Россия уже не первый год живет в условиях западных санкций, собственных антисанкций и объявленного на высшем уровне курса на импортозамещение, в том числе в сфере ИТ (в первую очередь, в сегменте ПО). Поэтому, безусловно, очень интересно понять, какие конкретные результаты принес новый курс, как он повлиял на бизес-показатели отечественных ИТ-компаний.

К сожалению, никто из них, отчитываясь по итогам 2015 г, не привел конкретных данных о влиянии политики импортозамещения на их бизнес. Разве что крупнейший отечественный интегратор КРОК сообщил, что рост его выручки по выполнению заказов госсектора составил 31,7%, причем «на это повлияло увеличение проектов в рамках политики импортозамещения».

В ответ на наш запрос директор департамента системных инженеров группы компаний «Компьюлинк» Александр Белов заявил, что курс на импортозамещение оказал заметное влияние на реализацию интеграционных проектов, особенно в сфере создания ЦОДов: существенно выросла доля российского аппаратного и программного обеспечения. «Отечественные компоненты исторически имели менее уверенные позиции в ИТ-инфраструктуре, чем в таких сегментах, как СЭД или ERP. Несмотря на это, начиная с прошлого года большинство наших заказчиков выдвигает импортозамещение в качестве одного из требований. В 2015 г. ГК „Компьюлинк“ построила в Крыму ЦОД для одного из крупных клиентов. Благодаря геополитическим реалиям он стал эталоном импортозамещения и позволил приобрести полезный опыт, который мы используем при реализации других проектов», — рассказал он.

По словам Александра Белова, новым трендом стало более широкое применение серверных операционных систем, сертифицированных ФСТЭК. «В частности, в своих проектах мы применяем российские операционные системы „РОСА“, включающие в себя среду виртуализации и централизованное управление», — добавил он.

Неоднозначно оценивают плоды политики импортозамещения ПО некоторые другие игроки российского ИТ-рынка. «В 2015 г. в нашей компании рублевый объем продаж программного обеспечения вырос. Отчасти это связано с растущим интересом заказчиков к импортозамещению — в государственном секторе стало больше пилотных проектов по внедрению отечественных продуктов и решений на базе открытого кода. С другой стороны, спрос на зарубежное программное обеспечение тоже продолжает расти. У меня сложилось впечатление, что коммерческие компании опасаются возможных санкций и поэтому закупают импортные продукты „впрок“. Так или иначе оба тренда обоснованы и имеют право на жизнь», — рассказал главный системный архитектор компании «ЛАНИТ-Интеграция» Игорь Литвинов.

Какие-то плоды политика импортозамещения ИТ начинает приносить. Однако не все эти плоды замечают. В компании «Логика бизнеса» нам сообщили, что проводимая в стране политика импортозамещения софта пока не повлияла на структуру доходов: «мало времени прошло».

В компании ФОРС также не почувствовали заметного роста количества проектов, связанных с импортозамещением ПО, но отметили некоторое сокращение количества проектов, связанных с инсталляцией зарубежных программных продуктов. Эксперты компании рассказали, что вести такие проекты становится труднее, так как заказчики осторожно воспринимают идею работы с зарубежным ПО, однако аналогов ему зачастую просто нет. По их словам, бывают случаи, когда политика берет верх над здравым смыслом.

«В настоящий момент мы не наблюдаем очень уж явного роста спроса на отечественное ПО, — рассказал нам технический директор компании RedSys Александр Ланин. — Сейчас идет активная стадия „посева семян“, а именно регистрация программных продуктов в реестре Минкомсвязи, обсуждения с заказчиком функциональных потребностей и как они реализуются посредством отечественного ПО. Все это рано или поздно даст свои плоды. Мы ожидаем, что заметный рост спроса на отечественное ПО произойдет в августе-сентябре».

Версия для печати