После серии публикаций, посвященных консалтингу в России, в редакцию посыпались отклики. С некоторыми из них мы решили познакомить наших читателей.

Алексей Сапегин, ведущий эксперт фирмы “ Интерфейс” :

Вероятно, лучший ответ на вопрос, что такое “российский консалтинг-95”, содержится в самом вопросе. Ведь никому не придет в голову говорить об “американском” или “английском” консалтинге. Консалтинг в любой стране или есть, или его нет. В этом убеждаешься каждый раз, когда речь заходит об особенностях “российского консалтинга”. Любая фирма, претендующая на роль системного интегратора в области информационных технологий, просто обязана, решая проблемы своего клиента, “ввести его в курс дела” и доказать правильность выбранного пути. Форм такого “консалтинга”  великое множество. К тем, что уже обсуждались за “круглым столом”, можно добавить еще одну  обучение.

Обучение информационным технологиям, на мой взгляд, и является наиболее ярким примером “консалтинга по-русски”...

...У темы “обучение  как российская форма консалтинга” есть немало аспектов, и она требует отдельного разговора, но по отношению к собственно консалтингу у нее те же “права”, что и у других его форм, ведь, как говаривал Станислав Ежи Ленц, “химера, приносящая доход, это уже не химера, а реальность”. Доход, правда, пока небольшой, но ведь и консалтинг  “российский”.

Перефразируя известное выражение, что “хаос  это тот порядок, который существовал до сотворения мира”, можно сказать, что “ российский консалтинг”  это тот порядок и формы решения проблем клиента, которые предшествуют появлению консалтинга в России.

... По опыту работы своей фирмы могу судить о том, что наибольшей популярностью среди консалтинговых услуг сейчас пользуются курсы обучения информационным технологиям. Самые “модные” темы  реорганизация бизнес-процессов, инструментальные средства проектирования, разработки и тестирования информационных систем, особенно c использованием средств CASE (Computer-Aided Software Engineering) и RAD (Rapid Application Development). В последнее время заметно вырос интерес к темам, связанным с планированием и организацией управления проектами...

...Говоря о тенденциях в сфере консалтинга, я верю, что “российский консалтинг” в 1997 г. станет, наконец, консалтингом в мировом понимании.

На мой взгляд, это неизбежно, как неизбежен и упоминавшийся за “круглым столом” аутсорсинг (outsourcing)  делегирование бизнес-функций внешним фирмам. Труднее угадать, что останется “российского” в консалтинге, наверное, желание клиентов “во всем... дойти до самой сути”, а значит, сохранится интерес к курсам обучения и переподготовки, хотя их структура и темы могут претерпеть значительные изменения.

Виталий Беликов, начальник отдела банковских технологий компании “Стиплер”, консультант швейцарской фирмы BEZANT:

С большим интересом прочитал вашу статью о “российском консалтинге”, тем более что со многими участниками дискуссии я знаком лично, а с некоторыми работал. В том, что вы называете консалтингом, я работаю более 6 лет, с момента поступления в аспирантуру. В 1989-1991 годах это были простые советы, практическая помощь в организации офисных систем, внедрение простейших СУБД, теперь это  управление проектами и разработками. Я полностью согласен с мнением Ольги Горчинской и других представителей фирмы ФОРС, которые отрицают само наличие независимого консалтинга в России. У нас трудно найти консультантов, независимых от продвигаемых ими продуктов. В России все искажено: системной интеграцией считается прокладка кабельной системы (да и тех, кто умеет объединить более 50 машин,  единицы), а консалтингом  добрый совет о том, какую СУБД выбрать (конечно, ту, что продает консультант или содержащая его фирма).

В годы застоя один мой товарищ собирался стать социологом, а старый профессор сказал ему: “Молодой человек, перед вами два пути. Первый  работать на КПСС и во всеуслышание говорить то, что закажут. Второй  работать на КГБ, проводить реальные исследования и получать достоверные результаты, но о них не узнает никто, кроме ваших шефов”. Аналогичная ситуация сложилась сейчас в консалтинге. Пока у нас не появятся действительно независимые фирмы, говорить о нем не имеет смысла.

Михаил Сидоренко, вице-президент LVS:

Я с большим интересом прочитал все материалы и понял, что мы, лица, причисляющие себя к консультантам, слишком мало знаем друг о друге. Нужна “тусовка”, оперативный обмен мнениями, может быть, в рамках какой-либо ассоциации....

...Во время проведения нами консалтингового проекта на Центральном телеграфе одна женщина, которая никогда не имела дела ни с компьютером, ни с CASE-методами, сказала на сессии обратной связи: “Мне кажется, что эти две сущности связаны неправильно. Я бы связала их по-другому”. Это было, пожалуй, главным результатом работы консультантов  люди стали думать иначе, усвоили терминологию, осознали саму идею системного подхода.

Наше представление о консалтинге после завершения этого проекта тоже изменилось. Раньше он воспринимался как искусство, сейчас же я смею утверждать, что это  серийное производство. Программирование уже прошло путь искусство  наука  технология. Консалтинг, на мой взгляд, идет тем же путем. Естественно, необходимы гуру, которые являются носителями методологии, экспертами, но когда консалтинг выходит на уровень конкретного проекта  это технология, все аспекты которой хорошо документированы.

И еще консалтинг нетерпим к посредникам. Хорошо “продать” консультанта может только консультант (соответствующим образом подготовленный к встрече с заказчиком). Консультант должен быть очень хорошо информирован о предметной области, в которой работает предприятие-клиент, о положении его конкурентов и о своих собственных конкурентах (чтобы не опередили). И самое главное  консультант должен предлагать не научно-исследовательскую работу, а готовые оптимальные бизнес-модели для данной отрасли.

Версия для печати