Вполне вероятно, что в обозримом будущем поставщиков СХД ждет в России «хороший гарантированный заказ». И связан он, как легко догадаться, с необходимостью выполнения федерального закона № 374-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „О противодействии терроризму“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» (известного также под названием «пакет Яровой») в части хранения трафика, проходящего через операторов связи, включая тексты, а также фото-, видео- и аудиоматериалы.

При этом возникают два вопроса, в том числе в связи с общим курсом на импортозамещение: смогут ли этот «хороший гарантированный заказ» переварить отечественные производители СХД и чем, собственно, предлагаемые ими системы отличаются от зарубежных.

Дело в том, что сколько-нибудь точную оценку доли отечественных производителей на российском рынке СХД ни одна из аналитических компаний не дает. Известно лишь, что она весьма мала. Так, согласно июньскому отчету IDC, в I квартале нынешнего года лидерами российского рынка внешних СХД являлись компании EMC, IBM, Hewlett Packard Enterprise, Hitachi Data Systems и NetApp, которые заняли более 87% данного рынка в денежном выражении. Остальные же 13% немногие российские поставщики внешних СХД делят с множеством других зарубежных вендоров, не вошедших в вышеприведенный список. Причем если рассматривать только СХД корпоративного уровня, то в этом сегменте позиции российских производителей, несомненно, еще слабее, чем по рынку в целом. «Всем хорошо известные производители СХД уровня Enterprise имеют суммарную долю на российском рынке порядка 90–95%, — отмечает руководитель направления отдела ЦОД департамента системных инженеров ГК „Компьюлинк“ Алексей Мамров. — Оставшиеся 5–10% делят множество более мелких китайских и отечественных производителей».

Поэтому за ответами на обозначенные выше вопросы мы обратились к представителям ряда отечественных компаний и независимым экспертам, специализирующимся в данной области.

Есть ли в России отечественные СХД

«Все „отечественные“ СХД построены на китайском железе, и в них доля зарубежных комплектующих составляет 100%, — констатирует директор центра вычислительных комплексов RedSys Владимир Мешалкин. — Однако встроенное ПО в ряде случае может быть полностью российским». В этом с ним согласны и другие эксперты.

Вместе с тем известно, что в настоящее время завершается разработка критериев, по которым вычислительная техника будет классифицироваться как российская. Наиболее важные из этих критериев в изложении вице-президента DEPO Computers Виктора Урусова выглядят так: «Российская компания-производитель должна обладать правами на конструкторскую документацию в объеме, достаточном для производства и модернизации соответствующего оборудования, обладать правами на исходные коды встроенного ПО и осуществлять на территории Российской Федерации операции по поверхностному монтажу печатных плат электронных блоков основных узлов, а также сборку узлов и самого изделия в целом».

ИТ-продукция, полностью отвечающая этим критериям, в России есть, утверждает г-н Урусов, имея в виду и продукцию своей компании: «Вот уже несколько лет компоненты оборудования под брендом DEPO производятся на фабриках в Азии по нашей рабочей конструкторской документации и под контролем наших специалистов. Встроенное ПО также разработано по нашему заказу, и все права на него принадлежат нашей компании. Произведенные в Азии компоненты после тестирования отправляются на наш завод в г. Красногорске, где и производится окончательная сборка и настройка оборудования. Таким образом, у нас есть современная отечественная вычислительная техника».

По-своему оценивает ситуацию руководитель сектора ИТ отдела исследований промышленных товаров «GfK Россия» Андрей Серегин. По его словам, отечественные производители присутствуют в сегментах СХД для стандартных задач (NAS) и блоков («кубиков») для создания SAN. При этом они покупают компоненты (или целиком так называемые white box китайских и тайваньских производителей, как и многие другие поставщики СХД) и добавляют софт. «Но для задач, поставленных в „пакете Яровой“, эти системы не годятся — не тот масштаб, они могут быть только частью системы», — считает г-н Серегин. Вместе с тем он выделяет также заказные системы под крупные задачи, включающие СХД, компьютеры со специализированным ПО и сетевое оборудование, которыми занимаются не собственно производители СХД, а интеграторы или структуры заказчика с привлечением интеграторов. Примерно так было с поставками оборудования для ГАС «Выборы»: поставка практически напрямую от производителя в объеме, сравнимом с объемом всего рынка аналогичных устройств на тот момент. «В случае реализации положений „пакета Яровой“ в части хранения трафика операторов связи выбор поставщика будет осуществляться в самый последний момент и особых преимуществ у российских производителей СХД нет, разве что благодаря уже имеющейся сертификации», — полагает Андрей Серегин.

Впрочем, г-н Урусов обращает внимание на то, что для организации системы хранения данных можно использовать различные подходы: «Выделенная СХД — один из вариантов, который не всегда оптимален, учитывая затраты на закупку, внедрение и обслуживание. Можно построить эффективную СХД большой емкости с использованием серверов с расширенной дисковой подсистемой и специального ПО. Такая распределенная архитектура системы хранения данных позволит использовать стандартное серверное оборудование и тем самым упростить и ускорить построение специализированных систем хранения информации большого объема».

Правомерен однако вопрос, чем собственно СХД российских производителей по своему наполнению будут отличаться от иных предложений, тем более, что практически все они, как было отмечено выше, состоят из импортных комплектующих и такая ситуация сохраниться еще долго. «Для такого высокотехнологичного производства требуется соответствующее оборудование, которое у нас в большом дефиците, а то и вообще отсутствует ввиду различных экономических и политических факторов», — констатирует Алексей Мамров.

Между тем комплектующие — не самая важная часть СХД, и даже в системах начального уровня, по словам технического директора компании «Аквариус» Александра Буравлева, их доля не превышает 20–25% общей стоимости. «Системы хранения данных состоят из трех принципиальных компонентов — аппаратного и программного обеспечения, а также из услуг по внедрению и долгосрочной поддержке, — поясняет г-н Буравлев. — Но именно программное обеспечение — это тот интеллект, который и создает функционал системы хранения данных». Собственно ПО и отличает, по его словам, отечественные СХД от зарубежных. Соответственно к первым, по его мнению, следует отнести системы, построенные на базе ПО, разработанного компаниями-резидентами РФ (такими как «Баум», «Рэйдикс», «Аеродиск»), а также системы, построенные на базе программного обеспечения, разработанного сообществом независимых разработчиков и распространяемого на основе GPL-лицензии.

«В линейке предлагаемых „Аквариусом“ СХД есть и те, и другие, — сообщил г-н Буравлев. — При этом мы, как производитель, отвечаем за оптимизацию конфигураций, совместимость аппаратных и программных компонентов, а также осуществляем поддержку систем в течение всего жизненного цикла». Он также указывает на то, что его компания имеет ОЕМ-соглашения с EMC и HPE, позволяющие ей предлагать локализованную продукцию этих разработчиков под собственными торговыми марками и осуществлять их поддержку. «Эти системы также можно отнести к отечественным, так как ОЕМ-соглашения подразумевают определенный уровень локализации производства, лицензирования технологии и поддержки от российских партнеров», — считает г-н Буравлев.

В области программного обеспечения процесс локализации уже можно считать состоявшимся, полагает старший вице-президент Kraftway Ринат Юсупов. По его словам, основанные на Linux программные продукты для построения СХД, предлагаемые уже упомянутыми выше российскими разработчиками, обладают широким функционалом и способны конкурировать с известными иностранными брендами. «Так, в основе СХД, производимых Kraftway, лежит управляющий контроллер, построенный на базе доверенной серверной платформы, разработанной нашей компанией, и ПО российской компании „Рэйдикс“, — рассказал он. — Схемотехника серверной платы и микропрограммный код BIOS доверенного сервера Kraftway разработаны с учётом интеграции в него сертифицированных в РФ средств защиты информации. Таким образом, уже на уровне управляющего контроллера решается большинство задач, связанных с защитой данных. Возможность проникновения вредоносного кода через системное ПО управляющего контроллера ограничена контролем программной среды и каналов проникновения со стороны СЗИ, интегрированных в доверенную серверную платформу Kraftway. До конца 2016 г. наша компания планирует выпустить линейку СХД с использованием программного обеспечения российской компании „Баум“... Полностью доверенную российскую СХД с отечественными компонентами мы готовы представить в течение ближайших двух-трех лет».

Есть ли резервы для увеличения производства

Сегодня существуют разные оценки, во что может обойтись операторам «Закон Яровой». И хотя он не определяет, какие именно данные и как долго надо будет хранить, отдавая это решение на откуп правительству, ясно, что речь в любом случае может идти об очень большом объеме поставок. Смогут ли его обеспечить российские производители — большой вопрос.

Сами производители, судя по полученным нами комментариям, настроены вполне оптимистично. «Если отталкиваться от текущих наших возможностей по сборке серверов, то мы уже сейчас единовременно готовы в разы увеличить производство», — сообщил Александр Буравлев. В том же ключе высказывается и Ринат Юсупов: «Заложенный на этапе проектирования нашего завода в Обнинске большой потенциал для дальнейшего наращивания объемов производства позволит при необходимости в сжатые сроки увеличить выпуск любых типов нашей продукции».

Звучит обещающе, но не очень конкретно. Определенную конкретику вносит Виктор Урусов. «Если говорить об объемах производства, то сегодня мощность нашего производственного кластера составляет от 25 до 300 тыс. серверных систем в год, и эту мощность можно легко нарастить, если возникнет необходимость. При наличии масштабного заказа на отечественные СХД или серверы, производство компонентов будет развернуто на нашем собственном заводе. И мы к этому полностью готовы, — сообщил он. — По нашей оценке, совокупная мощность ведущих российских производителей компьютерной техники, которые обладают собственным производством и соответствуют критериям, предъявляемым к отечественной вычислительной технике, составляет более 1 млн. серверных устройств в год. С учетом возможностей по расширению производства можно сказать, что отечественные производители готовы и способны обеспечить выпуск необходимого количества отечественных СХД».

Как бы то ни было, ясности с деталями реализации «Закона Яровой» пока нет, а именно в них, как известно, прячется дьявол.

Версия для печати