Предстоящее приобретение компанией Dell корпорации EMC (ведь требуется еще одобрение сделки со стороны акционеров EMС и регулятора США) имеет все шансы стать самой крупной покупкой в истории ИТ-рынка. 67 млрд. долл. — эта сумма уже сама по себе наглядно демонстрирует, как данное поглощение может повлиять на общую ситуацию в ИТ-сфере, речь идет о появлении в отрасли еще одного ИТ-супергиганта класса IBM, которых сегодня можно посчитать, даже не используя все пальцы одной руки...

Новость вызвала оживленные комментарии в СМИ, идет обсуждение возможных последствий этой сделки, однако, что очень примечательно, основной интригой в этой теме является то, что никто не может назвать причину, по которой руководство EMC решилось на этот шаг. Ведь обычно речь о продаже заходит, когда компания начинает испытывать нарастающие трудности и ее руководство не видит иного выхода из кризисной ситуации. Такое объяснение вряд ли подходит к EMC, поскольку компания последние годы вполне успешно развивалась, по итогам 2014 г. показала очень неплохой рост доходов (24,4 млрд. долл., +5%) при весьма впечатляющей чистой прибыли (2,7 млрд. долл.). По ходу текущего года было заметно некоторое снижение темпов развития, но все же это пока вполне можно отнести к категории «локальных проблем». Тем не менее, раз EMC решила продаться, то, значит, какие-то трудности в ее развития были или же его руководство видело их в недалеком будущем. Так или иначе, фондовый рынок позитивно среагировал на решение EMC — сразу после объявления новости стоимость ее акций повысилась с 23,85 до 28,35 долл. (+19%). Как инвесторы оценили сделку относительно Dell — неизвестно, поскольку компания еще два года назад перешла из категории публичных в частную, при этом полезно вспомнить, что тогда ее капитализация была точно определена: компания была выкуплена за 29,4 млрд. долл. Майклом Делом и инвестиционной компанией Silver Lake, это в два с лишним раза меньше, чем цена нынешнего приобретения, которое планируется сделать за наличные.

В комментариях по поводу этой сделки EMC обычно именуется как «гигант рынка СХД». И с акцентом на эту специализацию говорится, что Dell делает вполне логичный шаг, дополняя свой серверный бизнес вторым ключевым компонентом вычислительной инфраструктуры (тут можно вспомнить, что еще несколько лет назад в качестве возможного сценария аналитики рассматривали вариант расширения присутствия EMС на рынке за счет приобретения серверного направления). Однако нужно отметить, что EMС уже давно представляет собой холдинг, который сама компания называет «федерацией» и в которой входят помимо материнской корпорации, занимающейся в основном хранением и управление данными (в частности, актуальной темой управления корпоративными контентом), есть еще отдельные дочерние компании — RSA (средства безопасности, Pivotal (облачные платформы и сервисы), VMware — (технологии виртуализации). Поэтому вопрос о влиянии смены владельца на будущее этих структур представляет весьма интересным, а в отношении VMware — очень важным с точки зрения интересов ИТ-рынка в целом. И дело тут даже не в том, что это крупный и успешный игрок (6,04 млрд. долл. дохода и 886 млн. долл. чистой прибыли по итогам 2014 г.), а том, что речь идет о лидере рынка средств виртуализации (ключевое направление инфраструктурных ИТ), на сотрудничестве с которым тесно завязан бизнес многих поставщиков, являющихся прямыми конкурентами Dell.

Нужно напомнить, что EMC приобрела VMware в 2004 г. и тогда эта сделка вызвала некоторое недоумение у аналитиков, поскольку технологии виртуализации явно не вписывались в сферу деятельности покупателя. Виртуализация тогда ассоциировалась почти полностью с серверами, которыми EMC не занималась (именно тогда появились предположения о возможном пополнении линейки ее продукции серверами). Новый владелец сохранил для VMware статус автономной компании, и эксперты в тот момент сошлись на мнении, что EMC просто приобрела перспективный доходный бизнес.

Однако уже через несколько лет виртуализация превратилась из сугубо серверной технологии в ключевой компонент ИТ-инфраструктуры в целом, включая, в том числе, устройства хранения и сети. И с конца предыдущего десятилетия деловые интересы «мамы» и «дочки» стали переплетаться все теснее, что создавало некоторые проблемы во взаимоотношениях VMware с другими поставщиками внешней памяти. Но все же до сих пор VMware выступала на рынке в целом как независимый игрок, в том числе благодаря тому, что она сохраняла нейтралитет в отношениях с серверными вендорами. Однако переход под крыло Dell вполне может привести к тому, что VMware потеряет свою серверную независимость. Нетрудно предположить, что продукция Dell получит существенные преимущества и это заставит ведущих производителей серверов расширять сотрудничество с другими разработчиками средств виртуализации, и от этого, конечно, в первую очередь, наверняка выиграет игрок «номер два» — Microsoft. Отметим, что такой сценарий будет очень не выгоден для VMware еще и потому, что ее доходы сильно завязаны именно на тесном сотрудничестве с поставщиками серверов — довольно большая доля ее продаж приходится на ОЕМ-поставки.

Версия для печати