27 апреля в офисе Общероссийского народного фронта прошло совещание рабочей группы «Честная и эффективная экономика». Обсуждался доклад председателя совета Фонда цифровых платформ Владимира Румянцева — итог четырехмесячной работы экспертов Фонда над программой развития цифровой экономики РФ. Было сделано также несколько содокладов представителей нескольких экспертных сообществ, содержащих ряд дополнительных идей и предложений и вместе с тем — критику разработок Минкомсвязи, претендующих на статус официальной программы развития цифровой экономики после утверждения президентом РФ.

К истории вопроса

В конце прошлого года Владимир Путин поручил главе правительства до 1 июня 2017 г. разработать совместно с Администрацией Президента и утвердить программу «Цифровая экономика», предусмотрев меры по созданию правовых, технических, организационных и финансовых условий для развития цифровой экономики в стране и её интеграции в пространство цифровой экономики государств — членов Евразийского экономического союза. Основным исполнителем было определено Минкомсвязи. В мае министерство должно представить программу правительству, а к 1 июня документ отправится на утверждение президенту РФ. Откликнувшись на амбициозную задачу, к работе на свой страх и риск подключились несколько профессиональных экспертных сообществ, состоящих из экономистов, ИТ-специалистов, представителей бизнеса, науки и госструктур. В итоге, как выяснилось из выступлений экспертов на совещании, идеи, разработки и предложения профессионалов не были рассмотрены и учтены в документе министерства.

Если попытаться сделать выжимку из доклада Владимира Румянцева и его обсуждения, можно сформулировать несколько основополагающих идей.

Анализ ситуации: сценарий «непротивления»

Сегодня на карте мира обозначились два крупнейших контура цифровой экономики: экономика США и ориентированных на нее стран ЕС и экономика Китая в альянсе с рядом стран юго-восточной Азии. Простая экстраполяция показывает, что если Россия и ее партнеры по ЕАЭС не предпримут решительных мер, то в перспективе ближайших 10-15 лет мировая экономика будет поделена пополам между китайским и американским экономическими контурами.

Для экспертов в области мировых экономических процессов такой прогноз не содержит ничего неожиданного: примерно о том же шла речь в феврале на проектно-аналитической сессии представителей стран ЕАЭС в Сколково. Тогда руководители структур ЕАЭС Виктор Христенко и Тигран Саркисян недвусмысленно заявили: сегодня никто не гарантирует России и ее партнерам достойного места в глобальной цифровой экономике. На кону — наши экономическая безопасность и экономический суверенитет. Либо делаем рывок и встаем вровень с «лидерами цифры», либо — перестаем быть самостоятельными субъектами экономики и политики на мировой арене.

Экономика цифровых платформ: в объятиях «мягкой силы»

Базовыми макроединицами новой цифровой экономики становятся цифровые платформы и их экосистемы. Примерами цифровых платформ являются Uber, Airbnb, Amazon, Alibaba и многие другие. Цифровая платформа — это новая, лишь для цифровой экономики характерная бизнес-модель, суть которой заключается в предоставлении бизнесам и населению специфической услуги — услуги по координации деятельности различных участников рынка. Платформа предоставляет участникам ряд удобств, автоматически формирует рейтинги доверия между ними, а главное — позволяет продавцам и покупателям товара/услуги быстро найти друг друга, быстро заключить сделку и произвести расчеты. Функционирование платформ ускоряет и удешевляет процессы производства и обмена, устраняет из них лишние посреднические звенья, резко повышает эффективность рынков и производительность труда. Многие платформы могут обслуживать участников сделок без географических ограничений, практически по всей планете. «Мы не интернет-магазин, — говорит основатель крупнейшей в мире цифровой платформы Alibaba Джек Ма, — мы — инфраструктура бизнеса в Китае. Пока только в Китае». Сегодня различные цифровые платформы объединяются во взаимосвязанные экосистемы. На повестке дня — создание и запуск цифровых платформ нового поколения, охватывающих огромное количество разных рынков и предприятий и контролирующих сквозные цепочки добавленной стоимости. Согласно отчету Accenture Technology Vision 2016, платформенная бизнес-модель в мировой экономике в ближайшие 15 лет займет абсолютно господствующее положение. Деятельность цифровых платформ носит глобальный характер и создает новое разделение труда в планетарном масштабе.

Чтобы увидеть поглощение нашей экономики экономиками других стран, не нужно ждать 15 лет. Уже сегодня колоссальное количество граждан и предприятий стран ЕАЭС подключаются к услугам глобальных торговых площадок, предлагающих им комфортные, дешевые и «скоростные» условия приобретения товаров и услуг. Уже сегодня ряд российских предприятий, зарегистрированных в РФ и физически располагающихся на территории РФ, будучи подключенными к экосистеме Alibaba, фактически являются частью экономики Китая. Идет интенсивная утечка мозгов из ИТ-сектора, причем технологии удаленных рабочих мест позволяют программисту или ИТ-архитектору работать на американские, европейские или азиатские ИТ-компании не выходя из квартиры где-нибудь в Москве или Воронеже. К счастью, мозги утекли еще не все. Да и повернуть их течение вспять можно, если в стране начнут запускаться амбициозные проекты, а значит — появится спрос на эти самые мозги, гарантирующий талантливым специалистам достойное вознаграждение, а главное — интересную работу. Предложения и расчеты экспертов показывают, что запуск таких проектов возможен, что сделать «цифровой рывок» вполне реально, что ресурсы для этого в стране есть.

Ресурс № 1: Зарубежный опыт

Потенциальное преимущество России — это возможность опереться на опыт создания цифровых платформ и платформенных экосистем в США и Китае, которым пришлось первыми набивать шишки и долго нащупывать пути к эффективным решениям. Сегодня собственно техническая сторона создания цифровой платформы не является каким-то тайным знанием для профессионалов. В стране уже успешно функционируют платформы мирового уровня, созданные компаниями «Яндекс», «Росатом», Abbyy. В последние годы на рынок устремилось огромное количество стартапов, построенных на основе платформенной бизнес-модели нашими вчерашними и даже сегодняшними студентами.

В свое время и в Китае, и в США остро стояла, а затем долго и хитроумно решалась проблема финансирования запуска крупных отраслевых платформ. Но и здесь можно обойтись без фантастических вложений. Потому что есть еще один важный ресурс.

Ресурс № 2: Государственные информационные системы

Сегодня в стране насчитывается около 400 федеральных государственных информационных систем и около 1000 региональных. Эти системы создаются долго, обходятся дорого, а накопленные в них данные используются неэффективно. Это данные о поставщиках, о товарах и услугах, о потребителях. Накопленные данные есть, объемы их колоссальны, можно сказать что это — рекордные по мировым меркам объемы. И если начать использовать их с известной долей компетентности и здравого смысла, то можно сэкономить львиную долю издержек, которые съедают обычно маркетинговые бюджеты запуска цифровых платформ. А заодно значительно снизить риски неудачного запуска. Важным преимуществом при этом является также большая доля в российской экономике предприятий государственного и полугосударственного сектора, у которых графики потребления и, соответственно, закупок, известны и утверждены на год вперед.

Ресурс № 3: Система госзакупок

Сегодня механизм госзакупок, регулирующий не менее половины отечественного внутреннего рынка (порядка 45 трлн. руб.), представляет собой дорогостоящую систему пут и препон для экономики, никудышного контролера и рассадник коррупции. Но, как ни удивительно, он же содержит и все необходимые детальки, так что если все эти госзакупки с умом и в правильном порядке разобрать, а потом пересобрать, добавив к этой алхимии остальные государственные информационные системы, то и получатся столь нужные для экономического рывка отраслевые цифровые платформы.

На сегодня экспертами разработаны достаточно подробные дорожные карты, где по шагам расписано, в каком порядке можно строить отечественную платформенную экономику на основе ресурсов имеющихся информационных систем и механизма госзакупок.

Немного критики

Практически во всех содокладах содержалась острая критика документа Минкомсвязи. Но не будем забегать вперед — дождемся обнародования программы, чтобы обсудить вопрос предметно. Будет ли этот документ утвержден и принят к исполнению 1 июня, не будет ли — экспертное сообщество намерено продолжать свою работу. И претворять ее в жизнь если не в связке с государством, то хотя бы в связке с бизнесом. Пока же можно сказать несколько критических слов в адрес самой альтернативной программы, созданной экспертами Фонда цифровых платформ.

Программа экономических преобразований необходима, но не достаточна для того, чтобы переходить от разработок, сценариев и дорожных карт к практическим действиям. Потому что как только мы ухватимся и потянем за ниточку под названием «экономика», в движение придет весь клубок под названием «общество». А общество — это помимо экономики еще и государство с непредсказуемым будущим в условиях экономико-цифрового «обнуления» территориальных границ. Это и 6 млн. рабочих мест, которые будут смыты с экономического ландшафта цифровыми технологиями (расчетные прогнозы ФРИИ), и 20 млн. трудоспособных граждан, которым не под силу будет переквалифицироваться под рабочие места нового типа. Это и причудливые изменения в психологии поколений, сформированных в цифровой среде. И новая киберпреступность. И потребность в новых, неизвестных еще технологиях и методах работы с человеческим капиталом.

Для перехода к практическим действиям необходим междисциплинарный подход и постоянная работа по координации и взаимоувязке экономической программы, программы государственного развития, культурной программы и еще многих других программ. К сожалению, в разработке скоординированного комплекса программ общественного развития пока не преуспел никто — ни у нас, ни в мире.

«Нам всем предстоит пожить в цифровом мире и в цифровой экономике, хотим мы того или не хотим», — так завершил встречу Владимир Румянцев. Другой вопрос — чья это будет экономика и в чьих интереса она будет работать. Цифровая экономика глобальна, экстерриториальна и всепроникающа. Поэтому либо мы построим свою собственную, отвечающую интересам нашей страны и наших граждан, либо страна и граждане войдут в контур чужих экономик.

Версия для печати