Dator top100’98. Быть или казаться?

 

Андрей Колесов

 

Окончен бал, погасли свечи... Проведен очередной Dator top100’98, обнародованы рейтинги, вручены призы лауреатам. Теперь можно и поразмышлять о значении этой знаменательной акции в компьютерной жизни России. Тем более у нее юбилей  -  пять лет, весьма солидный возраст.    

Часть 1. Зачем нужен рейтинг top100

Можно ли на основе результатов top100 проанализировать состояние нашего компьютерного бизнеса и динамику его развития? И что определяет этот рейтинг? В чем его цель и в какой степени используемые методы отвечают поставленной цели? И вообще, зачем нужна эта самая “табель о рангах”?

Подобные вопросы задавались довольно часто при проведении первых опросов. Однако вскоре скептическое отношение к Dator top100 сменилось энтузиазмом. И это понятно  -  все очень быстро поняли широкие возможности Dator top 100 для раскрутки своей торговой марки. Хотя ни у кого не вызывает сомнения, что цель опроса, сформулированная как “выявление наиболее профессионально работающих компаний и персон” подразумевает определение рейтинга торговых марок.

Анализ популярности торговых марок  -  дело полезное. Но следует отметить, что в целом их рейтинг не совсем адекватен оценке уровня профессионализма. В условиях “бурлящего рынка” (именно так определяют на Западе состояние российского компьютерного бизнеса) он скорее характеризует маркетинговую активность и PR-имидж компании. Безусловная польза от регулярно проводимого “Дейтором” опроса (а также конференций и семинаров) заключается в том, что эти акции способствовали формированию российского компьютерного сообщества. Однако похоже, что на решении этой задачи сегодня и завершаются подобные исследования, что весьма симптоматично.

Экспертные исследования, опирающиеся на внутреннюю самооценку некоторого сообщества, используются достаточно широко. Однако по значимости они явно уступают исследованиям рынка, проводимым на основе изучения количественных показателей, анализа тенденций развития, прогноза и пр. Да и стоит ли говорить о том, что бизнесменов должно гораздо больше интересовать мнение клиентов-потребителей, а не коллег-конкурентов (что мы наблюдаем на примере зарубежного бизнеса). Много ли у нас проводится подобных исследований на компьютерном рынке? Ответ очевиден  -  они практически отсутствуют, и это отражает реальный спрос на маркетинговые исследования.

В значительной степени такая ситуация объясняется узостью круга участников рынка, что делает их деятельность “прозрачной” для конкурентов, не говоря уже о том, что подобные данные не очень-то им и нужны. Сегодня только самые крупные компьютерные фирмы работают на основе годового планирования и лишь единицы  -  двухлетнего. А большинство использует краткосрочное планирование, для которого достаточно оперативного контроля ситуации и оценки тенденций на основе собственного мироощущения.

Тема “компьютерный бизнес глазами заказчиков” фактически стала обсуждаться (в прессе, на конференциях) лишь в прошлом году, а круглый стол по ней будет впервые (!) проведен на 5-й конференции “Компьютерный бизнес России 98” (состоится в апреле). Тем не менее необходимость изучения мнения клиентов стала очевидной уже на первых дискуссиях с заказчиками  -  оказалось (совершенно естественно), что их оценки далеко не всегда совпадают с мнением представителей компьютерного бизнеса.

На предстоящей конференции будет проведен еще один новый круглый стол  -  “Проблемы рейтингования компьютерных фирм”. Тема “проблемы маркетинговых и статистических исследований”, похоже, пока не очень-то интересует представителей бизнеса, поэтому вместо ее обсуждения они решили задать вопрос в адрес прессы  -  будет ли она способствовать гонке “дутых цифр”. А что, есть спрос на реальные цифры? Ведь только спрос рождает предложение.

Отношение к проводимым опросам показательно тем, что никто всерьез даже не интересуется методикой их проведения и составом экспертов. Например, из года в год в сообщениях о top100 постоянно указывается число опрошенных компаний, но при этом забывают сказать, что оно отнюдь не связано с числом полученных ответов. Год назад заполненные анкеты вернуло менее трехсот из тысячи фирм. На просьбу сообщить число полученных ответов по top100’98 нам было дипломатично отвечено: “Их доля не превысила 30% от разосланных”. Совершенно очевидно, и это подтверждает опубликованные результаты, что процент ответов по отдельным номинациям еще ниже (можно отвечать не на все вопросы анкеты).

При такой невысокой активности опрашиваемых (что опять же характеризует их отношение к подобным опросам) сразу возникают сомнения в представительности выборки. Кто преобладает среди респондентов: ведущие компании или дилеры одной из них? Похоже, этот вопрос никого не интересует.    

Часть 2. Итоги top100’98 Состав номинаций

Самое заметное новшество  -  изменение номинаций. Само по себе это достаточно интересно, так как отражает мнение о значимости различных сегментов ИТ-рынка его наиболее авторитетных представителей, вошедших в экспертный совет конкурса.

Число номинаций растет: 1996 г.  -  10, 1997 г.  -  12, 1998 г.  -  20. Разделение групп “Производители аппаратуры” и “Разработчики ПО” на две и три категории соответственно в целом выглядит достаточно обоснованным. Однако название одной из номинаций  -  “Разработчики прикладного и системного ПО”  -  не очень удачно: а какое еще бывает ПО?

Выделение же в розничной торговле группы магазинов кажется преждевременным. Надуманность ее появления видна даже из количественных результатов  -  очень низкого среднего балла и огромного разброса оценок между 1-м и 10-м местами (0,59 и 0,05). Лидерство фирмы “Партия” в этой номинации на фоне довольно слабых соперников вряд ли отражает ее реальный вес на рынке компьютерной розничной торговли.

А вот среди дистрибьюторов, возможно, было бы полезным выделение категории для распространителей ПО. Их значение в последнее время явно возрастает, а деятельность в этой среде довольно серьезно отличается от распространения “железа”. Факт объединения двух прошлогодних номинаций “Системные интеграторы” и “Консалтинговые компании” говорит о том, что консалтинг еще не стал самостоятельным видом бизнеса. Вполне естественным выглядит и появление принципиально новых номинаций  -  “Сервисные компании”, “Провайдеры Internet” и “Web-сайты”. Однако к последней можно высказать ряд претензий (об этом ниже). Отдельная номинация для петербургских компаний отражает увеличение роли этого региона, однако еще раз подчеркивает, что тягаться на равных со столичным бизнесом провинции еще не под силу.

Похоже, идея специальных наград, впервые появившихся год назад, на этот раз не получила развития. В 1997 г. четыре номинации действительно представляли новые явления на рынке и возможные направления его развития. На этот раз вручение только одной награды явно не отражало всех новшеств прошедшего года. Более того, весьма расплывчатая формулировка “за выдающиеся технологические достижения” (не очень понятная для широкой общественности), к сожалению, не отразила успехов фирмы “Элвис+”, которые выходят за корпоративные рамки компьютерного бизнеса.

Отдельного разговора заслуживает отношение компьютерного бизнеса к проблемам ИТ-обучения подрастающего поколения. Конечно, вручение знаков отличия  -  это замечательно, но, возможно, настало время для проведения более целенаправленных исследований и действий в этой области?    

Новинка сезона - аналитическое определение рейтинга

Главной изюминкой top100’98 стало то, что впервые использовалась методика аналитического определения рейтинга, разработанная Павлом Горским, специалистом в области экспертных оценок. Методика основывается на вычислении для каждой фирмы некоторой целевой функции на основе различных критериев со своими весовыми коэффициентами. Для использования этого метода были выбраны номинации, связанные с определенной функциональной деятельностью компаний. (В итоговых материалах такие номинации имеют номера 1 - 12, для них результирующий показатель указан в баллах, а для остальных, где использовался опрос,  -  в процентах голосов.)

Делалось это так. На первом этапе группа экспертов (3 - 5 человек в каждой номинации) определяла критерии и степень их важности. Затем от компаний, способных реально участвовать в данной номинации, собиралась информация, на основе которой вычислялись результирующие баллы. Самым важным было то, что поменялась не методика исследования, а радикально изменилась сама постановка задачи: от выявления PR-рейтинга был сделан переход к исследованию предметной деятельности компаний. Но, к сожалению, эти серьезные новшества, похоже, остались никем не замеченными.

Новая модель исследования вызывает довольно критическое отношение. Возможность использования методов математического программирования (многокритериального поиска оптимума) при решении подобных задач является очень дискуссионной. Выбор критериев и весовых коэффициентов, возможность определения количественных показателей (типа процента автоматизации), проблема проверки правильности предоставляемых компаниями данных  -  тут есть много спорных моментов. Не говоря уже о том, что не все фирмы готовы предоставлять достоверную информацию о себе.

Однако идея перевода весьма условного определения рейтинга компаний в плоскость исследования сути того или иного направления бизнеса представляется весьма плодотворной. Какие элементы бизнеса являются наиболее критичными для фирмы? Какими качествами должен обладать “правильный дистрибьютор” или “лучший учебный центр”? Чем различаются критерии для разработчиков экономического и развлекательного ПО? Мнение экспертов по этому поводу может быть хорошей отправной точкой для обсуждения состояния и тенденций развития отечественного компьютерного рынка. Однако, как выяснилось в беседе с организаторами исследования, это не входит в их планы.

Свой отказ официально опубликовать не только весовые коэффициенты, но и сам перечень критериев (который рассылался по компаниям!) представители “Дейтора” обосновывают тем, что раскрытие их “ноу-хау” позволит участникам будущих опросов соответствующим образом “оптимизировать” предоставляемые данные о своей работе. Однако вполне вероятно, что они уже знают общие принципы такой оптимизации. А самое главное, “Дейтору” надо решить, какой имидж важней для агентства  -  исследователя рынка или устроителя PR-мероприятий?

Из-за изменения модели исследования фактически невозможно сравнить итоги прошлого и нынешнего top100. Закрытость нынешней методики не позволяет также обсудить довольно интересные перемещения в “табели о рангах” отдельных компаний. Например, что позволило выйти на первое место в одной из номинаций  -  “Разработчик ПО”  -  компании, еще год назад даже не входившей в top100? Или почему фирма “1С”  -  один из лидеров группы “Дистрибьюторы” последних двух лет  -  откатилась на девятое место? Фирма сдала позиции или изменились критерии оценки? Если же говорить об итогах “предметных номинаций” вне временного разреза, то можно отметить следующее.

1. Большой разброс значений баллов в отдельной группе (между первым и последним местом) показывает низкий уровень конкуренции в данном сегменте, что свидетельствует о его невысоком весе на рынке. Это относится к номинациям “Производители портативных компьютеров” (0,56 - 0,14 для пяти участников), “Разработчики развлекательного ПО” (0,69 - 0,19), “торговые дома широкого профиля” (0,59 - 0,05). А самыми “напряженными” сегментами сегодня являются “разработчики экономического ПО” (0,86 - 0,62) и “Дистрибьюторы” (0,76 - 0,53).

2. Хотя среди специализированных компьютерных магазинов первые два места заняли профильные фирмы, здесь очевиден рост влияния отечественных производителей ПК (или их подразделений). Может быть, именно эта тенденция заставила “Белый ветер” образовать тандем с DVM Group?

3. В группе дистрибьюторов появился новый, быстро растущий игрок  -  компания “Аэртон”, которая разделила 3 - 4-е места с опытной RSI.

4. CLR окончательно решила причислить себя к российским производителям ПК. “Формоза” заняла в этой группе лишь 7-е место, хотя компания единодушно считается третьей фирмой по объему продаж в России. Может быть, все же PR ее подвел?    

Определение рейтингов методом опроса

Технология корпоративного опроса, которая использовалась для остальных номинаций, является вполне приемлемой для ранжирования по критерию “наиболее известный, активный, авторитетный”. Однако следует помнить, что PR-критерий имеет довольно большую инерционность  -  статус торговой марки всегда отстает от реального положения дел. Тем не менее единство методологии позволяет в данном случае проанализировать ситуацию во временном разрезе.

В номинации “Иностранные компании” из группы лидеров исчезли Novell, 3Com и Acer, другие фирмы остались примерно на тех же позициях (в прошлом году в этом списке было 12 фирм). Разрыв в проценте голосов между первым и последним местом несколько сократился (1997 г.  -  50,3/21,5; 1998 г.  -  46,8/26,8).

В рейтинге региональных компаний практически не произошло изменений (это хорошо заметно, если слить два списка в один), кроме небольшого повышения рейтинга компании “Коммед” из Омска. Традиционно низкий средний процент голосов в этой номинации (3 - 15%) говорит о том, что большинство респондентов не рискует давать свои оценки в этих номинациях, что снижает представительность опроса. Не совсем понятно, почему питерские фирмы OCS и Marvel уже второй год причисляются к московским компаниям.

Общий список фирм (собственно top100) в среднем обновился на 14%, что несколько меньше, чем в прошлом году (19%). Здесь заметны некоторые различия в итогах между аналитическими исследованиями и результатами опросов. Например, в общем списке отсутствуют R-Style Computers, R-Style и “Аэртон”, которые заняли достаточно высокие места в нескольких номинациях, обогнав там фирмы, попавшие в top100’98. Список персон обновился на 25% (на уровне прошлого года), но в лидирующей группе никаких принципиальных изменений не произошло. В обеих общих номинациях представительство иностранных компаний несколько возросло.

В двух новых номинациях по российским Web-сайтам респонденты впервые выступали скорее в роли пользователей, а не коллег. Но если для информационных сайтов этот вариант оказался подходящим (только нужно уточнить название  -  “Информационные сайты для компьютерного бизнеса”), то для корпоративных серверов он явно не удался. Возможно, российская Web-страница Microsoft является наиболее посещаемой, но при получении награды ее титулу “Самая профессиональная” удивилась даже сама Ольга Дергунова.

Что касается рейтинга прессы, то здесь организаторы top100 придерживаются традиционного нейтралитета  -  избегают довольно рискованной оценки компаний (изданий), но зато выделили сразу две номинации персон. Довольно низкий средний показатель в определении рейтинга прессы (по сравнению с определением рейтинга персон бизнеса) и большой разброс параметров говорит, что респонденты являются не очень сильными экспертами данной области.    

Резюме

“Страна должна знать своих героев”. Определение рейтинга, награждение победителей в торжественной обстановке, общение между собой представителей элиты компьютерного бизнеса  -  это очень нужно. Однако российская ИТ-отрасль уже достаточно возмужала, чтобы перейти к более содержательному, критическому анализу своей деятельности. А если и задаваться вопросом “как я выгляжу”, то с дополнением  -  “со стороны”.

В сокращенном варианте итоги опубликованы в PC Week/RE, № 8, с. ,14, подробно  -  см.  www.online.ru/sp/dator.

С автором статьи можно связаться по  адресу: akolesov@glasnet.ru.

Версия для печати