БИЗНЕС

Начало нового года всегда располагало к размышлениям об итогах года прошедшего и перспективах на будущее. Особенно если речь идет о молодой индустрии, каковой и является заказное (или контрактное) программирование. На 2001 г. возлагались большие надежды. Частично одни оправдались, частично, в силу объективных причин, нет. С одной стороны, было сделано очень многое для развития инфраструктуры рынка. С другой - общий кризис в мировой ИТ-индустрии слегка замедлил развитие этой перспективной для России отрасли, а трагические события 11 сентября еще больше обострили кризисные процессы, происходящие в мире информационных технологий.

Дмитрий Лощинин

Однако, как это ни парадоксально, для рынка заказного программирования эти самые кризисные процессы сыграли в том числе и положительную роль. Так давайте попробуем разобраться, что же реально происходит сегодня в этом сегменте российского ИТ-рынка.

Черное и белое

Как утверждают философы, жизнь состоит из черных и белых полос. По общему убеждению, прошедший год для российского офшорного программирования должен был стать белой полосой. А стал черно-белой.

С “белой” стороны, именно в 2001 г. российская индустрия заказных разработок обрела более или менее четкие очертания с точки зрения имиджа. Причем как на международных рынках, так и в своем отечестве. Российское правительство наконец всерьез задумалось о том, что экспортировать можно не только нефть и другие природные ресурсы, но и информационные технологии. Никогда прежде Президент страны не встречался с представителями отрасли информационных технологий со столь завидной регулярностью, а с высоких трибун не говорили о возможности предоставления налоговых льгот компаниям, занимающимся созданием программного обеспечения.

Нескрываемый интерес государства к производству и экспорту программных продуктов вселяет надежду на то, что этой молодой отрасли позволят развиваться и дальше.

Отношение Запада к России как поставщику программных решений также претерпело ощутимые изменения в положительную сторону. “Россия - страна с огромным интеллектуальным потенциалом. Человеческий интеллект в этой стране - самый ценный ресурс. Я не вижу причин, по которым Россия не могла бы стать основным игроком на рынке производства программного обеспечения”, - сказала Кондолеза Райз на конференции Американо-российского Совета делового сотрудничества, состоявшейся 4 октября 2001 г. Эти слова как нельзя лучше отражают характер произошедших изменений. Таким образом, с точки зрения формирования внешнего имиджа отрасли год 2001-й вполне можно назвать “белым”.

С “черной” стороны, несмотря на все предпосылки, 2001 г. в силу объективных причин так и не стал годом прорыва для российских разработчиков ПО, продвигающих свои услуги на международных рынках. Сам по себе он для мировой ИТ-индустрии был далеко не простым. Страшные события 11 сентября еще больше усугубили негативные процессы в западной экономике. Кризис и террористические акты напугали людей. А люди, испытывающие чувство страха, как правило, не склонны к трате больших денег. Очень многие компании были вынуждены серьезно пересмотреть свои планы по развитию, что естественным образом привело к снижению спроса на ИТ-услуги. А дальше произошел эффект “снежного кома”. Сокращение спроса повлекло за собой ужесточение конкуренции среди индийских, китайских, ирландских, израильских и российских компаний, предлагающих услуги в области офшорного программирования. А это в свою очередь привело к тому, что дефицит ИТ-кадров, лежащий в основе популярности аутсорсинга услуг по разработке ПО, заметным образом сократился.

“Снежный ком”

Еще совсем недавно на рынке присутствовали три основные категории заказчиков: представители малого и среднего бизнеса и крупные корпорации. Сегодня уже можно определенно сказать, что рынок мелких компаний-заказчиков практически умер. Причиной тому -серьезное удешевление рабочей силы. Стоимость квалифицированного программиста упала почти в два раза. Теперь за 50-60 тыс. в год ($20 в час) можно найти хорошего специалиста, который за эти деньги, по американским меркам не очень большие, будет трудиться в поте лица. Большую часть этих специалистов составляют иностранцы, в том числе россияне и индийцы, прибывшие в Америку по визе H1B. В результате массовых сокращений существенная часть из них оказалась на улице, а возвращаться домой не хочет. Поэтому только ради того, чтобы остаться в стране, они будут работать за небольшие деньги в расчете на лучшее будущее.

В такой ситуации для малых компаний, чьи ИТ-потребности относительно невелики, аутсорсинг уже не выглядит столь привлекательным. Им гораздо выгоднее взять в штат дешевых и качественных специалистов. Что касается среднего бизнеса, то осталось довольно небольшое количество фирм этой категории с крупными ИТ-компонентами, реализовывать и поддерживать которые своими силами они не в состоянии, а набирать десятки людей, даже при снижении уровня оплаты их труда, не хотят. Соответственно эти компании все еще рассматривают заказную разработку как привлекательную возможность. А вот крупные корпорации, имеющие достаточно развитую ИТ-инфраструктуру, по-прежнему остаются активными потребителями услуг по аутсорсингу разработки программного обеспечения.

Изменение рынка со стороны клиентов не могло не привести к изменениям в стане самих разработчиков. Проще всего эти изменения проиллюстрировать на примере индийских компаний.

В последние несколько лет среди крупных индийских игроков, таких, как Tata и Infosys, совершенно отчетливо прослеживалась тенденция к переходу на крупных корпоративных клиентов. Что такое крупный корпоративный клиент? Это совершенно другой стиль работы - очень непростой, дорогой и длительный цикл продаж, а в результате долгосрочные контракты и вполне устойчивый бизнес.

Вторая волна индийских компаний работает с заказчиками среднего размера, периодически выполняя заказы для крупных корпораций. А вот третья волна существует в основном за счет мелких фирм, обслуживать которые гораздо проще.

В итоге компании, ориентированные на крупных корпоративных клиентов, чувствуют себя относительно неплохо. Хотя и здесь следует учитывать тот факт, что заказы, реализуемые в настоящее время, - это результат работы годичной давности. И окончательно последствия событий 11 сентября станут понятны не ранее первой половины 2002 г. А вот у фирм, работающих со средним и мелким бизнесом, дела обстоят гораздо хуже - очень многие из них сильно пострадали, лишившись основных своих клиентов. Вполне вероятно, что некоторые из них просто не выживут.

Точно такая же ситуация наблюдается сейчас и в России. Подавляющее большинство отечественных разработчиков заказного ПО по развитию близки именно к компаниям третьего эшелона, вследствие чего выходов на западный корпоративный рынок у нас относительно немного. Поэтому очевидно, что большинство фирм переживают сейчас далеко не простое время.

Работать с крупными клиентами сегодня как никогда сложно. Многие из них проводят значительное сокращение персонала, а также пересматривают бюджеты и в целом ведут себя крайне нерешительно. Это порождает необходимость отдавать на сторону существенные объемы работ, которые ранее компании выполняли собственными силами. Кроме того, появились новые области, требующие интенсивных разработок. Из этого следует, что в нынешней ситуации такие фирмы скорее будут рассматривать вариант аутсорсинга этих задач, нежели заниматься ими самостоятельно. С другой стороны, заметно ужесточилась конкуренция между игроками, к тому же как заказчики, так и разработчики стали вести себя более агрессивно.

В общем и целом ситуацию, сложившуюся в настоящий момент на рынке, можно оценить как непростую, но не лишенную перспектив.

Цифры

Согласно данным Американской торгово-промышленной палаты, в начале 2001 г. объем российского рынка заказных разработок составлял приблизительно 60-100 млн. долл. Market Visio/EDC придерживалась более оптимистических взглядов и оценила российский рынок в 126 млн. долл. При этом рост прогнозировался в размере минимум 30%, максимум 60% за год. Таким образом, на конец 2001 г. объем рынка должен был составить от 90 до 130 млн. долл. Приблизительно те же цифры назвала и компания Brunswick UBS Warburg. По ее подсчетам, к концу минувшего года объем российского рынка заказного ПО достиг 120-136 млн. долл. К сожалению, приходится признать, что достоверных данных о нынешнем состоянии этого рынка просто не существует. Естественный бурный рост нарушился террористическими актами в Соединенных Штатах, последствия которых в денежном эквиваленте для данного сегмента еще никто не оценил.

С другой стороны, согласно недавним исследованиям компании Gartner, в 2001 г. общий оборот рынка ИТ-аутсорсинга в Северной Америке, которая является крупнейшим потребителем этих услуг, за год вырос почти на 8%, достигнув 101,6 млрд. долл. А к 2005 г. предсказывается рост до 160 млрд. долл. при среднем ежегодном росте в 11,2%. Так что, несмотря на глобальную экономическую рецессию, Gartner прогнозирует рост спроса на услуги по разработке ПО под заказ.

Более того, исследователи утверждают, что именно в силу неблагоприятной экономической ситуации спрос на эти услуги будет расти, поскольку аутсорсинг является одним из наиболее эффективных способов безболезненного сокращения затрат. Например, все та же компания Brunswick полагает, что при удачном стечении обстоятельств в 2005 г. оборот российского рынка офшорного программирования вполне может превысить 1 млрд. долл. При менее благоприятной ситуации рынок, по мнению аналитиков Brunswick Warburg, достигнет 343 млн. долл.

Перспективы

Что ожидает индустрию заказного ПО в 2002 г.? С моей точки зрения, многие американские компании, в основном средние и мелкие, будут по-прежнему находиться в состоянии адаптации к новым условиям - последствиям сентябрьских событий. Это означает, что в ближайшее время стратегические решения приниматься не будут и спрос на услуги в области ИТ-аутсорсинга со стороны этой категории потенциальных заказчиков будет достаточно низким. Это приведет к изменению общей структуры спроса.

Вместе с тем еще больше усилится конкурентная борьба за крупных американских клиентов, которые продолжают прибегать к услугам разработчиков заказного ПО. В этой борьбе победит тот, кто обладает внушительным опытом, имеет серьезные позиции на рынке и существенные конкурентные преимущества. Ужесточение борьбы за клиента приведет к тому, что на рынке останутся только те компании, которые окажутся способны на агрессивную политику в области продаж на рынке крупных корпоративных клиентов, причем, что особенно важно, в стране заказчика.

И еще несколько слов о конкуренции. Попадание Индии - крупнейшего игрока на этом сегменте ИТ-рынка - в так называемую проблемную зону означает, что потенциальные заказчики начнут поиск альтернативы. И здесь у России, как, правда, и у других стран, появится реальный шанс изрядно ее потеснить.

Год 2001-й закончился для российской индустрии заказного программирования неоднозначно. С одной стороны, трагические события в Америке, традиционно являющейся крупнейшим потребителем заказных программных продуктов, усилили кризисные процессы в экономике этой страны, что немедленно отразилось на потоке заказов. С другой стороны, перед Россией открылись новые, неожиданные возможности, не говоря уже о том, что за последний год в инфраструктуре рынка произошли существенные изменения, позволяющие предположить, что традиции кустарного производства программного обеспечения на заказ уступили место организованной индустрии офшорного программирования, пусть еще не до конца сформировавшейся, но уже обретающей надлежащие формы. Это дает надежду на то, что в России экспорт ПО все-таки станет пусть небольшой, но реальной статьей государственного дохода. 4

С автором статьи, генеральным директором фирмы LUXOFT, можно связаться по адресу: Dloschinin@luxoft.com

Версия для печати