Можно ли сделать так, чтобы ставка на развитие собственной российской софтверной индустрии не приводила к ее самоизоляции? Положительный ответ на этот вопрос, как правило, подразумевает использование модели Open Source. О других возможных способах равноправного вовлечения отечественных разработчиков в орбиту международного сотрудничества речь шла на очередном «Дне совместных инноваций», проведенном SAP Labs в Москве.

Напомним, что московская Лаборатория совместных инноваций (SAP Co-Innovation Lab, COIL), призванная оказать поддержку местным компаниям в деле создания инновационных приложений и решений на базе технологических продуктов SAP, таких как HANA, Mobility или Business Objects, была создана в рамках SAP Labs в 2012 г. Как рассказал руководитель подразделения SAP COIL Рудольф Хелд, сегодня во всем мире таких лабораторий 13, и расположены они в 10 странах. В трех из них (в США, Швейцарии, Японии) у COIL имеются собственные вычислительные центры, ресурсы которых используются остальными в удаленном режиме. По его словам, сейчас есть три основных тренда, определяющих направления работы COIL-партнеров: создание инновационных приложений для Интернета вещей (IoT) и облаков, а также локализация создаваемых комплексных решений с учетом особенностей бизнеса и нормативной базы в тех или иных странах и регионах.

Интернет вещей предполагает не просто сбор информации с датчиков и получение устройствами управляющих команд по Сети, но и включение всех таких объектов в сложные технологические и бизнес-процессы. Хорошим стимулом для создания облачных приложений может стать недавно объявленное предоставление публичной PaaS-платформы SAP HANA Cloud Platform, на которой ISV-разработчики могут создавать и тестировать решения, использующие in-memory СУБД HANA, а в случае успеха и развертывать их в облаке для своих заказчиков. Учитывая требования к трансграничной передаче данных, SAP намерена со временем сделать указанный PaaS-сервис доступным из множества локальных дата-центров, в том числе и из российского ЦОДа SAP. Говоря о локализации, Рудольф Хелд отметил, что на этом поле возможно широкое сотрудничество компаний из разных стран: одни заинтересованы в международном продвижении своих разработок, другие в получении отчислений от продаж локализованных ими версий таких разработок. Во всех этих случаях интеллектуальная собственность сохраняется за партнером-разработчиком, который должен взять на себя определенные обязательства по долгосрочной поддержке своего решения. SAP не инвестирует собственные средства в COIL-проекты, а потому и не претендует на какие-либо отчисления от их продаж.

Поскольку COIL-разработка осуществляется на базе тех или иных продуктов SAP, заказчики в большинстве случаев хотели бы иметь от вендора некие гарантии совместимости. Решать эту задачу призвана программа интеграционной сертификации независимых разработок, осуществляемая центрами SAP Integration and Certification Center (ICC) в семи странах, одной из которых только что стала и Россия. Как уточнил руководитель российской COIL Игорь Пак, при этом тестируется не собственно функциональность ISV-приложений, а только лишь их техническая совместимость с используемыми продуктами SAP. По словам руководителя департамента SAP ICC Имрана Хана, ICC-центры оказывают технические консультации, а также предоставляют удаленный доступ к прикладным и платформенным решениям SAP, включая и компоненты SAP NetWeaver, для проверки их совместимости с внешними разработками. Наряду с 130 стандартными сценариями сертификации (по интеграции с HANA, Mobile Platform, NetWeaver, Fiori, Business Objects, ERP, CRM и др.), допускаются и более сложные уникальные сценарии. В результате, разработчик получает сертификат и право на размещение соответствующего логотипа, что, как полагают, будет способствовать продажам его решений и ускорит процесс внедрения. Кроме того, ICC-сертификат необходим для участия в партнерской программе SAP Partner Edge и для размещения разработанного решения в глобальном магазине приложений SAP Store. В зависимости от сложности задачи процесс сертификации занимает от 2 до 9 месяцев и стоит от 2,5 до 12 тыс. евро.

Следует отметить, что ICC-центры существуют уже более 20 лет, а ряд отечественных разработчиков осуществляли сертификацию своих решений и до того, как открылся российский центр. В их числе компания Docflow Best Practice, которая разрабатывает решения, расширяющие стандартные возможности бизнес-приложений SAP: по сканированию, штрих-кодированию, шифрованию, ЭЦП, обмену электронными счетами-фактурами, потоковому вводу и распознаванию документов и т. д. Как сообщила представитель компании Ольга Золотова, начиная с 2010 г., из имеющихся в портфеле 12 решений семь уже сертифицированы, остальные пройдут эту процедуру в 2015–2016 гг. Сертифицированы и два продукта «СКБ Контур» — «Контур-ERP Диадок для SAP» и «Контур-ERP Крипто для SAP», обеспечивающие взаимодействие SAP ERP с линейкой приложений компании, отвечающих за обмен электронными юридически значимыми документами и их защиту с использованием российских криптоалгоритмов. Пожалуй, наиболее масштабный проект по сертификации был выполнен компаниями EPAM Systems и IBA Group, которые осуществили локализацию пакета SAP ERP для Белоруссии (первая в части учета, отчетности и логистики, вторая — управления персоналом и расчета зарплаты). Как сообщила представитель EPAM Елена Михайлова, собственно сертификация была завершена в июне 2014 г., а в нынешнем году была пройдена еще более жесткая процедура Premium Qualification (включает проверку производительности, юзабилити и др.), позволившая включить эту локализацию в официальный прайс-лист SAP.

Но если международные ICC-центры прекрасно справлялись с задачами сертификации, какой смысл в открытии еще одного подобного центра в Москве? По мнению Игоря Пака, отечественным разработчикам будет удобнее общаться с центром сертификации на родном языке (к тому же, в итоге выпускается два равноценных экземпляра документа о сертификации — один из них на русском языке), а если разработчики находятся недалеко от Москвы, то легко организовать и личное общение. Кроме того, российский ICC-центр предоставляет 40%-ную скидку местным компаниям. Впрочем, она доступна только тем, чьи решения будут признаны SAP полезными и не вступающими в конкуренцию с базовыми продуктами вендора. Более того, эти решения должны впоследствии распространяться только в России и странах СНГ.

Несмотря на то что вопросы импортозамещения и противостояния санкциям напрямую на этом форуме не обсуждались, об одном из возможных способов решения подобных проблем упомянул в своем выступлении руководитель по работе с OEM и ISV-партнерами SAP СНГ Евгений Матвеев. Рассматривая различные формы партнерских отношений, доступных в SAP, он обратил внимание на OEM-партнерство, позволяющее встраивать продукты и технологии SAP (HANA, Mobile Platform, Business Objects, модули Business Suite) в решения независимых разработчиков, которые после этого могут продаваться ими под собственными брендами без упоминания SAP. Подобный OEM-контракт дает партнеру возможность распространять совместный продукт по всему миру, соблюдая при этом довольно естественные условия: нельзя распространять продукт SAP отдельно от партнерского решения и разрешается передавать заказчику права только на ограниченные OEM-лицензии. OEM-партнер сам осуществляет поддержку совместного продукта, делая необходимые отчисления в пользу SAP и не вовлекая в эти процедуры конечного заказчика.

Версия для печати (без изображений)