ИССЛЕДОВАНИЯ И РАЗРАБОТКИ

. Когда Microsoft наймет 500 ученых, у неё будет крупнейшая в США исследовательская лаборатория, занимающаяся ПО

 

Корпорации Microsoft уже мало того, что она господствует в сфере ПО для ПК. Теперь она хочет добиться этого и в сфере разработки. Однако многих тревожит, что в лаборатории Билла Гейтса могут оказаться все сильнейшие ученые и лучшие идеи

 

Когда Рика Рэшида, профессора компьютерных наук в Университете Карнеги-Меллона, в 1991 г. пригласили для организации отделения Microsoft Research, он шутил, что эти два слова  -  вещи несовместимые. В то время считали, что Microsoft получает свои миллиарды не благодаря усилиям в области НИОКР, а в результате успешной торговли новшествами, созданными лучшими умами других компаний. Сейчас уже нет оснований для шуток на эту тему. Корпорация Microsoft намерена создать под руководством Рэшида мощнейший исследовательский центр, нечто вроде Bell Labs компьютерной науки XXI века.

 

Уже один объем инвестиций поражает воображение. В следующем году Microsoft планирует потратить на НИОКР 2,1 млрд. долл., то есть в три раза больше, чем в прошлом. К 2000 г. она собирается увеличить свою команду ученых почти в три раза  -  до 500 человек. Microsoft подбирает себе лучших исследователей из таких областей науки, как компьютерная графика, обработка естественного языка и теория принятия решений. Стратегическая цель  -  создать новые технологии, которые удержат Microsoft на лидирующих позициях в следующем столетии и вызовут приток новых доходов, когда дозреют главные Windows-продукты корпорации.

 

Все это может быть прекрасно для Microsoft, но как насчет остальных? Кроме того, замкнутый в себе мир фундаментальных исследований всегда был миром, где царил дух сотрудничества: ученые, работающие в разных организациях, обменивались идеями в интересах, как говорится, светлого будущего всего человечества. Microsoft же добилась своего могущества, исповедуя совсем другую философию. Поэтому неудивительно, что некоторых ученых тревожит будущее господство Microsoft в области фундаментальных исследований. “Многие считают, что если Microsoft во что-нибудь влезет, то остальным ничего уже не достанется”,  -  сказал Дон Нильсон, руководитель компьютерного подразделения некоммерческой исследовательской организации SRI International (Менло-Парк, шт. Калифорния).

 

Имеющийся опыт сотрудничества с Microsoft в области исследований и разработок дает основания для тревоги всем, кто думает о таком партнерстве. Возьмем для примера IBM. Эта корпорация многие годы работала вместе с Microsoft над OS/2 только для того, чтобы теперь с грустью наблюдать, как Microsoft в одиночку с большим успехом для себя продвигает Windows. Джим Каннавино, исполнительный директор Perot Systems, возглавлявший тогда этот проект в IBM, предостерегает, что, хотя Microsoft и “вышла из своего хулиганского возраста”, промышленные лаборатории, сотрудничающие с этим гигантом, “не смогут защитить себя” от эксплуатации, если корпорация посчитает их проект важным для ее собственного успеха.

 

Кроме того, есть опасения, что Microsoft захватит себе львиную долю научных талантов. По словам Нильсона, SRI уклоняется от проведения возможных совместных исследований с этой корпорацией “из боязни утечки мозгов”. Microsoft уже стала магнитом, притянувшим к себе некоторые лучшие умы Америки. Директор по исследованиям Даниэль Линь раньше работал в IBM. Кс. Д. Хен, руководящий исследованиями речевых технологий, пришел в корпорацию из университета Карнеги-Меллона. Специалисты по графике Джим Каджийа и Джим Блинн ушли из Калифорнийского технологического института и лаборатории по исследованию реактивного движения NASA соответственно. И это  -  только начало.

 

Однако Рик Рэшид утверждает, что подобные переходы для ученых вполне естественны, и настаивает на том, что дело вовсе не в деньгах,  -  зарплаты в Microsoft не больше, чем в других компаниях. Он считает, что исследователи хотят работать в корпорации потому, что здесь они скорее дождутся воплощения своих идей в готовые продукты. Сотрудники Рэшида уже создали некоторые перспективные для рынка технологии. В Microsoft Phone, например, использованы результаты исследований по озвучиванию текстов и распознаванию речи.

 

По мнению Рэшида, его подразделение во многом напоминает по своей инфраструктуре подразделение крупного университета. Как и в академических заведениях, научные сотрудники Microsoft сотрудничают с другими организациями, публикуют технические статьи и в целом ставят своей целью достижение совершенства. “Главное отличие состоит в том, что мы делаем это в такой компании, как Microsoft, поэтому у нас есть возможность тесного контакта с группами разработчиков”,  -  сказал он.

 

Рэшид утверждает, что другим исследовательским организациям нечего бояться: “Microsoft Research сотрудничает с многими лабораториями в области фундаментальных исследований, где кооперация приносит результатов больше и быстрее, чем этого можно добиться поодиночке”. Он ссылается на то, что Microsoft успешно сотрудничает в области фундаментальных исследований с 60 университетами из разных стран мира. Кроме этого, он может привести и многочисленные примеры партнерства ученых корпорации с производителями ПК и поставщиками ПО. Рэшид также подчеркивает, что Microsoft в основном заинтересована в совершенствовании ПО и не намерена вторгаться в другие области, например в исследования, касающиеся микропроцессоров.

 

Для корпоративных партнеров выгода от сотрудничества с Microsoft обычно заключается в том, что они цепляются на буксир к лидеру производства ПО. Например, в декабре 1996 г. стало известно, что Microsoft будет поставлять ОС Windows CE для процессоров StrongARM, производимых Digital. Этот проект возник в результате сотрудничества исследовательских групп обеих компаний. В центре сделки было подписание перекрестных лицензионных соглашений и взаимный отказ от отчислений по авторскому праву. “Другие компании могут опасаться потери контроля над своей интеллектуальной собственностью, но в нашем случае мы нашли способ избежать этой опасности,  -  говорит Роберт Бисмут, вице-президент корпорации Digital по стратегическому партнерству, и добавляет:  -  Мы не переманиваем людей из Microsoft, и они не переманивают их у нас”.

 

Intel также достаточно доверяет Microsoft (в прошлом  -  своему конкуренту), чтобы не бояться кооперации с ней в области исследований и разработок. Эти две корпорации сейчас изучают возможность встраивания технологии трехмерной графики Talisman, разработанной Microsoft, в ПК общего назначения, оснащенные центральным процессором и ускоренным графическим портом. Неважно, что Intel одновременно занимается исследованиями в области конкурирующей технологии. “У нас есть сходные направления работы, которые могут дополнять друг друга, а также направления, которые пересекаются. Это реальность отрасли”,  -  заявил один из официальных представителей Intel.

 

Даже IBM воспринимает научные амбиции Microsoft, скорее, как новую возможность для себя, а не как угрозу. Вице-президент IBM по стратегии в области технологии Дэвид Куини не считает, что сейчас надо вспоминать историю с OS/2. Он приветствует планы Microsoft по развитию фундаментальной науки. “Высокий прилив поднимает все лодки”,  -  говорит он. Куини заявляет, что он приветствовал бы научное сотрудничество с Microsoft в областях, лежащих вне сферы конкуренции, таких, как внедрение принципов plug-and-play в компьютерные сети.

 

У IBM есть деньги для проведения собственных фундаментальных исследований, однако в глазах стесненных в средствах университетских исследовательских организаций Microsoft выглядит богатым дядюшкой. По словам Денниса Адлера, руководителя совместных программ в Microsoft Research, корпорация вложила десятки миллионов долларов в исследования, проводимые университетами. В настоящее время планируется увеличить эти вложения с 30 до 35%. Microsoft либо приобретает лицензию на новую технологию, либо финансирует исследовательский проект, позволяя в некоторых случаях использовать результаты ее собственных исследований или предоставляя свое ПО и оборудование.

 

Иногда такие соглашения бывают на удивление слабо формализованы. Например, декан технического факультета Стенфордского университета Джон Хеннесси так сказал по поводу небольшого исследования, которое финансировала Microsoft: “Раз они пользуются нашими идеями, мы бы хотели, чтобы они компенсировали их нам в виде пожертвований”. Он имеет в виду пример Hewlett-Packard, которая получила большие выгоды от проведенных в Стенфорде исследований по многопроцессорным RISC-системам и сетям. Основатели HP Билл Хьюлитт и Дейв Паккард вложили в этот университет не менее чем по 100 млн. долл. каждый. Хотя Биллу Гейтсу до них еще далеко, но он тоже уже передал университету 6 млн. долл.

 

Но деньги  -  это еще не все. Для академических ученых шанс объединить усилия с Microsoft означает возможность увидеть свою разработку не только на лабораторных испытаниях, а на 100 млн. настольных компьютеров. “Приятно сознавать, что ты развиваешь абстрактную науку, но на самом деле всем нам хочется внедрить что-то на практике. А где это можно сделать лучше, чем в Microsoft?”  -  считает Эдвард Лазовска, глава отделения компьютерной техники Вашингтонского университета, являющегося объектом постоянного попечения Microsoft. Он не видит отрицательных сторон такого сотрудничества. В качестве подтверждения он напомнил о том, что на конференции по графическим технологиям Siggraph в минувшем августе 10 из 52 представленных докладов являлись результатами совместных проектов Microsoft и Вашингтонского университета.

 

Другие ученые не так рвутся в объятья этой корпорации. “Microsoft из-за ее масштабности и репутации в компьютерной отрасли весьма трудно добиться того, чтобы все чувствовали себя комфортно”,  -  сказал профессор Стенфордского университета Уильям Миллер, в прошлом возглавлявший конкурирующую с Microsoft компанию Borland International. По его словам, на этой почве могут возникать всевозможные конфликты. Кроме того, хотя Microsoft и не мешает университетским ученым продавать свои научные результаты какими-либо другими путями, тесное сотрудничество с ней может отвратить другие компании от попыток подобного партнерства.

 

Миллер считает, что всем, кто вовлечен в совместные исследования с Microsoft, независимо от того, являются ли они сотрудниками корпораций или некоммерческих организаций, следует помнить, что балом правит именно она. Партнеры по исследованиям могут иметь желание ограничить право Microsoft пользоваться их технологией каким-либо одним продуктом, но юристы корпорации будут стремиться к максимальной гибкости в решении этого вопроса. А поскольку Microsoft столь сильна и богата, то велика вероятность того, что она добьется своего.

 

Но так ли уж это плохо? В конце концов, в компьютерной индустрии полно энергичных капиталистов. Не думайте, что Microsoft будет вести себя, как Xerox PARC в начале 80-х, когда она существенно мешала продвижению таких новшеств, как графический интерфейс пользователя (GUI). Так что оценивать планы и силу Microsoft и соответственно защищать себя  -  дело тех исследовательских организаций и университетов, которые ищут сотрудничества с ней. А надзирать за растущей гегемонией Microsoft  -  дело Министерства юстиции.

 

“Сохраняющаяся в течение длительного времени монополия тормозит развитие,  -  предупреждает Уильям Миллер из Стенфорда.  -  Проблема лишь в том, как определить момент, когда эту монополию нужно ограничить”.

 

Дэвид Даймонд

 

Дэвид Даймонд  -  внештатный автор из Кентфилда, шт. Калифорния.

Версия для печати