В конце июля, когда публичными компаниями были официально объявлены финансовые итоги первого полугодия, список мировых лидеров по капитализации (суммарная стоимость акций на биржевом рынке) выглядел следующим образом:

  • Apple — 567,8 млрд. долл.;
  • Google — 546,7 млрд. долл.;
  • Microsoft — 444,4 млрд. долл.;
  • Amazon — 368,5 млрд. долл.;
  • Facebook — 362,9 млрд. долл.

Обратите внимание: речь в данном случае идет не об отраслевом рейтинге, включающем только ИТ-компании, а о рейтинге общем, куда входят представители финансового, нефтяного, автомобильного и прочих видов бизнеса. Правда, имеет смысл оговориться, что «стоимость компаний» — это показатель, который меняется каждую минуту, а значит, подобный рейтинг представляет собой довольно динамичную картинку. По состоянию на середину августа первые четыре структуры немного прибавили в весе (от 1 до 10 млрд. долл.), а вот Facebook чуть «похудел» — до 358,2 млрд., пропустив на пятую строчку инвестиционный холдинг Berkshire Hathaway (363,78), но по-прежнему опережая нефтяной гигант Exxon Mobil (350,3 млрд. долл.).

Наверное, этот список сам по себе наглядно отражает не просто рост значимости ИТ в сегодняшнем мире, а их лидирующее положение в мировой экономике и иллюстрирует обоснованность названия «цифровой бизнес», характеризующего современный этап экономического развития передовых стран.

Тренд повышения весомости ИТ и превращения цифровых данных в ключевой ресурс бизнеса наметился давно. Важный качественный момент в этом процессе наступил в середине 1990-х, что опять же было заметно по рейтингу капитализации: в пятерку лидеров по данному показателю впервые вошли ИТ-компании Intel и Microsoft. Такой факт заставил биржевых аналитиков говорить о том, что ИТ действительно превращаются в капитал, при этом отмечался один очень важный момент: ИТ-отрасль в списке мировых грандов была представлена вчерашними «новичками», которые тогда еще уступали по доходам и по прибыли таким ИТ-старожилам, как IBM и HP. Не менее удивительным было и то, что в верхней части рейтинга вдруг оказалась компания, производящая нечто неосязаемое (какие-то наборы нулей и единиц), называемое «софтом».

Какие же качественные изменения произошли в ИТ в последние годы, позволив аналитикам использовать новый термин «цифровая трансформация»? Отвечая на этот вопрос, конечно, нужно понимать, что в любом новом термине есть известная, а порой и довольно значительная доля маркетинговой составляющей, и потому очень важно отделить рекламный компонент от реального содержания. Наверное, вкратце суть этих изменений можно сформулировать так: ИТ из средства автоматизации традиционного бизнеса превращаются в основу новых бизнес-форматов. И бизнес-модели, которые зародились и раньше использовались только в отрасли ИТ, теперь все шире начинают применяться во всех сферах бизнеса.

В этом плане приведенный выше список пятерки самых дорогих компаний мира очень показателен. В нем только Apple и Microsoft можно отнести к категории ИТ-бизнеса, но это как раз те самые революционеры, которые в 1980-е совершили переворот в мире ПК, когда информационные технологии вышли на массовый рынок, перестав быть товаром только для крупных заказчиков. И то, что, имея почтенный сорокалетний возраст, они остаются в числе самых дорогих (а значит, и наиболее перспективных), говорит о высоком уровне адаптации ИТ-бизнеса к меняющимся экономическим условиям (причем если Microsoft демонстрировала стабильность в этом процессе эволюции, постоянно находясь на первых позициях рейтига, то Apple доказала возможность возрождения буквально из пепла).

Три другие компании — это уже примеры «цифрового бизнеса», то есть деятельности, основанной на использовании ИТ и цифровых данных. И на этих примерах хорошо видно развитие процесса по спирали: применяя ИТ для своего специфического бизнеса (провайдер рекламы, социальные коммуникации, интернет-торговля), в какой-то момент они становятся проводниками и поставщиками ИТ-инноваций, выходя на передовые позиции в сфере ИТ (хотя Facebook еще только подходит в своему позиционированию в такой роли).

Разумеется, когда мы говорим о мировом тренде перехода к цифровому бизнесу, возникает вопрос: как он проявляется в России? «Цифровые данные — это новая нефть!» — вынесла в заголовок своего выступления на панельной дискуссии, посвященной именно цифровой трансформации, генеральный директор компании «Сбербанк Технологии» Алиса Мельникова, признав актуальность мировой тенденции и для нашей страны. Однако данные мирового фондового рынка пока говорят скорее о том, что для России данный тренд в лучшем случае — дело будущего. В мировом рейтинге самых дорогих компаний российские предприятия появляются только в конце второй сотни — это «Роснефть» (54,3 млрд. долл.) и «Газпром» (50,7 млрд. долл). Разглядеть отечественный бизнес, основанный на «новой нефти», пока не удается.

Версия для печати