Мировой ИТ-рынок еще очень молод, но за время своего существования он претерпел огромные изменения, которые продолжаются и поныне. Не всем компаниям, стоявшим у его истоков, удалось дожить до наших дней. Но те, кто сохранил свои позиции, добились этого благодаря тому, что старались отвечать на вызовы времени и постоянно развиваться. Именно к таким, несомненно, относится IBM, контролирующая сегодня самый большой портфель патентов в ИТ-индустрии. Разумеется, корпорация не может не учитывать революционные изменения в ИТ: переход к облачным вычислениям, анализ больших данных, взрывной рост проникновения мобильных устройств и технологий. Отвечая на эти вызовы, IBM в начале нынешнего года запустила программу реструктуризации, призванную полнее учитывать запросы клиентов. Об этом, а также об особенностях работы корпорации в России в непростых нынешних экономических и политических условиях с руководителем департамента IBM Systems в России и СНГ Денисом Решиным беседует научный редактор PCWeek/RE Сергей Свинарев.

PC Week: Каковы основные тенденции развития современного ИТ-рынка? Каким образом эти тренды влияют на стратегию работы IBM в мире и в России?

Денис Решин: ИТ-рынок очень динамичен, и он всегда находится в состоянии перемен. Другое дело, что есть компании, которые быстрее других замечают новые тренды и пытаются следовать им, а есть игроки, которые по сути и создают такие тренды. Сегодня главным фактором изменений становится все более широкое проникновение цифровых технологий во все сферы нашего существования. Вследствие этого меняется как жизнь рядовых граждан, так и способы ведения бизнеса. Бурно развиваются технологии облачных вычислений, больших данных и углубленного их анализа. Появляются новые виды ИТ-бизнеса, такие как предоставление облачных услуг, построение крупных дата-центров. Все это, а также меняющиеся требования заказчиков IBM конечно же оказывают влияние на стратегию компании как в мире в целом, так и в нашей стране.

В начале нынешнего года руководство корпорации инициировало реформирование ее структуры и направлений деятельности. Теперь они выделены в самостоятельные подразделения: IBM Systems, IBM Cloud, IBM Analytics, IBM Commerce, IBM Global Business Services, IBM Global Technology Services, IBM Security и IBM Watson. Причем все базовые аппаратные и системные программные средства переходят под контроль IBM Systems, а прикладное и функциональное ПО — в зоны ответственности остальных указанных вертикалей. Кроме того, продолжают функционировать общекорпоративные службы IBM Global Financing, IBM Sales & Distribution и IBM Research. Такая структура позволяет компании, в частности, предлагать интегрированные решения для всех стратегических направлений.

Так же, как и во всем мире, указанная стратегия реализуется и в России. Иногда говорят о том, что в каких-то направлениях российский рынок недостаточно зрел. Но если когда-то это и было справедливо, то в последние годы мы видим, что основные тенденции подхватываются отечественной ИТ-отраслью очень быстро и заметного отставания в уровне зрелости нет. Скажем, сейчас повсюду очень горячая тема — Software Defined Storage, и мы видим, что российский рынок к этой технологии уже готов. Очень актуальны для российских заказчиков решения по направлениям Cloud, Analytics и Security.

PC Week: Наряду с кризисными явлениями в российской экономике в целом существенными рисками для местного ИТ-рынка могут стать санкционные ограничения. Что может предложить IBM для смягчения подобных рисков?

Д. Р.: В целом на продукты IBM, предлагаемые в России, санкционных ограничений нет. Однако есть некий список заказчиков, утвержденный правительством США, и только на них распространяются ограничения по поставкам. Тем не менее у IBM есть многолетний опыт организации легитимной работы с подобного рода клиентами, решение находится всегда. Хотел бы отметить, что речь идет о соблюдении законодательства не только США, но и России: мы проводим большую работу по получению всех сертификатов, необходимых для использования наших продуктов в российских организациях.

PC Week: Одним из способов противостояния санкциям считается стимулирование импортозамещения. Какую роль может играть IBM в соответствующих российских проектах? Открывает ли в этом отношении новые возможности для отечественных ИТ-компаний программа OpenPOWER? Что в ее рамках планирует делать наш интегратор «Технопром»? Есть ли у него российские последователи?

Д. Р.: Стимулированием импортозамещения занимается в основном государство, но мы со своей стороны также готовы помочь тем местным компаниям, которые поставили перед собой такую задачу. Необходимую программу мы инициировали в прошлом году, и в результате было заключено соглашение с российской компанией «Технопром», ставшей первым отечественным OEM-партнёром IBM по программе OpenPOWER Foundation. В рамках этой международной программы, полностью раскрывающей архитектуру и исходные коды платформы IBM Power, уже выпускаются серверные решения на процессорах Power, полностью сертифицированные для применения в российском корпоративном и государственном секторе. Данное событие вызвало положительный отклик у многих российских заказчиков, для ИС которых импортозамещение является критически важным фактором.

Что касается последователей «Технопрома», то они есть, и с ними мы сейчас ведем предварительную работу. Одна из таких компаний уже близка к тому, чтобы получить аналогичный OEM-статус, но назвать ее по определенным причинам я пока не могу.

PC Week: Уход IBM с рынка серверов стандартной архитектуры позволяет ей сосредоточить усилия на развитии платформы Power. Как вы очертили бы круг задач, для которых эта платформа имеет неоспоримые преимущества перед x86?

Д. Р.: Наши аргументы в пользу Power имеют в основном экономический характер. Исследования, проведенные в IBM, а также опыт наших заказчиков показывают, что в современном дата-центре одна серверная стойка на Power по вычислительной мощности эквивалента трем стойкам на машинах x86. Более того, и по совокупной стоимости владения и эксплуатации Power-решение оказывается вдвое дешевле. Превосходство систем Power в производительности обеспечивает им еще одно важное преимущество. Поскольку стоимость лицензий на многие программные продукты исчисляется в расчете на процессорное ядро, появляется возможность существенного снижения затрат на ПО. Пока еще не все знают об указанных преимуществах Power просто из-за того, что они реализованы относительно недавно — в вышедшей в прошлом году новой модели процессора Power8. Особенно они заметны в задачах обработки больших данных и их анализа, а также для реализации облачных сервисов.

Кстати, любопытный пример в этом отношении демонстрирует Google, которая для реализации своих облачных сервисов использует огромные собственные дата-центры. Прежде эти ЦОДы строились на недорогих Intel-серверах, изготавливаемых по спецификациям Google совместно с ее OEM-партнерами. А недавно Google, оценив преимущества систем Power и используя открытый характер этой платформы, приступила в рамках консорциума OpenPower к выпуску собственных серверов на Power8 с прицелом на широкое использование их в своих дата-центрах. Думаю, и в России есть компании из банковского, телекоммуникационного и ритейлового секторов, для которых серверы Power тоже являются оптимальным решением. Надеюсь, скорое открытие нового клиентского центра в Москве поможет нам продемонстрировать все достоинства этой платформы.

PC Week: Во всем мире IBM позиционирует себя и как поставщик продуктов для реализации облачных решений, и как провайдер облачных услуг. На каком из этих направлений корпорация фокусируется в России? Нет ли у нее планов развертывания собственного облачного дата-центра в нашей стране с тем, чтобы решить проблемы защиты информации и трансграничной передачи данных?

Д. Р.: Разумеется, IBM и в России является одним из основных поставщиков продуктов и технологий для облачных дата-центров. Наряду с этим корпорация сама предлагает отечественным заказчикам весь спектр облачных сервисов: инфраструктурных, платформенных, прикладных. Несколько менее зрел здесь рынок бизнес-процессов, предлагаемых в форме услуги. Все облачные сервисы предоставляются из зарубежных дата-центров. При этом IBM дает российским компаниям возможность оплачивать их непосредственно со своего рублевого счета. Планов по строительству подобных ЦОДов в России у IBM пока нет.

PC Week: Какова сфера применения выпущенного в начале нынешнего года нового поколения мэйнфреймов IBM z13? Будут ли подобные машины использоваться в облаках?

Д. Р.: Продолжая развитие линейки мэйнфреймов IBM, новая модель стала большим шагом вперед: в ней воплощено пятьсот патентов и пять лет труда наших специалистов. В ее создании принимали также участие 60 крупнейших клиентов IBM. Модель z13 поддерживает Linux и OpenStack. Традиционно мэйнфреймы применяются там, где нужны уникальная надежность, отказоустойчивость, защищенность и производительность. В нашей стране они издавна используются в таких крупных организациях, как Центробанк и РЖД. Но столь же успешно они применяются и для решения новых задач. Ведь, образно выражаясь, мэйнфрейм z13 со своей уникальной архитектурой и мощными вычислительными ресурсами — это уже целое облако. В мэйнфреймах давно поддерживаются технологии виртуализации, на одном его процессоре могут быть запущены сотни виртуальных машин, имеющих в своём распоряжении единый пул памяти объемом до 10 Тб. На них легко развертываются высокопроизводительные аналитические решения реального времени, когда на лету можно отслеживать подозрительные транзакции и оценивать риски, делать целенаправленные предложения клиентам с учетом особенностей их поведения. Любопытно, что по некоторым оценкам в терминах совокупной стоимости владения (TCO за три года) применение z13 в дата-центре оказывается на 32% дешевле, чем использование аналогичной по вычислительным ресурсам системы на базе процессоров x86.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)