То, что год назад не могло привидеться и в страшном сне, — сейчас реальность. Война санкций в полном разгаре. Из магазинов пропали фрукты из Испании и французский сыр, народ лихорадочно подсчитывает, сколько дней осталось до окончания поддержки их продуктов компанией Microsoft. Правительство озаботилась вопросами создания национальной платежной системы. На всех уровнях обсуждаются вопросы замены импортных продуктов, делаются громкие заявления о поддержке отечественного производителя, обваливающийся рубль заставляет задуматься об импортозамещении каждую домохозяйку.

В реальности импортозамещение у нас какое-то странное. Это скорее не импортозамещение, а «западозамещение». Проще говоря, если раньше покупали английские товары, то теперь покупают китайские. Да и российские товары при более пристальном рассмотрении могут оказаться не совсем уж отечественными. Или локализация западного продукта, или перекладывание в российские коробки товара, произведенного в Китае или Юго-Восточной Азии.

Вся эта картина справедлива и для нашего рынка ИТ. Или чисто западный товар, который потенциально может попасть под санкции, или не всегда соответствующий нашим требованиям китайский, или российский, произведенный на основе западных разработок. Все это трудно назвать реальным импортозамещением.

Но ведь было время, когда мы не полагались на зарубежную продукцию, а выпускали свою. И были «впереди планеты всей». И не только в космосе и балете. И не только в советское время.

Был у нас опыт и успешных чисто российских ИТ-разработок в условиях резко изменившейся политической ситуации. Когда развалилась большая страна — СССР и многие системы для России неожиданно стали «импортными». Например, внедрение системы межбанковского обмена информацией «Ремарт». Интересно, как проходила ее разработка и внедрение?

Попробуем разобраться. Для этого обратимся к людям, которые реально решали такие проблемы. Сергей Лукьянчиков, возглавлявший в начале 1990-х акционерное общество «Русская коммерческая инициатива», фирму-разработчика системы «Ремарт», любезно согласился дать мне интервью.

Расскажите, почему возникла необходимость создания системы «Ремарт»?

Развал СССР привел к появлению новых независимых государств, каждое из которых стало самостоятельно решать вопросы своих платежных систем. В августе 1992 г. в ЦБ РФ пришло письмо из Нацбанка Украины об изменении процессов обработки межбанковской информации в соответствии с новым законом Украины.

Это означало остановку работы банков Белгородской области, ведь все их транзакции шли через Харьков. Геращенко провел срочное совещание в ЦБ, на котором был установлен крайний срок перевода Белгородской области на независящую от других государств систему электронного межбанковского обмена — 20 декабря 1992 г. В качестве такой системы была выбрана «Ремарт», разработанная «Русской коммерческой инициативой».

Мы успели — первое промышленное внедрение системы прошло в Белгороде в декабре 1992 г. Приемку производила Госкомиссия, на нее приехало два вагона банковских работников из 55 регионов. Система понравилась, ее стали активно внедрять по всей стране. В 1993 г. ЦБ РФ купил лицензию на «Ремарт» у нашей компании. До 1996 г. «Руссская коммерческая инициатива» поддерживала работы, связанные с системой «Ремарт», дальше ЦБ РФ осуществлял поддержку самостоятельно. Снята с эксплуатации система была только в 2013 г.

Двадцать лет промышленной эксплуатации российской системы, причем в жизненно важной для экономики страны отрасли — результат заслуживающий уважения и во многом уникальный. За счет чего она так долго находилась в эксплуатации?

Просто система выполняла свои задачи — принимала от банков отчетность, осуществляла обмен документами, давала доступ к обновлению справочников. Да, в последнее время она выглядела архаично, была предметом шуток молодых программистов, привыкших к графическому интерфейсу, говоривших, что их заставляют использовать программы прошлого века. Но она работала! На Западе и сейчас можно встретить реально эксплуатируемые модемы, действующие на скорости 2400 бод. Если они успешно выполняют свои задачи — зачем их менять? Только из-за того, что появились более быстрые?

С какими проблемами вы столкнулись при внедрении системы?

Главная — проблема часовых поясов. Камчатка не могла работать одновременно с Москвой. А ведь нужно было сводить общий баланс по банкам по стране за день. Другие проблемы также были связаны с масштабами проекта и неоднородностью развития ИТ в регионах. Разные каналы связи, разные уровни защиты.

Можно провести параллели между 1992 и 2014 гг. Это время резкого изменения политического ландшафта. В 2014-м политика тоже поставила острые задачи перед ИТ. Появились задачи, которые важны для выживания страны и которые нужно решить как можно быстрее. В этом плане особый интерес вызывает ваш опыт 1992 г. За счет чего удалось так быстро создать систему?

Главное, у нас не было проблем с бюрократией госаппарата. Конечно, мы создавали систему не на пустом месте. Первый вариант системы «Ремарт» был написан еще в 1989 г. Но все равно, если бы государство нам не дало «зеленый свет» в плане выполнения всех бюрократических формальностей, мы бы в срок задачу не решили.

Мы сначала сделали систему, а потом уже писали все необходимые бумаги — технико-экономическое обоснование, техническое задание... Может это и неправильно с точки зрения организации работ, но зато максимально быстро. Потом, конечно, бюрократия взяла свое.

Как было организовано межбанковское взаимодействие в стране. С какими проблемами вы сталкивались?

В Москве было развернуто два связанных между собой узла системы «Ремарт», обмен между которыми проходил по сети Х.25. Один узел располагался в Межрегиональном центре информатизации при ЦБ РФ на Житной — там сопровождение центра системы «Ремарт» осуществлялось департаментом информатизации, другой — непосредственно в комплексе зданий ЦБ РФ на Неглинной.

Региональные банки дозванивались по коммутируемым модемам до своих территориальных учреждений Банка России (например, до ГУ ЦБ РФ по Новосибирской области), входили в систему (вводили логин и пароль) и начинали передачу данных в систему «Ремарт». При этом данные посредством программного ассемблера-дисассемблера (ПАД) переводились в формат сети Х.25 и уже средствами сети Х.25 ЦБ РФ, узлы которой были развернуты по всей стране, доставлялись в Москву.

Возникали проблемы межведомственного взаимодействия, когда у каждого министерства были свои дорогие и в основном бесполезно простаивающие каналы связи с регионами. Например, у ЦБ своя сеть, у Минфина — своя. Логично было бы объединить хотя бы их, но делиться друг с другом каналами ведомства отказывались. Приходилось каждому строить свою сеть.

Другая проблема — типичная ситуация борьбы за госбюджет. Перетягивание на себя финансирования в ситуации, когда другие, например мы, могли сделать все быстрее и на порядок дешевле. Если бы нас тогда не тормознули — национальная платежная система, о необходимости которой сейчас так много говорят, была бы создана еще в 1997 г.

***

Четверть века прошло, а проблемы все те же. И все та же проблема борьбы человека, полного творческих идей, которого в ЦБ РФ тогда называли «светлый мечтатель», с бюрократическим аппаратом. В чем-то успешной, в чем-то нет.

И все же опыт внедрения системы «Ремарт» внушает оптимизм. Двадцать лет промышленной эксплуатации в самом сердце финансовой системы страны — это уже показатель уровня разработки. Долгая жизнь этой системы показывает, что если дать российским разработчикам «зеленый свет», то они могут создать вполне успешную чисто отечественную ИТ-систему национального значения. В условиях войны санкций государство должно в первую очередь поддерживать именно такие проекты. И тогда процесс импортозамещения в России не сведется к борьбе западной и китайской продукции.

Автор статьи — к. т. н. (информатика), занимается банковскими ИТ с 1993 г., имеет опыт руководства подразделениями ИТ банков более 20 лет, опыт создания ИТ-служб банка с нуля. Автор статей по компьютерной тематике в изданиях PC Week/RE, «ИКС», «Cisco для профессионалов», «Windows для профессионалов», «Финансовая газета», Bankir.ru.

Версия для печати (без изображений)