Еще относительно недавно — семь-восемь лет назад — исследователи рынка управления документами отмечали, что несмотря на все более широкое распространение методов электронного взаимодействия использование «бумаги» на корпоративном рынке не только не сокращалось, но даже возрастало. Однако похоже, как раз в тот момент в этом ИТ-направлении произошел качественный перелом: рост продаж устройств печати фактически прекратился, а потом объемы поставок даже начали немного снижаться. При этом определенные изменения происходили и в самой структуре этого сегмента: постепенно уменьшалась доля аппаратной составляющей за счет увеличения программной и сервисной составляющих. Изменения требований потребителей заставляли поставщиков постоянно работать над совершенствованием своих программно-аппаратных систем, что удавалось одинаково успешно не всем производителям, в результате чего происходили изменения в расстановке сил участников этого рынка.

Именно так вкратце охарактеризовал положение дел на рынке устройств печати ведущий аналитик IDC Russia/CIS Константин Макаренков, подчеркнув при этом, что подобные тенденции наблюдаются во всем мире и Россия тут не исключение, хотя некоторая отечественная специфика все же наблюдается. По данным регулярных исследований IDC, в странах Западной Европы в последние четыре года видно снижение инсталлированной базы устройств печати на 2-3% ежегодно, но это еще не означает, что уменьшается объемы производимой этими устройствами «бумаги», скорее даже наоборот, поскольку средняя производительность отдельного принтера неизменно повышается. В России сокращение инсталлированной базы идет быстрее примерно в два раза (5,5%) при том, что обеспеченность принтерами на душу населения также заметно ниже, чем в Европе (в России — 0,09, а во Франции, например, — 0,21). Разумеется, на такое отставание нашей страны самым существенным образом повлияли экономические проблемы последних пяти лет: поставки принтеров сократились с 3,5 млн. шт. в 2014 г. до 2,3 млн. в 2015-м, и только потом начался небольшой рост до 2,6 млн. в 2018-м. Но с соответствии с общими ИТ-тенденциями в следующие годы начнется постепенное снижение (по прогнозам IDC — до 2,5 млн. шт. в 2022 году), при этом сокращение будет проходить в основном за счет лазерных принтеров, продажи струйных устройств сохранятся примерно на нынешнем уровне.

По оценкам IDC, в 2018 г. объем российского рынка устройств печати составил 2582 тыс. штук и 630 млн. долл., что выше показателей предыдущего года соответственно на 9,0 и 6,5%. На лазерные принтеры приходится примерно две трети поставок в штуках(1768 тыс.), на струйные — оставшаяся треть (815 тыс.), но последние являются более дешевыми, так что в стоимостном выражении соотношение выглядит почти как 5:1. Но при этом видна такая любопытная тенденция: средняя цена лазерных принтеров немного падает, а струйных — увеличивается. Интересно и то, что в обоих типах устройств преобладает доля МФУ (для лазерных — 65% в штуках, для струйных — 82%), причем продажи струйных МФУ растут быстрее, чем лазерных. Еще из данных IDC видно, что российские заказчики более экономно подходят к использованию расходных материалов: их закупки в денежном и штучном выражении сокращаются.

Что касается расстановки сил поставщиков на российском рынке, то безусловным лидером в 2018 г. (как в и в предыдущие годы) является HP — 800 тыс. устройств и 182 млн. долл. выручки. Но списки ее преследователей по отгрузке и по выручке несколько различаются: по отгрузке — Canon (426 тыс. шт.), Kyocera DS (320 тыс.), Epson (237 тыс.), Samsung (220 тыс.), по выручке — Kyocera DS (104 млн. долл.), Xerox (71 млн.), Canon (65 млн.), Epson (53 млн.). Но из числа ведущих производителей только Kyocera показала в прошлом году позитивную динамику по обоим показателям.

В целом по результатам исследования российского рынка устройств печати эксперт IDC сформулировал такие основные выводы:

  • в 2018 г. продолжилось сокращение инсталлированной базы печатно-копировального оборудования, что объясняется сокращением финансирования на обновление печатного парка, с одной стороны, и растущей оптимизацией этого парка, с другой;
  • рынок расходных материалов продолжает сокращаться вследствие уменьшения корпоративных бюджетов и снижения покупательной способности в рознице, хотя пока доля оригинальных расходных материалов остается без значимых изменений;
  • лазерные устройства нижнего звена (20-30 стр./мин) постепенно уходят из поставок, так как вендоры теряют к ним интерес вследствие невозможности продать достаточные объемы расходных материалов;
  • стабильный рост поставок лазерных устройств со скоростью выше 30 стр./мин является показателем некоторого улучшения корпоративного рынка;
  • поставки устройств с системой непрерывной подачи чернил (СНПЧ) стали ключевым фактором развития рынка струйной печати;
  • для обслуживания и ремонта устройств российские заказчики используют примерно в равных долях внутренние ИТ-службы и внешние компании.
  • большинство организаций в России по-прежнему закупают устройства на разовой основе (более 75%), в Центральной и Восточной Европе половина организаций приобретает устройства по контракту или лизингу;
  • уже сейчас половина всех деловых процессов происходит в электронном формате, передовиками являются секторы финансов, производства и профессиональных услуг; малые организации больше, чем крупные, полагаются на бумагу;
  • структура офисной печати меняется в основном за счет увеличения оцифровки документов, тем не менее российские организации все еще очень сильно зависят от аппаратного обеспечения и предпочитают простые качественные продукты более сложным решениям.

Для ИТ-поставщиков IDC предлагает такие рекомендации:

  • сохранить стабильные рублевые цена для канала (а значит, и для клиентов);
  • фокусироваться на предложениях лучшего ТСО;
  • продавать сервисы и решения, а не коробки;
  • продолжить продвижение оригинальных расходных материалов;
  • активизировать работу с корпоративным сектором и СМБ.
Говоря же о прогнозе развития ситуации на российском рынке печати на 2019 г., Константин Макаренков выразил лишь осторожный оптимизм — многое будет зависеть от макроэкономических факторов (санкционный режим, цена на нефть, курс рубля и пр.).

Версия для печати (без изображений)