PC WEEK/RE — 20 ЛЕТ ИННОВАЦИЙ!

Уважаемые читатели!

Данная статья публикуется в рамках юбилейного проекта «PC Week/RE — 20 лет инноваций!». Нашему изданию в 2015-м исполняется 20 лет, и мы решили отметить юбилей серией интересных материалов (обзоров, экспертных статей, интервью), в которых представим различные направления ИТ-отрасли и ИТ-рынка через призму их исторического развития, особенно в плане прохождения ими кризисных периодов, с акцентом на анализе их нынешнего состоянии и перспектив дальнейшего развития.

В предлагаемом вашему вниманию интервью, в котором Дмитрий Назипов, старший вице-президент, руководитель департамента информационных технологий банка ВТБ, рассказывает об опыте работы в ИТ-отрасли, своем видении происходящих в ней перемен и ее влиянии на различные сферы бизнеса, в том числе банковский сектор российской экономики.

Редакция

У людей, которые сегодня занимают ключевые позиции в руководстве ИТ-подразделений крупнейших структур отечественного бизнеса, карьера почти всегда связана с развитием самого ИТ-рынка в России. Об этом, а также о перспективах развития и автоматизации банковского сектора экономики рассказывает старший вице-президент, руководитель департамента информационных технологий банка ВТБ Дмитрий Назипов.

Ваша карьера в ИТ фактически охватывает все характерные для отечественного ИТ-рынка периоды. Поэтому вначале расскажите о том, как она развивалась.

В моей карьере условно можно выделить три этапа. Первый, в начале 1990-х, по сути, совпал с эпохой становления информационных технологий как самостоятельной отрасли в экономике современной России. Думаю, и сейчас многие помнят характерные приметы того времени. Экзотические схемы поставки только появившихся персональных компьютеров, иногда за бартер, иногда за разные квази-деньги,например, векселя, первые локальные сети на коаксиальном кабеле, первые модемы и предтеча Интернета сеть Релком. Как правило, капитанами бизнеса смутно формулировалась лишь общая цель использования компьютеров для того, чтобы бухгалтеры или, скажем, кладовщики решали на них свои учетные задачи.

В любом случае необходимо было создавать программное обеспечение соответствующей функциональности для бизнес-приложений, чем я и начал заниматься в начале 1990-х, руководя подразделением разработки достаточно крупной региональной ИТ-компании. Помимо профессионального опыта программирования это дало мне возможность уже тогда понять ключевую проблематику корпоративного рынка, почувствовать, какие тенденции проявятся в перспективе. Сейчас многие выводы того времени могут, наверное, показаться очевидными, но, повторю, это были «лохматые» девяностые...

Очень важно, что уже в то время у меня была возможность плотно общаться с людьми, которых сегодня принято называть ключевыми бизнес-пользователями. И, соответственно, вплоть до нюансов понять их отношение к информационным технологиям, мотивацию применения ИТ-продуктов, степень подготовки к работе с ними и т.д.

Мой профессиональный круг общения в то время в основном состоял из руководителей предприятий, главных бухгалтеров и экономистов, а это люди весьма консервативных взглядов, часто с опаской подходящие к компьютеру и ИТ в целом. Тем не менее, со временем некоторые из них настолько увлеклись информационными технологиями, что нам приходилось встраивать в классический функционал производственных ИТ-систем весьма экзотические функции.

Второй этап моей карьеры был связан с государственным сектором. Десять лет я руководил ИТ-департаментом Правительства Чувашской Республики и программой развития ИТ данного региона. Свою карьеру там я завершил на посту министра по информатизации и связи.

В известной мере это тоже был старт практически с нуля. К моменту моего прихода на все правительство Чувашии было пять компьютеров, с помощью которых печатали документы для первых лиц республики.

Когда я уходил, компьютеры были уже в каждом кабинете, развивался безбумажный документооборот. Сервис электронной почты и правительственный сегмент Интернет охватывал сотни организаций на всей территории республики. Но самое главное, наверное, в том, что тогда я, что называется, оказался в самой гуще событий. Я застал начало реализации известной программы «Электронная Россия», которая позднее трансформировалась в «Электронное правительство» и «Электронное общество», и в то время наш регион был выбран на федеральном уровне в качестве пилотного.

А в 2004 г. я пришел на работу в банк ВТБ. Здесь ситуация была уже несколько иная, я начал работать в сфере бизнеса с уже сложившимися на тот момент подходами к автоматизации и достаточно зрелыми бизнес-процессами. Впрочем, в отношении развития этих подходов банковская отрасль уже тогда была и по сей день остается весьма динамичной.

Как выделенные вами этапы карьеры связаны между собой? Что оставалось неизменным, и что менялось?

Неизменным оставалась основная специальность — ИТ, но радикально отличались запросы заказчиков и сами подходы к построению ИТ-систем. Это было и остается весьма увлекательным — участие в становлении и развитии отрасли ИТ! Как я уже упоминал, сначала у меня был опыт коммерческой разработки программного обеспечения по заказу предприятий самых разных отраслей — от оборонного сектора до сельского хозяйства. Затем, на государственной службе я осознал, каким образом формируется общественный интерес к тому или иному направлению развития ИТ-технологий и сервисов. То время в целом характеризуется становлением фундаментального подхода к автоматизации государственного сектора. Лично мне приходилось заниматься целым спектром ИТ-направлений: строить центры обработки данных, внедрять информационные системы, думать о концепции информационной безопасности, а еще и самому популяризировать информационные технологии.

С приходом в ВТБ мне пришлось осваивать профессиональные тонкости функционирования финансовой отрасли, в которой ИТ играет ключевую роль.

Дала ли мне что-либо синергия, полученная от этого опыта? Конечно! Важно панорамное видение ИТ-проблематики (360º-view — С. К.). Суть его примерно в следующем: ИТ-руководитель должен рассматривать каждую сколько-нибудь значимую проблему не только как глава ИТ-департамента, но и глазами бизнес-заказчика, и с позиции одного из топ-менеджеров компании, и только осознав все эти аспекты, принимать решение. Иногда бывает важно понять, какова значимость технологии для общества в целом (пусть и в некоторой перспективе), какой социальный эффект она может дать. Думаю, что это разнообразие практического опыта, который не почерпнешь ни в одном учебнике, дорогого стоит.

Давайте перейдем к вашей нынешней деятельности...

Очевидно, что сегодня в банковской отрасли информационные технологии являются одним из основных драйверов развития и непременным условием для ведения бизнеса. Но они же порождают самые серьезные вызовы для будущего банковского сектора.

Например, если посмотреть на туристическую отрасль, то мы увидим, что за последние несколько лет в этой сфере произошли радикальные изменения, которые ударили по бизнесу туристических агентств. Для туризма ИТ всегда являлся мощным инструментом (системы бронирования, промо-сайты и пр.), но в данном случае тенденции, работающие против традиционной модели бизнеса, оказались явно сильнее. Привычный механизм профессионального посредничества, реализуемого турагентством между путешественником, перевозчиком и отелем был нарушен именно информационными технологиями. Сейчас мы можем наблюдать также и за болезненной, но неизбежной трансформацией отрасли городских такси.

И банковскую отрасль может ждать что-то подобное?

У нас ситуация несколько иная и не столь драматичная. Сегодня банкинг фактически представляет собой совокупность сервисов, многие из которых могут быть легко обособлены. Многими из них (не в последнюю очередь благодаря развитию все тех же ИТ) могут заниматься отдельные компании, а не банки. Буквально на днях у меня была беседа с руководителями компании Huawei, которые рассказывали мне о взрывном росте популярности в Китае одной из локальных социальных сетей. К ней привязаны сервисы электронного кошелька и процессинга, что позволяет участниками этой сети переводить друг другу деньги без комиссии. Социальная сеть зарабатывает не на переводах, и может позволить себе обнулить комиссии, попутно убивая бизнес WesternUnion, MoneyGram и других платежных сетей.

Еще один весьма интересный пример также связан с развивающимися рынками. Тот факт, что качественными банковскими услугами не были охвачены большинство регионов Кении, позволил ведущему мобильному оператору страны запустить сервис денежных переводов и микрофинансирования M-Pesa. Деньги в данном случае хранятся на счете мобильного оператора и напрямую привязаны к номеру мобильного телефона, что для большинства населения страны оказалось очень удобно. Но самое примечательное здесь в другом. Когда коммерческие банки Кении, осознав угрозу, пожаловались в Центральный банк этой страны, он их не поддержал и не запретил деятельность сотового оператора, по факту ослабляющего розничный бизнес традиционных банков.

Резюме из всего сказанного следующее. Информационные технологии, проникая повсюду, могут эффективно работать не только на благо развития различных индустрий, но и иногда фактически против них, радикально трансформируя, а иногда и разрушая их. В конечном итоге все определяет здоровая конкуренция.

В таком случае, какие идеи наиболее вероятно станут основой для развития банковского сервиса будущего?

Я думаю в современной парадигме банк фактически становится для клиентов внешним казначеем и провайдером многочисленных дополнительных сервисов. Типичным сценарием становится формирование на базе банковских сервисов канала для доступа к электронным торговым площадкам, электронным магазинам. Также банк может выступать агрегатором финансовых услуг внешних провайдеров сервисов. Если же смотреть более широко, то разнообразие небанковских финансовых сервисов, с одной стороны, создает на рынке конкуренцию, с другой — предоставляет кредитным организациям более широкие возможности на рынке собственно финансовых сервисов.

С точки зрения внутренних банковских процессов все большее число операций осуществляется в полностью автоматическом режиме, что является результатом расширения функциональности ИТ-систем. Это позволяет существенно снижать затраты при одновременном повышении надежности и оперативности проведения транзакций.

Разумеется, это в полной мере относится и к Группе ВТБ. Учитывая все вышеназванные тенденции, как на розничном, так и на корпоративном рынках, мы сейчас очень много работаем над развитием портфеля ИТ-проектов и успешно продвигаемся в этом направлении.

Версия для печати (без изображений)