В феврале генеральный директор Auriga Вячеслав Ванюлин сообщил, что по итогам 2017 г. зарубежные продажи его компании увеличились приблизительно на 20%. При этом на долю нашей страны у Auriga в настоящее время приходится лишь 5% бизнеса. Неизбежно возникает вопрос, почему у столь быстро развивающейся компании на Россию приходится столь малая доля бизнеса?

«Auriga изначально создавалась как компания, оказывающая услуги по разработке ПО на экспорт. Мы начинали как специалисты по сложному, требующему высокой квалификации и лучшего образования, встраиваемому и системному софту для клиентов из сфер телекоммуникаций, медицины, производителей аппаратного обеспечения. Не секрет, что в 1990-е, да и пожалуй в начале 2000-х, такие знания и навыки были почти не востребованы в самой России, — рассказал Вячеслав Ванюлин. — Со временем мы расширили нашу экспертизу, распространили ее на корпоративные системы, мобильные и веб-приложения, наняли и воспитали специалистов по большим данным, Интернету вещей, блокчейну. Ведь в таком бизнесе, как наш, необходимо уметь быстро осваивать новые технологии и быть в курсе новых трендов».

По его словам, это помогло компании сформировать привлекательные предложения для российского рынка и получить немало интересных контрактов: «В отдельные годы доля российских клиентов в общем портфеле достигала 15%. Сейчас мы работаем с госорганизациями, банками и отечественными производителями медтехники и планируем и в дальнейшем расширять этот бизнес».

В то же время Вячеслав Ванюлин посетовал на то, что нестабильность валютной ситуации, общая волатильность рынка требуют осторожности при работе в России. Более того, крупные российские компании, которые могли бы выиграть от аутсорсинга своих задач по разработке, сами крайне осторожны и стараются, напротив, расширять собственные ИТ-департаменты, как, например, Сбербанк. «Возможно, сказывается некоторая недоработка со стороны компаний-аутсорсеров: мы недостаточно убедительно и активно рекламируем безопасность и преимущества этой деятельности внутри страны, — полагает Вячеслав Ванюлин. — Клиенты, решающие, какие задачи они могут отдать на аутсорсинг, а какие оставить строго в своих стенах, могут чувствовать по отношению к аутсорсингу определенный уровень недоверия и неопределенности».

По его словам, на Западе культура аутсорсинга разработки ПО складывалась десятилетиями и в глазах обывателя уже давно доказала свою эффективность и состоятельность, тогда как в России этого еще предстоит добиться. «Еще одной причиной формально низких показателей нашего бизнеса в России могут быть особенности атрибуции клиента к региональной сегментации рынка. Например, многие наши контракты выполняются для российских представительств крупных иностранных компаний. Формально мы работаем на российское юрлицо, но атрибутируется этот клиент по своей головной компании, которая располагается в США или Европе», — пояснил Вячеслав Ванюлин.

Он отметил, что Auriga — не единственная компания, которая сталкивается с подобной динамикой своего бизнеса в России. В качестве примера он привел крупнейшие компании в данном сегменте — «Люксофт» и EPAM, которые ранее рапортовали о снижении доли российских контрактов в своей выручке (согласно официальным финансовым документам, доступным в сети, «Люксофт» — с 9% в 2014-м до 5% в 2016 г., EPAM — с 11,7% в 2013-м до 4,7% в 2015 г.).

Версия для печати (без изображений)