Несмотря на государственную поддержку доля отечественной продукции на российском рынке телекоммуникационного оборудования (ТКО) не превышает 10%. Реализация же госпрограммы «Цифровая экономика Российской Федерации» требует повышения роли российских производителей. В ходе экспертного обсуждения в Аналитическом центре при Правительстве РФ были предложены меры, которые, возможно, позволят увеличить долю отечественных компаний на рынке ТКО в пять раз и при этом нарастить экспортный потенциал отрасли.

По разным оценкам, объем российского рынка телекоммуникационного оборудования лежит в диапазоне от 4 до 8 млрд. долл. Так, J’son & Partners Consulting оценивает его в 7,97 млрд. долл. Доля российской техники на нем составляет 7,2%. При этом объем продаж продукции, имеющей статус телекоммуникационного оборудования российского происхождения (ТОРП), достиг 4,47 млрд. руб., не имеющей статуса ТОРП — 29 млрд. руб.

По более консервативной оценке Минкомсвязи, при общем объеме рынка ТКО от 4,3 до 5,1 млрд. долл., доля российского оборудования на нем не превышает 4,5%. В то время как на долю четырех ведущих иностранных компаний — Huawei, Cisco, Nokia и Ericsson — приходится 50% рынка.

Взвешенный подход Аналитического центра показывает, что объем отечественного импорта ТКО, комплектующих и компонентов (включая пассивное сетевое оборудование) составляет порядка 5,5 млрд. долл. в год.

Стоит отметить, что сегодня ряд отечественных производителей ТКО набрал необходимые компетенции для производства конкурентоспособной продукции и выпускает многие сложные виды телеком-техники, такие как коммутаторы, маршрутизаторы, мультиплексоры для волоконно-оптических линий связи и т. д. Однако стоимость оборудования российского производства, как правило, оказывается выше, чем у зарубежных аналогов.

Сравнение условий производства телеком-оборудования в России и за рубежом, проведенное Аналитическим центром, показывает, что по некоторым экономическим показателям и видам регулирования РФ находится на уровне ведущих зарубежных стран, а по ряду других проигрывает. Например, размер ставки коммерческого кредитования в России составляет 10,6%, в то время как в прочих странах он значительно ниже — от 2,05 до 4,42%.

«В рейтинге легкости ведения бизнеса Ease of Doing Business Index в 2018 г. Россия оказалась 32-й среди 190 стран, — отметила Татьяна Котова, ведущий советник управления по внешнеэкономической деятельности Аналитического центра. — А в рейтинге эффективности логистики Logistics Performance Index в заняла 75-е место — худший результат среди 160 стран».

В этом плане китайские производители телеком-оборудования имеют значительные преимущества перед российскими продуцентами, считает эксперт. Для этой страны характерно использование преференциальных налоговых и административных режимов свободных экономических зон, а также предоставление целевых мер государственной поддержки.

В числе применяемых в КНР инструментов поддержки — приоритетный допуск национальных производителей к госзакупкам, реализация программ государственной отраслевой поддержки (включая финансовую поддержку и создание новых институциональных механизмов). «Китайские банки охотно предоставляют льготные кредиты закупщикам [продукции КНР]», — отметила Татьяна Котова.

В последние годы в России также взят курс на поддержку отечественного производства ТКО. Государство демонстрирует серьезность намерений и готовность к диалогу с участниками рынка. В РФ приняты прогрессивные госпрограммы по развитию телекоммуникационного оборудования и электронной компонентной базы (ЭКБ).

В 2011 г. в совместном приказе № 1032/397 Минпромторга и Минэкономразвития были сформулированы требования к статусу ТОРП. В соответствии с ними, производитель должен быть налоговым резидентом РФ и иметь необходимую научно-производственную базу для изготовления и обслуживания телекоммуникационного оборудования. Он также должен обладать правами на конструкторскую документацию и ПО, используемые в данном оборудовании. При этом финишная сборка ТКО также должна осуществляться на территории России.

«В телекоме это единственные критерии, которые действительно обеспечивают России развитие и владение собственными технологиями, — считает Владимир Иванчук, и. о. генерального директора КБ „Электрон“. — За время работы Межведомственного экспертного совета (МЭС) было рассмотрено 1399 единиц оборудования. Сейчас в реестре насчитывается 465 единиц оборудования, обладающего статусом ТОРП».

Заседания МЭС проходят четыре раза в год. И если раньше на одной сессии предлагалось для обсуждения всего два-три вида оборудования, то в последнее время выдвигается порой по 30-50 наименований техники связи. И каждый раз реестр пополняется на пять-десять единиц оборудования. Сегодня предприятиям легче отстаивать свою позицию и можно быстрее выходить на конечный результат, поскольку точно известен весь перечень необходимых документов и требования к предприятию и оборудованию.

«И главное: сейчас уже появилась внутренняя конкуренция среди поставщиков российского оборудования, когда соревнуются два или более предприятий, — радуется Владимир Иванчук. — Наши производители начали конкурировать между собой по цене. А всего в списке производителей ТОРП уже значатся 70 российских компаний».

В настоящее время действуют два нормативно-правовых акта, направленных на поддержку российских производителей, отметил он. Первый — это постановление правительства от 16 сентября 2016 г. № 925 о приоритете товаров российского происхождения по отношению к иностранным товарам, которое дает преференции 15% в цене при закупках по 223-ФЗ.

Второй — постановление правительства от 26 сентября 2016 г. № 968. В нем речь идет об ограничениях и условиях допуска отдельных видов радиоэлектронной продукции, происходящих из иностранных государств, для целей обеспечения закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд (правило «третий лишний» при закупках по 44-ФЗ).

Однкако этих мер поддержки отечественных компаний явно недостаточно, чтобы преодолеть иностранную экспансию на российский рынок ТКО. Производители телеком-оборудования ранее обосновали целый комплекс предложений по мерам прямой поддержки российских предприятий.

«Среди них: снижение налоговой нагрузки, уменьшение единого социального налога, ускоренная амортизация, дотации, субсидирование, снижение налоговых пошлин для электронных компонентов, повышение таможенных пошлин при импорте готового оборудования; упрощение таможенных процедур при экспорте, — перечислил Владимир Иванчук. — Но ни одно из этих предложений не было поддержано Минфином».

Никита Гриценко, заместитель коммерческого директора компании «Элтекс», обратил внимание на структуру нашего импорта ТКО: 80% объема поставок приходится на китайских производителей (Huawei, ZTE и др.) и только 20% на западные компании (Cisco, Juniper, Nokia и др.). То есть сегодня основные конкуренты отечественных фирм на внутреннем рынке — это китайские предприятия.

«Несмотря на программу импортозамещения годовой прирост выручки отечественных производителей на российском рынке ТКО остается на минимальном уровне, в то время как выручка зарубежных представителей стремительно растёт, — подчеркнул Никита Гриценко. — Например, по итогам 2017 г. выручка с НДС нашей фирмы выросла на 15%, при этом продажи Cisco в РФ увеличились на 62%, а у Huawei — на 95%». По его словам, у нас даже госпроекты чаще всего делаются на зарубежном оборудовании.

Никита Гриценко посетовал, что при одинаковой себестоимости производства ТКО в России и Китае разница в стоимости устройств составляет 15-21%. Это связано с тем, что цена комплектующих в РФ выше на 10-13%, а налоги, таможенные пошлины и субсидии при экспорте делают разницу в конечной стоимости выше еще на 6-8%.

По его словам, наше налоговое и таможенное регулирование пока явно не лучшее в мире, а условия кредитования — очень тяжелые: В КНР налог на прибыль 0%, у нас 20%, социальные налоги в Китае 14%, у нас зарплатный сбор 43,6%, ставки по кредиту в Поднебесной от 0 до 5%, у нас 10-15%, таможенные пошлины при импорте комплектующих в КНР 0%, а нас все 20%.

Меры поддержки локального рынка телеком-оборудования, отметил Никита Гриценко, хорошо видны на примере сравнения таможенных пошлин на импорт ТКО в зарубежных странах: Пакистан — до 50%, США — 35%, Индия — 20%, Россия — 0% (по данным ВТО). То есть наш рынок ТКО открыт для импорта готовой зарубежной продукции.

В этих условиях, по мнению докладчика, возможные меры государственной поддержки в РФ для защиты локального рынка ТКО могут включать сразу несколько направлений. Среди них: увеличение таможенных пошлин на ТКО, аналоги которого разработаны и серийно производятся в России; снижение таможенных пошлин на комплектующие, не производящиеся в России. А также снижение налогов и сборов. Кроме того, полезным может быть ограничение применения зарубежного ТКО в критической информационной инфраструктуре, субсидирование НИОКР и внедрение механизма «связанных кредитов» для заказчиков ТКО из списка ТОРП.

Ожидается, что результатом предлагаемых решений может стать увеличение доли российского ТКО до 30% в течение двух-трех лет и до 50% за пять лет и создание мощных центров разработки современного телеком- оборудования, в том числе и для сетей 5G. Кроме того, предполагается развитие крупносерийного производства, а также кардинальное повышение уровня информационной безопасности и цифрового суверенитета.

Что касается создания центров разработки современного 5G-оборудования, то весьма интересную картину этого процесса нарисовал Евгений Хоров, заведующий лабораторией беспроводных сетей Института проблем передачи информации (ИППИ) РАН.

«Программа „Цифровая экономика“ содержит ряд мероприятий, направленных на развертывание сотовых сетей нового поколения, сетей Wi-Fi и сенсорных сетей на базе отечественного оборудования, — отметил Евгений Хоров. — А есть ли в России производители устройств гражданской беспроводной связи, заинтересованные в создании конкурентоспособной продукции?».

Он обратил внимание на состав двух международных комитетов по стандартизации — IEEE 802.11 и 3GPP. В IEEE 802.11, который разрабатывает Wi-Fi-протоколы, по состоянию на февраль 2018 г. было аккредитовано около 150 организаций, среди которых — производители телеком-оборудования, операторы связи (Orange, Deutsche Telekom), разработчики «смежных» технологий (Sigfox), лидеры нетелекоммуникационной индустрии (Toshiba, Toyota, Hyundai, Osram). Россия здесь представлена только одной организацией — ИППИ РАН.

Консорциум 3GPP разрабатывает спецификации для сотовой связи, в том числе для 5G. В него входит 630 компаний, среди которых множество операторов связи (Orange, Vodafone, Turkcell, Verizon, T-mobile). Россия представлена здесь тоже только компанией Nexign, специализирующейся на биллинговых решениях. А это, заметим, ведущий орган стандартизации 5G, которая будет одной из опорных технологий в цифровой экономике.

Последствия такого отношения в России к исследованиям и разработке будущих технологий не замедлили проявиться. Например, в недавно утвержденном Росстандартом первом национальном стандарте для Интернета вещей. «Похоже, что стандарт разрабатывался под продукцию единственной компании (на базе иностранного микроконтроллера STMicroelectronics), — отметил Евгений Хоров. — Текст стандарта явно „сырой“, множество аспектов описано так, что отсутствует гарантия совместимости устройств разных производителей, есть и вопросы к безопасности».

Докладчик делает выводы: без изменения подхода к созданию новых телекоммуникационных устройств, без тесной работы с ведущими экспертами в этой области, без цели сделать устройства, превосходящие зарубежные, российская индустрия способна выживать только благодаря нерыночным, заградительным, а также коррупционным мерам.

По мнению Юрия Анисимова, директор по развитию компании «Агат-РТ», традиционным стало распыление ресурсов государства по многим задачам вместо выбора приоритетных направлений развития. Может быть, есть смысл воспроизводить в РФ не всю существующую на мировом рынке палитру сетевого оборудования и электронных компонентов, а сосредоточиться на прорывных направлениях, определив перспективные ТКО и ЭКБ для задач построения цифровой экономики?

«Российский рынок относительно невелик — для реального прорыва необходимо выходить на зарубежные рынки и выбирать там целевые, на которых мы сможем конкурировать. На целевых рынках предстоит определить ниши, в которых мы сможем через три — пять лет быть лучше конкурентов в глазах клиентов. По всему спектру продукции конкурировать невозможно», — выразил позицию Ассоциации разработчиков и производителей электроники (АРПЭ) Юрий Анисимов.

По его словам, ассоциации, предприятиям и госструктурам предстоит четко спрогнозировать, как будет выглядеть конкурирующая зарубежная продукция через три-пять лет. Нужен серьезный анализ перспектив развития целевых сегментов. Необходимо сформулировать, какие свойства ТКО и ЭКБ позволят стать лучше будущей зарубежной продукции в глазах зарубежных заказчиков за этот период времени.

С другой стороны, отечественные разработчики оборудования и элементной базы в результате получат ориентиры для развития именно тех решений, которые будут востребованы государством, и смогут более точно сформировать планы производства и продаж. Меры господдержки могут быть сфокусированы на разработке именно того оборудования, которое необходимо для выполнения задач госпрограмм, в частности цифровой экономики. Такой подход позволит избежать распыления государственных средств тонким слоем по многим проектам с тематикой, предложенной в отрыве от государственных целей.

Многие страны поднимались на лидирующие позиции в тех или иных продуктовых нишах и в гораздо более сложных условиях, чем наши. «Отрасль должна сработать как одно большое предприятие, оптимально распределив ресурсы на приоритетных направлениях, — подчеркнул представитель АРПЭ. — Залог успеха — тесное сотрудничество государства и отрасли, учет мнения участников отрасли. По нашим оценкам, реализация предложенных мероприятий позволит выйти по доле отечественного оборудования на рынке ТКО на уровень более 50% за три-пять лет и успешно выйти на зарубежные рынки».

На первый взгляд может показаться, что увеличить за пятилетку свою долю на внутреннем рынке в пять и более раз — это, скорее, из области фантастики. Но, в сущности, речь во многом идет о возврате на ранее существовавшие позиции, бездарно упущенные в эпоху радикальных экономических реформ. И, в принципе, уже есть истории успеха и достижений даже более высоких показателей для целых направлений ТКО.

Например, в этом году наша страна переходит на цифровое эфирное телевещание. Исторически у нашей промышленности были высокие компетенции в сфере ТВ-передатчиков и студийного оборудования, сформировавшиеся еще в период существования Минпромсвязи СССР, и оставшиеся на плаву предприятия отрасли сумели их успешно подтвердить при поддержке Ассоциации разработчиков и производителей аппаратуры телерадиовещания (АРПАТ).

«Невозможно переоценить роль АРПАТ в консолидации российской промышленности и создании научно-технической и производственной кооперации отечественных предприятий, — считает Константин Быструшкин, заместитель директора Московского научно-исследовательского телевизионного института. — Согласно данным ФГУП РТРС, свыше 80% аппаратуры первого цифрового мультиплекса, в том числе цифровых передатчиков DVB-T2, произведено в России. Это большой успех АРПАТ, особенно сегодня, когда проблема импортозамещения, в том числе в секторе гражданской продукции, стоит как никогда остро».

Во многом он обеспечен передовым техническим уровнем российских передатчиков, имеющих высокие КПД и надежность не хуже, чем у лучших зарубежных моделей. Но, отметил далее представитель МНИТИ, при этом российская аппаратура имеет защищенную от потенциальных хакерских атак систему дистанционного мониторинга на основе отечественных протоколов и гарантирует отсутствие различных программных и аппаратных «закладок».

В заключение стоит отметить, что АРПАТ шел к своей цели около 10 лет, а у потенциальных участников программы «Цифровая экономика» времени на реализацию будет вдвое меньше, да и задачи поставлены крупнее. И удастся ли выполнить намеченные планы предложенными методами, пока не ясно.

Версия для печати (без изображений)