Практически все были потрясены тем, что большинство граждан Соединенного Королевства проголосовало за выход из Европейского Союза. И как только были оглашены результаты референдума, со всех сторон последовали разного рода заявления, в большинстве своем не имевшие под собой ни малейшего фактического основания. Причина в том, что столь масштабные шаги по выходу из национальных и политических союзов в истории западных государств предпринимались редко.

В данный момент финансовые сообщества Соединенного Королевства и всего мира затаились в напряженном ожидании наступления (о ужас!) смутных времен. Из-за того, что многие представители финансовых и бизнес-кругов не удосужились продумать запасной план, они теперь столкнулись с непредвиденными обстоятельствами. Такое смутное будущее подстегивает всевозможные пророчества о конце света, неизменно сопровождаемые словами «может быть», «если бы» или другими фразами неопределенного характера.

В действительности же, по крайней мере в некоторых секторах экономики — в частности в ИТ-секторе Соединенного Королевства, — есть множество поводов для ликования. ИТ-компании Соединенных Штатов также могут испытывать оптимизм, не в последнюю очередь в связи с появлением только что получившего независимость торгового партнера, освободившегося от неудовлетворенности и необходимости выполнять нормативные требования при ведении дел с континентальной Европой.

Но есть в этой ситуации и большой минус для американских ИТ-компаний: без сдерживающего влияния Великобритании у Европы будут развязаны руки для введения любых ограничительных норм, которые посчитают нужными оставшиеся 27 стран-участниц. Это означает, что установленные Европой непреклонные правила соблюдения конфиденциальности, и так мешающие бизнесу по обе стороны Атлантики, станут еще жестче. Уже и без того суровые и необоснованные ограничения на движение данных через границы государств, вероятно, только усилятся.

Однако такие последствия могут быть уравновешены более широким доступом американских ИТ-компаний на британский рынок и, даже в большей степени, более широким доступом компаний Соединенного Королевства на рынок Соединенных Штатов. Венчурный капиталист Марк Андриссен написал сообщение в Twitter о том, что, по его мнению, выход из Евросоюза повысит инвестиционную привлекательность Великобритании.

Повышение этой привлекательности частично обусловлено тем, что Великобритания освободится от бича Европы — сокрушительной бюрократии, из-за которой все реформы и изменения к существующим нормам продвигаются черепашьим ходом. Аналогичным образом чрезмерная озабоченность соблюдением конфиденциальности (особенно в Германии), затрудняющая обмен данными внутри Европы, значительно повышает стоимость основанных на данных сервисов и в то же время снижает эффективность этих сервисов.

Я не хочу этим сказать, что у Германии и в меньшей мере у некоторых других стран нет причин для того, чтобы стремиться защитить свои данные — причин как раз достаточно. В течение почти столетия эти страны страдали от войн, геноцида, деспотичных правительств и повсеместной слежки, в том числе со стороны разведорганов соседних государств. Но мир изменился, и эти страхи должны остаться в прошлом, а не нагнетаться среди соседей, тем самым сдерживая их развитие.

Великобритания, в свою очередь, достаточно натерпелась от усиленных попыток Европы поставить крест на множестве ее традиций — от принятых единиц измерения до контроля за иммиграцией. Теперь же Соединенное Королевство, обладающее одной из самых оживленных ИТ-отраслей в Европе и во всем мире, имеет шанс вырваться из уз европейского прошлого и по-настоящему расцвести.

Частично этот потенциал для роста обусловлен некоторыми фундаментальными переменами в британской и мировой экономиках. Курс фунта стерлингов значительно понизился по отношению, скажем, к доллару США. Это означает, что продукция Соединенного Королевства, цена на которую выставлена в фунтах, внезапно подешевела, став более конкурентоспособной в сравнении с продукцией Соединенных Штатов и Китая.

По той же причине значительно подешевели и оказываемые страной технические услуги — колл-центров, техподдержки, консалтинга и проектного обслуживания. Это повлечет за собой увеличение количества рабочих мест в ИТ-сфере Великобритании за счет его уменьшения в континентальной Европе, где стоимость рабочей силы по-прежнему высока.

Возможным (и даже вероятным) следствием выхода британцев из ЕС станет разворот Великобритании от Европы в сторону Соединенных Штатов в плане деловых и экономических отношений. Учитывая уже и без того довольно тесные отношения между США и Британией, это пойдет на пользу обеим странам и уж точно благотворно скажется на их ИТ-отраслях.

Американские ИТ-компании будут рады возможности выйти на более гостеприимный британский рынок. В европейском регионе Великобритания имеет репутацию страны с самым высоким уровнем инноваций в сфере высоких технологий, обеспечивающей американским фирмам приток высококвалифицированных инженерных кадров. Теперь же, когда рынок Великобритании станет более открытым для товаров и услуг, американские компании смогут развиваться в новых направлениях.

Но как бы радужно ни выглядела эта картина, вопрос еще не решен окончательно. Состоявшееся 23 июня голосование — лишь первый шаг. Предстоят длительные (до двух лет) переговоры по вопросам коммерческих и торговых отношений, иммиграционных правил и несметному множеству деталей, которые необходимо уладить прежде, чем выход Соединенного Королевства из ЕС станет реальностью.

Этот двухлетний период будет отмечен большой неопределенностью, которая может сказаться на долгосрочных деловых контрактах и отношениях с неясным на протяжении какого-то времени результатом. Но это не эквивалентно полному хаосу, который, очевидно, мерещится многим прорицателям конца света.

Важно также помнить, что ИТ-бизнес так важен отчасти потому, что он является революционным по своей природе, а любая революция порождает неопределенность. В данном случае для технологической отрасти она является преимуществом, и это одна из причин, по которой «Брексит» — это не так уж плохо.

Версия для печати