Компания Embarcadero получила широкую известность в России в 2008 г., когда приобрела бизнес средств разработки корпорации Borland (CodeGear). В результате этой покупки она получила в свое распоряжение не только набор популярных инструментов, в том числе Delphi, но и довольно обширную экосистему разработчиков ПО. Фактически тогда компания стала крупнейшим независимым поставщиком средств разработки, вступив в прямую конкуренцию с глобальными платформенными вендорами, такими как IBM и Microsoft. Прошедшие с того момента годы показали, что Embarcadero смогла не просто удержать, но усилить свои позиции на мировом рынке, заметно активизировав работу и в России. В конце августа была представлена очередная новая версия одного из её флагманских продуктов, RAD Studio 10 Seattle, на российскую презентацию которой приехал директор Embarсadero по региону EMEA Людовик Невью. С ним, а также с главой российского представительства компании Кириллом Ранневым обозреватель PC Week/RE Андрей Колесов обсуждает состояние и тенденции развития мирового рынка средства разработки, в том числе ситуацию в этой сфере в нашей стране.

PC Week: Мы встречались с вами семь лет назад и говорили о серьезной трансформации в индустрии разработки ПО. Вопрос тогда стоял и о том, смогут ли вообще удержаться в данном сегменте независимые производители инструментария в условиях массированного давления со стороны платформенных мегавендоров. Как вам сейчас видится текущая ситуация и перспективы ее развития?

Людовик Невью: Уже сам пример нашей компании дает вполне определенный позитивный ответ на вопрос о жизнеспособности независимых поставщиков, сила которых заключается в поддержке многоплатформенности, в предоставлении разработчикам возможности с помощью одних и тех же инструментов создавать приложения для широкого спектра устройств и операционных систем от разных производителей. Посмотрите: наш RAD Studio 10 позволяет разрабатывать ПО для Windows 10, OS X, Android, iOS. Мир ИТ быстро меняется, и мы видим сегодня, что необходимость поддержки многоплатформенности становится еще важнее, чем пять и уж тем более десять лет назад. Еще в конце предыдущего десятилетия настольные и мобильные приложения представляли собой две минимально связанные между собой сферы. Теперь же сценарий, когда разработчики делают свои программы для разных платформ, — это уже почти обычный случай, причем зачастую им нужно создавать одно и то же приложение для разных ОС. Разумеется, использовать один инструмент гораздо удобнее, чем осваивать несколько различных средств. То же самое можно сказать и о создании СУБД-ориентированных приложений: задача поддержки в одном и том же приложении СУБД разных производителей была актуальной и двадцать лет назад, и сейчас она не потеряла своего значения.

PC Week: Но все же сам RAD Studio 10 работает только в среде Windows...

Л. Н.: Да, опыт показал, что это наиболее оптимальный вариант, поскольку подавляющее число разработчиков трудится именно на этой платформе. Вы ведь помните, что Borland сделала в свое время среду разработки Kylix под Linux, но особой популярности эта система не получила, проект был закрыт.

В RAD Studio разработчик сидит за Windows-машиной, но он оснащен компиляторами, библиотеками, средствами отладки и другими инструментами для того, чтобы отлаживать нативные приложения для разных платформ. Там есть и механизмы, позволяющие отладить ПО, выбрав нужный вам форм-фактор устройства, в том числе планшеты и телефоны. При этом создается родной код, скажем, для Android или iOS; разработчик может отлаживать приложение как в эмуляторе, так и непосредственно в процессоре устройства, которое подключается к ПК через USB. В выпущенном сейчас RAD Sdtudio 10 имеется по семь компиляторов для Pascal и для C++.

PC Week: А как же разработка приложений под Linux?

Л. Н. Это направление есть в наших планах, мы смотрим на Linux как на платформу для серверных приложений, клиентское ПО на этой системе не является для нас приоритетом.

PC Week: Какие изменения произошли в бизнесе вашей компании с момента приобретения CodeGear?

Л. Н.: Эта сделка была, конечно, настоящей вехой в истории нашей компании. К этому моменту Embarcadero уже имела 15-летнюю историю, но исторически специализировалась на средствах разработки для баз данных, к тому же основным ее рынком были США. Borland же была глобальной компанией в плане присутствия в мире, и ее коньком являлись универсальные системы программирования, в первую очередь C++ и Delphi. Как известно, порой интеграция даже небольшого стартапа в крупную корпорацию проходит непросто, а тут речь шла о фактическом слиянии двух примерно равновеликих, но при этом весьма различных по бизнесу компаний. Хотя в том, что это были разные организации, можно усматривать и плюс, поскольку продукты пересекались в минимальной степени и не было проблем с дублированием в продуктовой линейке.

Основная задача тогда состояла для нас в том, чтобы вернуть к себе доверие приверженцев инструментов Borland, которое, надо признать, сильно было подорвано. В первый же год после сделки мы выпустили новые версии продуктов, показав разработчикам, что продолжаем инвестировать данное направление. А потом расширили возможности этих инструментов, поддержав разработку для мобильных устройств.

Мы повысили частоту выхода релизов: если во времена CodeGear и Borland новые версии выходили не каждый год, то теперь мы ежегодно выпускаем по два релиза, между которыми еще делаем существенные обновления продуктов. Это диктуется тем, что и базовые платформы меняются очень быстро. Меняется и модель продаж нашей продукции: вместо периодически покупаемых лицензий и обновлений идея подписки на обновления приобретает всё большую популярность на софтверном рынке.

Хотя Borland декларировала свою независимость от платформ, фактически ее инструменты были нацелены на Windows, они «в лобовую» конкурировали с Visual Studio, причем на родном для Microsoft поле. Расширив список поддерживаемых платформ, мы вывели свой RAD Studio за пределы зоны влияния Visual Studio. Правда, тут мы столкнулись с новыми соперниками, но без конкуренции рынка не бывает.

Что касается области моделирования и проектирования баз данных, то два года назад мы хотели приобрести конкурирующий продукт ERwin у компании СА, однако эту сделку не разрешили антимонопольные службы США. Тем не менее с того момента многие пользователи ERwin все равно перешли на наши продукты. И тут мы с гордостью можем сказать, что именно нашим ER/Studio пользуется Microsoft для проектирования своих баз данных. Более того, в начале года у нас появился еще более крупный клиент, но мы не имеем права называть его имя, скажу только, что это один из трех мировых лидеров системной интеграции.

PC Week: В начале года я видел новость о том, что вы занялись созданием программных бизнес-компонентов. Что это такое?

Л. Н.: Да, у нас появилось еще третье направление работы — бизнес-компоненты. Упрощенно говоря, это библиотеки высокоуровневых программных объектов, ориентированные на различные прикладные сферы. Использование таких готовых компонентов позволяет ускорить создание законченных бизнес-приложений в разы.

В этом деле мы идем несколькими путями: развиваем разработку таких компонентов в собственном подразделении, приобретаем уже существующих игроков данного рынка и лицензируем интересные нам компоненты у сторонних разработчиков. Кстати, многие компании, создающие такие компоненты, имеют российские корни, в том числе у них есть группы разработки в России.

PC Week: При всей поддержке многоплатформенной разработки ваш последние анонс все же явно приурочен к выпуску Windows 10, что дополнительно подчеркивается и номером версии проекта, и словом «Seattle» в названии. Что вы думаете о перспективах этой новой ОС Microsoft?

Л. Н.: Да, выход Windows 10 — это событие для ИТ-рынка в целом, поскольку ОС Microsoft по-прежнему доминируют в сегменте настольных систем. По нашему мнению, темпы ее продвижения на рынок будут быстрее, чем у предыдущих версий, тут, конечно, большую роль играет возможность бесплатного обновления. Мы ориентируемся на то, что в течение первого года на нее перейдет 45% текущих пользователей Windows, об этом говорят и данные Microsoft, и наши собственные исследования. Использование RAD Studio 10 дает разработчикам, с одной стороны, гарантии, что созданные в этой среде приложения будут работать в Windows 10, а с другой — возможность использования появившихся в ней новшеств, которых немало (это пользовательский интерфейс, внутренние механизмы, внешние сервисы и пр.).

Что же касается «Seattle» в названии, то этот город известен большим числом независимых компаний-разработчиков, и среди них много наших клиентов. А кампус Microsoft все же находится не в Сиэтле, а в его пригороде.

PC Week: Но насколько я понимаю, ваш инструмент пока поддерживает только десктопно-планшетную версию Windows 10, но не вариант ОС для смартфонов.

Л. Н.: Да, это так. Все же разработки для этих двух форм-факторов различаются, и чтобы решиться на поддержку мобильного варианта Windows 10, нам нужно понять, насколько эта платформа будет популярна на рынке. Пока данный вопрос является открытым для нас, но мы внимательно следим за развитием ситуации.

PC Week: Давайте поговорим о вашем бизнесе в России. Что можно сказать о его развитии? С кем вы тут конкурируете?

Л. Н.: Главный конкурент в последнее время — это экономическая ситуация в стране. И тут я должен четко заявить, что несмотря на все эти проблемы мы продолжаем работать с российским сообществом разработчиков, считаем Россию важным для себя рынком. Более того, как вы знаете, еще со времен Borland у нас есть центр разработки в Санкт-Петербурге, причем у нас только три таких центра вне США (один в Канаде, а недавно появился ещё в Испании вместо закрытого в Румынии), и он играет заметную роль в бизнесе компании в целом.

Благодаря приобретению CodeGear мы смогли серьезно усилить свое присутствие в вашей стране в направлении СУБД-инструментов. У нас появились крупные заказчики, в частности Газпромбанк.

Кирилл Раннев: Разумеется, наш бизнес в целом зависит от соответствующих ИТ-бюджетов у покупателей, а те, в свою очередь, от положения дел в экономике страны в целом. В последний год в долларах мы зарабатывали чуть меньше, зато чуть больше стали зарабатывать в рублях. Это означает, что при сокращении рублевых бюджетов интерес к нашим продуктам всё-таки увеличивается — по нашим оценкам, динамика нашего бизнеса в России даже немного лучше, чем в среднем по ИТ-рынку. Количество наших заказчиков либо остается примерно на том же уровне, либо даже растет. Хотя должен признать, что торговать продукцией, внутри которой лежит долларовая составляющая, довольно сложно. Понимая проблемы российских клиентов, мы зафиксировали внутренний обменный курс на сентябрь 59 руб. за доллар, что заметно ниже рыночного.

PC Week: Еще в 1990-е Borland славилась активной работой с российской образовательной системой...

К. Р.: И это направление остается для нас одним из главных. Есть только один вертикальный рынок, за который отвечает выделенный менеджер из небольшой команды московского офиса — это образование. За последнее время мы видим очень большой интерес к обучению студентов и школьников разработке мобильных приложений и создали — профинансировали или сделали сами — специальные методические материалы по этой теме для образовательных учреждений, что-то вроде пособий для учителей. Стали проводить конкурсы на лучшие разработки, в том числе в партнерстве в другими ИТ-компаниями, в частности с Samsung.

Правда, при взаимодействии с образовательной средой видна одна проблема. Если раньше существовала централизованная схема финансирования подобных проектов обеспечения школ ИТ-средствами, то потом финансирование спустилось в регионы, а оттуда и в муниципалитеты, для которых, как выясняется, ИТ — далеко не самая приоритетная задача. Проблема эта довольно серьезная, что понимают и в руководстве российской системы образования, мы вместе работаем над ее решением.

PC Week: А насколько касается вас тема импортозамещения, разговоры о котором идут уже больше года?

К. Р.: Мы находимся в стороне от эпицентра урагана этих дискуссий. Все же нужно признать, что средства разработки в минимальной степени связаны с какой-то национальной спецификой и давно являются глобальными продуктами. Но хотел бы сразу ответить на возможный вопрос о безопасности ПО, создаваемого с помощью наших продуктов: если вы используете приложения, которые сами же и создали, если вы полностью контролируете весь жизненный цикл разработки с самого начала проектирования, если можете с помощью отладчика проверить код используемых компонентов, то «шпиономания» автоматически снимается.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)