Стратегия импортозамещения, набирающая обороты в нашей стране, стимулирует появление на ИТ-рынке новых игроков, нацеленных на разработку и производство действительно отечественных изделий. Год назад с этой целью в группе IBS в качестве дочерней структуры IBS Platformix была создана компания «Сила», первые итоги работы которой подвел ее генеральный директор Шамиль Аминев.

Он отметил, что сегодня состояние российского ИТ-рынка во многом определяется регуляторами, как местными, так и зарубежными. Первые формируют политику импортозамещения для различных типов компаний и организаций. Так, госучреждениям запрещается закупать иностранное ИТ-оборудования в случае наличия равноценного отечественного, компании с госучастием должны закупать не менее 50% (в 2021 г.), 60% (в 2022 г.) и 70% (в 2023 г.) ПК, серверов и СХД российского происхождения, планируется ввод ограничений на использование продукции иностранного производства предприятиями, владеющими критической информационной инфраструктурой в таких отраслях, как здравоохранение, наука, транспорт, связь, энергетика, банковская сфера, ТЭК, атомная энергетика, горнодобыча, металлургическая и химическая промышленность.

Вторые (в основном это США и ЕС) по своему усмотрению вводят санкции в отношении определенных отраслей российской экономики или отдельных компаний и организаций, ограничивающие продажи и поддержку определенных типов оборудования.

Все это привело к тому, что организации, формирующие более 80% российского ИТ-рынка, вынуждены пересматривать собственную закупочную политику, осуществлять импортозамещение или планировать переход на российские инфраструктурные и программные решения. Шамиль Аминев полагает, что в среднесрочной перспективе существенно изменится роль зарубежных вендоров, российские участники ИТ-рынка возьмут на себя часть функций по разработке, производству и управлению каналами поставок, начнут выпускать компоненты и комплектующие, выходить на консьюмерский рынок и даже станут экспортировать свои решения на внешние рынки. Ожидается рост конкуренции между традиционными отечественными производителями и новыми игроками, такими как «Сила».

Свою миссию компания видит в развитии экосистемы локальных ИТ-решений на основе передовых технологий для обеспечения отечественным организациями (как государственным, так и коммерческим) возможности создания современных ИТ-инфраструктур на базе российских компонентов. Работы по построению производственной площадки в подмосковной Балашихе, формированию команды, разработке и сертификации технологии, которые были начаты в 2018 г., завершились в октябре 2020 г. созданием компании «Сила», осуществляющей узловую сборку и конфигурирование решений в соответствии с предварительными договоренностями с заказчиком. Договоренностями, включающими внесение изменений в дизайн устройств и доработку встроенного ПО. Следует отметить, что в составе IBS в свое время был производитель аппаратных средств — компания DEPO Computers, отделившаяся от IBS в 2009 г. и также предлагающая в настоящее время ряд импортозамещающих решений.

В контексте акцента на импортозамещение несколько странно выглядят так называемые OEM-соглашения «Силы» с Dell Technologies (по всему модельному ряду продукции, в том числе СХД EMC), Huawei (по всему спектру корпоративных продуктов для передачи данных и СХД), IBM (по всем RISC-серверам на процессорах IBM Power, а также СХД) и серверным платформам Intel, которые позволяют «Силе» продавать клиентам зарубежные решения в тех случаях, когда «оборудование российского производства не соответствует требованиям заказчиков в силу незрелости продукта». Шамиль Аминев видит отличие такой OEM-модели от стандартных продаж в том, что в случае введения санкций «Сила» продолжит осуществлять поддержку заказчиков. Впрочем в этом случае и сама «Сила» рискует лишиться поддержки вендора.

Производственные мощности «Силы» позволят ей ежемесячно выпускать до 1200 серверов, 100 СХД, 4000 рабочих станций, 1000 моноблоков ПК, 2000 ноутбуков и 160 сетевых коммутаторов. Сегодня выпускаются только серверы (линейка СР2-542х на процессорах Intel, которая внесена Минпромторгом в реестр отечественного железа), а по остальным позициям производство начнется в 2022 г.

По словам Шамиля Аминева, его компания готова выпускать серверы и СХД на отечественных процессорах «Эльбрус-16С» и ПК, ноутбуки и тонкие клиенты на Baikal-M, если они будут доступны в достаточных объемах.

Возвращаясь к роли регулятора на российском ИТ-рынке, следует признать, что его решения существенно затрудняют планирование работы таких вендоров, как «Сила». Ведь до сих пор не принято окончательное решение о том, какие серверы следует считать российскими. В действующих правилах Минпромторга для них декларируется владение вендором правами интеллектуальной собственности на конструкторскую документацию, определенная доля себестоимости, сформированная внутри РФ, и обязательное использование процессора российского производства. С учетом пожеланий участников рынка начали готовиться поправки к этим правилам, причем согласно августовскому проекту постановления правительства отказ от западных процессоров планировалось начать с января 2023 г. В конце октября опубликована новая версия проекта, в которой этот срок сдвигается на начало 2022 г. В то же время, вводится некая балльная система оценки, позволяющая в отдельных случаях применять в отечественном оборудовании зарубежные процессоры.

Главная проблема здесь, думается, в том, что критерии отнесения продукции к категории российской до сих пор не сформулированы, и, как показывает опыт, могут быть скорректированы в дальнейшем. Любому вендору строить в подобных условиях долгосрочную стратегию будет затруднительно. В сложном положении находятся и заказчики, которым нужно планировать закупки для построения собственной ИТ-инфраструктуры. И если для госорганов и компаний с госучастием придется только скорректировать закупочные процедуры, то организации, владеющие КИИ, возможно, будут вынуждены осуществлять ее техническое перевооружение, выводя из эксплуатации системы, не соответствующие новым критериям.