, обозреватель PC Week/RE Андрей Колесов беседует с управляющим партнером юридической компании “Зарцын и партнеры” Людмилой Харитоновой.

PC Week: Как изменилась значимость юридической темы на российском ИТ-рынке в последние, скажем, десять лет?

Людмила Харитонова: Приведу простой пример: еще три-четыре года назад практически не было юристов, специализирующихся на ИТ-сфере. В том числе и на вопросах права в Интернете, разумеется, кроме таких крупных интернет-компаний, как “Яндекс” или Google. Подавляющему большинству ИТ-компаний такие юристы в качестве постоянных сотрудников были и не нужны. Интернет- и ИТ-бизнес считали, что существуют вне рамок правового поля, живут по каким-то своим зачастую неписаным отраслевым правилам, на которые законодательство никаких стран не распространяется. И такое представление в значительной степени было правильным, во всяком случае соответствовало существовавшим тогда реалиям. В том числе и потому, что рынок был довольно новым и текущее законодательство или просто не замечало его существования, или было не готово регулировать его.

Но за последние годы ситуация сильно изменилась: ИТ и особенно Интернет попали в поле внимания закона по той простой причине, что эта сфера стала по-настоящему значимой для государства. Более того, юридическая тема стала важной для самой отрасли, поскольку взаимоотношения там (в первую очередь между поставщиками и потребителями) стали намного сложнее и нуждались в создании системы правового регулирования. Да, в плане формирования законодательства и практики его применения есть трудности, в том числе, наверное, и перегибы, но все это во многом объясняется и “проблемами роста”.

Сейчас можно сказать, что появились юристы, готовые работать с ИТ-компаниями, а ИТ-бизнес уже достаточно хорошо понимает, что такие специалисты им нужны. На примере работы со стартапами мы видим их совершенно осознанное желание на самых ранних стадиях привлекать юристов при разработке схемы проекта, сразу учитывать юридические аспекты, в том числе для снижения рисков ведения бизнеса.

PC Week: Насколько готово юридическое сообщество к решению задач, связанных с ИТ? Нам довольно часто приходится слышать жалобы от ИТ-специалистов на то, что они не находят помощи или просто понимания у юристов, в том числе имеющихся в штате организаций (особенно в госструктурах), не знают, как им найти юристов, действительно компетентных в ИТ-сфере.

Л. Х.: Это те самые “трудности роста”. Если говорить о юридическом сообществе, то нужно признать, что в целом оно не готово к работе с ИТ- и интернет-проблематикой. Пока идет лишь процесс формирования категории юристов, специализирующихся на ИТ.

Насколько я знаю, до сих пор в юридических вузах какой-то отдельной специализации по ИТ- и интернет-праву не появилось. Практически нет и соответствующих программ повышения квалификации. Появляются семинары для юристов, где чуть-чуть просматривается ИТ-проблематика, но при ближайшем рассмотрении видно, насколько они поверхностны. Проблема заключается еще и в том, что пока нет, что называется, “массива ИТ-законодательства”, в отличие, например, от налоговой сферы. Даже если юрист не очень разбирается в налоговых делах, он может посмотреть набор соответствующих законов, изучить судебную практику и, потратив на это одну-две недели, в целом разобраться с ситуацией и предпринять нужные действия.

С ИТ все обстоит хуже. Для начала юристу нужно научиться понимать этот “птичий язык” айтишников, что само по себе не очень просто. А дальше выясняется, что ни законов, ни судебной практики по сути дела нет. В результате получается, что юристу, который хочет заниматься ИТ-темами, нужно самому придумывать какие-то юридические конструкции, скажем, по аналогии, чтобы вписывать ИТ-проекты в российскую правовую действительность, самому создавать судебную практику.

Законодательство просто не успевает за темпами развития самих ИТ, их проникновения в нашу жизнь. Каждый год появляются новые направления, которые нужно уложить в законодательные рамки. Например, долго искали верные правовые конструкции для SaaS-сервисов. Если за рубежом уже есть много разработок в этом деле, то для российских юристов работать с ней поначалу было сложно, потребовалась пара лет, чтобы выработать правильные юридические решения и отработать их на практике. С Paas и IaaS ситуация схожая.

В общем ситуация сейчас такова, что в стране есть всего несколько юридических компаний, имеющих узкую специализацию в области ИТ- и интернет-права. Хотя нужно сказать, что параллельно идет процесс формирования корпуса специализированных ИТ-юристов в крупных компаниях. Что же касается фирм, ищущих юридический консалтинг вовне, то сейчас точно можно рекомендовать идти консультироваться не просто в большое юридическое агентство, которое делает всё, от разводов до банкротства, а искать именно узких специалистов по ИТ.

PC Week: А можно ли говорить о формировании сообщества ИТ-юристов? Может быть, есть уже какие-то клубы или ассоциации?

Л. Х.: Я думаю, что такая консолидация еще впереди. Пока идет процесс увеличения количества, который в будущем может перерасти в какие-то качественные изменения. Когда, например, на повестку дня встанут вопросы не только применения законодательства, но и участия в его формировании.

PC Week: Что можно сказать о готовности судебной системы к решению правовых ИТ-конфликтов?

Л. Х.: Ее тоже никак нельзя назвать высокой. В какой-то степени тут еще более серьезные проблемы, поскольку юрист-консультант, если он не знаком с ИТ-тематикой, может просто честно сказать об этом и отказаться от таких дел, а суд этого сделать не может. Судьям также необходима более глубокая подготовка. Ведь часто при рассмотрении дел им нужно детально вникать в специфику. Как это сделать, если они не знают, что такое SaaS или PaaS и в чем их различие. Наверное, выходом может быть создание специализированных судов для рассмотрения ИТ-дел, например, связанных с интеллектуальной собственностью на ПО. Проблемой является еще и то, что система исполнения судебных решений не работает абсолютно. Тут нужно срочно что-то делать.

PC Week: А что можно сказать по поводу соответствия нашего законодательства и международного? Ведь в последние месяцы в российском Интернете явно обозначилась проблема юрисдикции (подсудности): информационные ресурсы используются внутри страны, но при этом не подчиняются российским законам.

Л. Х.: Такая проблема, конечно, есть. Интернет — это глобальное явление и к тому же очень виртуальное по своей природе, без привязки к физическим географическим точкам. Тут действительно возникают вопросы с юрисдикцией. Сейчас идет привязка к физическому месту пребывания потребителей или к размещению серверов, хотя такой подход является очень условным, поскольку вычислительные ресурсы находятся в глобальной динамической среде, легко могут менять свое местонахождение. Наверное, идеальным был бы вариант создания глобального законодательства, но такое вряд ли возможно даже в теории. Наверняка нужна выработка международных базовых норм и гармонизация на уровне национальных законов. Европа идет именно по такому пути.

Мы пока еще далеки от этого просто потому, что у нас еще почти нет внутренних законов, нечего с ними гармонизировать. Сейчас видна активность законодателей в отношении регулирования контента (выявление сайтов с нежелательным контентом, выработка механизмов блокировки сайтов, защита авторских прав и пр.). Но пока это больше похоже на этап набивания шишек на собственных ошибках, даже анализ ошибок у нас еще впереди. Российское ИТ-право только зарождается, и нужно отдавать себе отчет, что скорость этого процесса и будущий результат во многом зависят от самого ИТ-сообщества. Необходимо более активно выходить с законодательными инициативами, ведь изнутри проблемы понятнее и решения более очевидны.

Нужно сказать, что со стороны государства постоянно усиливается внимание к делам ИТ-отрасли. С одной стороны, это хорошо, так как увеличивается количество программ, стимулирующих отрасль, например, появляются финансовые льготы. С другой стороны, пристальное внимание всегда вызывает повышенный контроль: мы наблюдаем это в сфере онлайн-платежей, новые акты тут принимаются почти каждую неделю.

PC Week: Интернет и стартапы, как любые молодые направления и структуры, быстрее адаптируются к юридическим вопросам, понимают их актуальность. А понимает ли актуальность юридических проблем традиционный рынок ИТ?

Л. Х.: Безусловно, такое понимание есть. Я бы сказала, что это тенденция последних лет — рост внимания к юристам. Это связано в том числе с повышением правовой грамотности бизнеса. Компании уже набили себе шишки, их руководители поняли, что если бы они сразу обратились к юристам, всё было бы несколько проще и, может быть, какие-то ситуации не дошли бы до тупиковых. Так что тенденция роста понимания значимости юридических вопросов есть не только у стартапов, но в принципе у интернет- и ИТ-отрасли, как у заказчиков, так и у поставщиков.

PC Week: Что вы могли бы выделить из общего комплекса юридических ИТ-вопросов в качестве наиболее актуальных направлений?

Л. Х.: Мне кажется, сейчас это вопросы защиты информации и персональных данных, а также защита исключительных прав на ПО. Закон о персональных данных был принят еще в 2006 г., но тогда о нем поговорили и забыли, почти никто не стал приводить свою деятельность в соответствие с ним. И понятно почему: жалко было тратить время и деньги на вопросы, которые тогда вроде бы и не очень актуальными были и к тому же довольно мутно прописаны в законе. Но после нескольких громких скандалов с утечкой персональных данных у крупных операторов регулятор ужесточил контроль в этой области. Сейчас отрасль пытается приводить свою внутреннюю деятельность хотя бы в некоторое соответствие с законодательством, разрабатывает локальные акты. На эту начальную работу потребуется еще несколько лет.

Тема защиты авторских прав на ПО вроде бы очень старая, но на самом деле она является принципиальной для ИТ-отрасли, и тут нам нужно еще многое сделать, тем более что представление о ней в условиях динамичного развития ИТ несколько меняется и на глобальном уровне. Активное развитие отрасли, естественно, порождает желание предпринимателей адекватно защитить свои продукты. Но, к сожалению, приходится констатировать, что предоставить такую защиту законодатель не готов. На первый взгляд это кажется странным, ведь у нас есть целая глава Гражданского кодекса, посвященная интеллектуальной собственности и ее защите. А вот на практике всё не так радужно. Часть объектов, включая ПО, защитить трудно. Да, ПО можно зарегистрировать как программу для ЭВМ, но это мало что дает. Ситуацию усугубляет еще и то, что предприниматели не оформляют отношения по созданию таких объектов. А когда дело доходит до споров, то понять, кому же принадлежат права на них, невозможно. Такая ситуация порождает многочисленные злоупотребления.

Из общих вопросов я бы выделила абсолютную незащищенность компаний от недобросовестных контрагентов. Простота и дешевизна регистрации юридических лиц позволяет плодить однодневки десятками, избегая исполнения судебных решений. Это касается как неисполнения договорных обязательств (например, непогашения задолженности), так и нарушения прав на интеллектуальную собственность.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)