Как влияет на ИТ-бизнес резкое укрепление доллара и евро по отношению к рублю? С этим вопросом мы обратились к известным представителям отечественного ИТ-бизнеса. Кроме того, мы поинтересовались их мнением относительно того, как могут отразиться на российском ИТ-рынке экономические санкции, которые Запад грозится применить против нашей страны в ответ на известные события в Крыму.

На эти вопросы нам ответили исполнительный директор ассоциации АПКИТ Николай Комлев, президент консалтинговой группы «Борлас» Алексей Ананьин, генеральный директор группы компаний DIGIS Борис Эшкинд, старший вице-президент, генеральный менеджер «Марвел-Дистрибуции» Константин Шляхов, управляющий партнер группы компаний «Фан» Анатолий Шлуглейт и председатель совета директоров «Группы Optima» Андрей Шандалов.

Начнем с вопроса о возможных последствиях возможных санкций.

«Любые санкции вредно влияют на экономику, — считает Николай Комлев. — ИТ-индустрия — тоже часть экономики. Но я бы раньше времени не драматизировал. Разговоры о санкциях направлены на коррекцию политического курса России. Курс, похоже, частично изменяется. И это хорошо. Бизнес любит тишину и ровный рабочий ритм».

На неопределенность ситуации указывает Борис Эшкинд: «Довольно сложно ответить на этот вопрос, так как в настоящий момент никаких санкций нет и неизвестно какие именно санкции могут быть применены и будут ли применены вообще. Однако, даже в отсутствии санкций можно предположить, что международные страховые компании уже сейчас будут менее охотно подтверждать кредитные линии российским компаниям-импортерам. Если это произойдет, то объем товарного кредитования со стороны вендоров может сильно снизиться, что в свою очередь может негативно повлиять на бизнес „закредитованных“ импортеров».

Алексей Ананьин добавляет: «Перечень санкций пока не определён, поэтому оценить их сейчас невозможно. Очевидно только то, что если санкции последуют и негативно отразятся на общей ситуации в российской экономике, то это однозначно плохо повлияет и на ИТ-рынок. Развитие экономики и потребление ИТ связаны напрямую». По его словам, нестабильность в Украине уже привела к заморозке некоторых проектов «Борласа».

Константин Шляхов говорит: «На мой взгляд, введение экономических санкций со стороны ЕС или США негативно скажется на всех отраслях, зависимых от импорта продукции. И ИТ-индустрия, безусловно, одна из таких отраслей. Достаточно взглянуть на список вендоров в портфеле любого дистрибьютора, чтобы понять, насколько низок процент российских производителей. Как отметил наш президент Владимир Путин, любые санкции имеют двустороннее воздействие. Россия — огромный рынок сбыта для западных компаний, поэтому в „экономической блокаде“, эмбарго и прочих негативных сценариях не заинтересован никто. Это дает надежду на то, что введение каких-либо санкций так и останется в виде аргументов политического торга, а не будет воплощено в жизнь».

Осторожный оптимизм прослеживается и в ответе Анатолия Шлуглейта: «Давайте решать проблемы по мере их наступления, а пока нет санкций, нет и вопросов. Скорее всего, каких-либо глобальных санкций ждать не стоит — слишком сильная международная интеграция российского рынка произошла за последние 20 лет. Если санкции все-таки и введут, то коснутся они, в основном, крупных экспортных компаний. Кстати, думаю, что введение санкций даст мощный толчок в дальнейшем развитии экономической интеграции с Китаем и другими странами в Азиатско-Тихоокеанском регионе».

А вот мнения наших респондентов о влиянии на ИТ-бизнес резкого укрепления курсов доллара и евро.

«Поставщикам железа это доставит проблемы, — полагает Николай Комлев. — Особенно тем, кто работает по контрактам с государством. И где в контрактах заложены цены времен более твердого рубля. Экспортерам софта, услуг и отдельных элементов микроэлектроники (а экспортеров ИТ-техники у нас почти не существует) должно быть существенно легче. Тут ведь еще вопрос в том, что это укрепление вряд ли останется разовым. К разовому скачку можно довольно быстро адаптироваться. Но если это начало ползучей, непрерывной девальвации, тогда все еще печальнее. Придется снова вспоминать цены в у. е. и прочие прелести казалось бы ушедшей эпохи».

Однако есть и положительные моменты. «В пересчете на евро или доллары ставки российских консультантов теперь выглядят более чем привлекательно, поэтому несколько вырастет конкурентоспособность наших ИТ-услуг, — отмечает Алексей Ананьин. — Например, мы уже наблюдаем и рассчитываем на дальнейший рост заказов от иностранных компаний и их дочек в СНГ, поскольку им теперь выгоднее нанять российских консультантов, нежели привлекать соотечественников или индусов, как это бывало ранее». Он также обращает внимание на то, что из-за падения курса национальной валюты лицензии на ПО западных поставщиков станут дороже. В итоге внутри страны конечная стоимость проектов в рублях увеличится. «Однако в тех сегментах рынка, где представлены качественные отечественные ИТ-разработки, они получат дополнительное конкурентное преимущество. Как показывает опыт, ИТ-бизнес способен адаптироваться практически к любому изменению курса, проблема в резких скачках курса из-за возникающих курсовых разниц покупок и продаж», — подчеркнул г-н Ананьин.

«Поскольку любой российский ИТ-дистрибьютор занимается преимущественно импортом продукции, его зависимость от валютного курса велика. Однако замечу, что существенно влияют именно резкие изменения курса. Как, например, недавняя девальвация в Казахстане, когда курс тенге в один день снизился на 20%. При плавных колебаниях мы научились хеджировать наши курсовые риски», — отметил Константин Шляхов.

Об обострении конкурентной борьбы и возможности преуспеть в нынешней ситуации говорит Борис Эшкинд: «В 1998-м и 2008-м нам уже приходилось работать в подобных условиях. Резкое укрепление доллара по отношению к рублю влияет на рублевую стоимость продукции, а значит и на бизнес всех импортеров, так как при увеличении стоимости продукции спрос на нее снижается. Потом в течение определенного периода времени ситуация стабилизируется. В более выигрышном положении оказываются поставщики высокомаржинальных продуктов, т. к. они имеют возможность не повышать резко цены и сохранить объем продаж в наиболее „кризисный“ период (сразу после резкого изменения курса), что дает определенные конкурентные преимущества».

Однако бизнес на высокомаржинальных продуктах — это еще не гарантия успеха. «Поскольку наш бизнес выстраивается на базе оборудования и ПО ведущих мировых производителей, то повышение валютного курса оказывает на него очень серьезное влияние, — говорит Анатолий Шлуглейт. — Особенно отрицательно это сказывается на ранее заключенных контрактах. Даже контракты с хорошей маржой в лучшем случае в итоге закрываются в ноль».

По мнению Андрея Шандалова, слабеющий рубль — проблема в первую очередь для дистрибьюторов оргтехники. «Рынок системной интеграции и инжиниринговых услуг испытывает опосредованное влияние курса рубля. Однако замедление темпов роста на этом рынке началось еще до существенного роста курса доллара и евро, уже в прошлом году мы увидели сокращение некоторых инвестпрограмм, — отметил он. — Несмотря на это системные интеграторы, обладающие богатым опытом и уникальными компетенциями, будут так или иначе востребованы в любой макроэкономической ситуации. Возникнет спрос на новые ИТ-решения и услуги, открывающие заказчику дорогу к снижению тех издержек, о которых он раньше не задумывался. И выиграют те интеграторы, которые сумеют эти решения предложить».

Итак, можно констатировать, что смертельного страха перед возможными санкциями Запада российские ИТ-компании не испытывают. Хотя и отмечают, что ничего хорошего им эти санкции не принесут. Впрочем, примерно такого же мнения придерживаются и российские власти, которые не устают повторять: в современном мире любые меры являются обоюдоострыми.

Что касается влияния изменения валютного курса, то оно скорее носит отрицательный характер, поскольку на отечественном рынке велика доля импорта, но, в то же время, консалтинговым и интеграторским компаниям открывает новые возможности добиться успеха в конкурентной борьбе.


Версия для печати