Тема ИТ-кадров является постоянно действующей практически в любых обсуждениях по проблематике развития ИТ в России в последние два десятка лет. Эти вопросы поднималась и на прошедшей в марте в Москве встрече «Россия — мировой экспортер ПО» почти всеми выступающими, представителями, как государственных властных структур, так и ИТ-бизнеса. И по результатам дискуссии можно сделать уверенный вывод, что именно проблема ИТ-кадров является не просто одной из проблем развития отечественного ИТ-рынка, но демонстрирует весьма тревожные тенденции в этой сфере.

Данная встреча наглядно показала серьезный перелом в самом содержании темы. Если раньше речь шла только об увеличении числа ИТ-студентов в вузах страны и о повышении качества их профессиональной подготовки, то сейчас акценты резко сместились на следующие этап жизненного цикла специалиста — как использовать ИТ-кадры, имея в виду, прежде всего, их трудоустойство в контексте наблюдаемого в последние годы роста утечки «ИТ-рук» за рубеж. Причем по ходу обсуждения было видно, что проблема «оттока» выглядит намного серьезнее, чем «подготовки». Если в случае подготовки специалистов решение выглядело довольно очевидным (нужно увеличивать число студентов и улучшать программы их подготовки) и речь шла только о том, какую часть проблемы должно решать государство, а какую — ИТ-бизнес, то в нынешней ситуации просто не очень понятно, что можно и нужно делать. В этом плане характерно, что все выступления по поводу оттока ИТ-кадров сводились лишь к констатации наличия и важности проблемы, но все предложения, в основном, ограничивались словами «с этим нужно что-то делать».

К сожалению, никаких конкретных количественных оценок оттока ИТ-кадров в зарубежье на этой встрече практически не прозвучало. Единственные конкретные данные со ссылкой на исследование Mail.ru дал вице-президент Parallels Николай Добровольский: лишь 50% российских ИТ-выпускников планируют оставаться работать в стране, остальные связывают свою дальнейшую карьеру с отъездом за границу. Понятно, что при таком положении дел простое увеличение числа ИТ-студентов (а как его увеличить, откуда взять столько людей?) будет означать, что Россия будет за свой счет (ведь большая доля ИТ-специалистов обучается за бюджетные средстве) готовить кадры для заграницы. Отметим, что хотя и в неявном виде, но увеличение оттока отечественных программистских кадров за рубеж признается и в последнем ежегодном отчете ассоциации РУССОФТ по ситуации на российском софтверном рынке (там говорится о сокращении объемов экспортных разработок внутри страны). Об этом же говорят и сведения некоторые российских экспортно-ориентированных софтверных компаний.

На вопрос ведущего собрания, какие направления софтверного экспорта являются наиболее перспективными для России, замглавы Минкомсвязи Рашид Исмаилов стал рассказывать именно об огромном кадровом потенциале нашей страны и привел Индию как пример обеспечения государственной ИТ-независимости: да, эта страна использует программные продукты американских компаний, но сами эти заокеанские вендоры используют кадровые ресурсы Индии для поддержки и развития своего бизнеса. Да, конечно, это вполне нормальный (хотя и явно ассиметричный) вариант взаимной международной интеграции. Но насколько наша страна может реализовать такую схему взаимоотношений — спорный вопрос, если учесть, что экспортные людские ресурсы у нас все меньше работают внутри страны, предпочитая уезжать. Это уже не экспорт ИТ-услуг (за которые в страну приходят зарубежные деньги), а именно утечка кадров, за обучение которых платили местные налогоплательщики.

Руководитель компании ZD Systems Дмитрий Завалишин назвал индийскую модель участия в мировой системе ИТ-труда (в режиме заказной разработки или в виде аутстафинга — сдачи в аренду специалистов) «рабским трудом», схемой, недостойной для страны, претендующей на передовые позиции в технологическом мире. С такой оценкой очень сложно согласиться. Все же нужно различать рабовладельческую и капиталистическую модели экономики (между которыми есть еще феодальная) и видеть принципиальную разницу между «рабами» и «наемными работниками» (к которым относятся не только слесари и строители, но также врачи, учителя, юристы и даже госслужащие). Кроме того, в интернет-комментариях (в частности, при обсуждении статьи в Фейсбуке) эксперты отмечали, что именно через модель аутсорсинга индийские разработчики сейчас начинают завоевывать позиции на мировом рынке софтверных продуктов, а заплата индийского аутсорсера в 2-4 раза выше, чем у его российского коллеги. И при этом хотелось бы обратить внимание на важный момент: индийские программисты в массе своей из страны не уезжают, работая в основном по схеме удаленного взаимодействия с работодателями. То есть их деятельность с полным основанием можно отнести к категории экспорта услуг, при которой национальные кадры остаются на родине и в страну поступают деньги из других стран.

К сожалению, судя по всему, мы сейчас находимся в состоянии, когда проблема видна, но ее причины еще не изучены, а следовательно нельзя точно определить методы ее решения. Вопрос, что является причиной оттока ИТ-специалистов за рубеж, пока является открытым, достаточно четких ответов на него нет. По крайней мере, никто их участников прошедшей встречи, говоря о проблеме, о причинах ее не говорил.

При этом нужно отметить, что ситуация сегодня весьма радикально отличается от того, что было в 1990-е, когда практически единственным способом работать на зарубежного работодателя был вариант физического выезда за границу. Сегодняшние технические коммуникаций позволяют реализовать удаленную работу достаточно легко, используются схемы распределенных географически команд, порой весьма значительных по размерам. И как раз учитывая этот аспект, возникает предположение, что российские трудности лежат именно в плоскости коммуникаций отечественных разработчиков с внешним миром. Собственно, именно об этом на собрании говорил глава «1С-Битрикс» Сергей Рыжиков применительно к продажам программных продуктов из России за рубеж через Интернет, но аналогичные проблемы возникают на практике и при продаже рабочих рук (работа по контакту по удаленной трансграничной схеме). Он рассказал о сложностях получения оплаты за товар, но в случае услуг возникают коммуникационные проблемы и в ходе самих производственных процессов.

Так или иначе, проблема оттока российских ИТ-кадров сейчас уже признана как существенное и явно негативное для российской ИТ-отрасли явление. Ее надо решать, но для этого сначала — более внимательно изучать.

Версия для печати