Свежий ветер избранных пьянил,

С ног сбивал, из мёртвых воскрешал...

Владимир Высоцкий

Тихими государственными коридорами медленно и величаво, даже не двигался, а лениво перемежался с самим собой стерилизованный разномастными кондиционерами воздух стагнации. Как говорится в таких случаях, ничто не предвещало грозы в этом урегулированном мире письменных обращений, бумажных отчетов, сводных реестров, вечно требующих подписи справок, блуждающих циркуляров и целенаправленно снующих с папками посетителей.

Пожалуй, только иногда, во время особых событий, этот воздух наполнялся какой-то странно-статичной энергией движения. Но всего лишь на мгновение, которое требовалось для того, чтобы понять всю беспричинность суеты. Всё становилось обратно на свои места, когда осознание практической бессмысленности, отягощенное ожидаемой ответственностью, приходило в самые талантливые головы, которые были завсегдатаями казенных коридоров. И как только находились изящные и скользкие формулировки на какие только способен выразительный язык опытного служащего, вспыхнувшая на миг энергия, как по невидимой команде, оседала на пыльных полках вместе с томами разработанных приказов, программ, докладных записок, протоколов заседания разновеликих комиссий.

Но в один день, кажется, что-то изменилось...

Просто один из служащих, скорее всего по молодости и неопытности, осмелился предпринять попытку самостоятельного решения. Он, не посоветовавшись с коллегами и даже не согласовав с непосредственным руководителем, отчего-то подумал, что воздух за окном несколько лучше того, что висел в его душном помещении. После даже кулуарно поговаривали, несколько оправдывая этот дерзкий поступок, что мол кондиционер был неисправен и отягощал сложившуюся на тот момент атмосферу. Но как бы там ни было, окно было открыто. В кабинет ворвался свежий легкий ветер. И всего за минуту комната переполнилась внешними запахами и событиями, а уже в следующие мгновения остановить этот взрыв энергии было невозможно. В спокойный мир бумажных технологий ворвалась неприкрытая действительность со всеми её мобильными гражданами, чувствительными смартфонами, лайками социальных сетей, забавными 3D-принтерами, протокольно разговаривающими устройствами, транзакционными цепочками, электронными платежами, посылками трансграничной торговли и милыми ботами. И кажется, что это ворвался не просто свежий воздух откуда-то извне, а некое другое альтернативное понимание происходящего. Оно проникло в кабинет, устремилось в коридор и его неистово несло дальше. Конечно, вовремя закрытое окно несколько поправило положение дел и оберегло на время многих обитателей этих строгих коридоров от дальнейшего бурного развития череды чрезвычайно затруднительных событий. Но что-то с того момента пошло не так. Окончательно все это поняли, когда свежий ветер, спустя отведенные в таких случаях регламентом сроки, материализовался в виде отдельного поручения.

Цифровая экономика. О ней заговорили много после Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию 12 декабря 2016 года. А уже к 25 апреля 2017 года Минкомсвязи подготовило вариант программы «Цифровая экономика Российской Федерации» и разослало ответственным лицам для внесения предложений по изменению в представленный проект.

В разрастающейся буре событий посвященных в столь актуальной теме можно заметить некий сумбур в понимании самого термина «цифровая экономика» или даже непонимание основных акцентов, которые требуется правильно расставлять. В пылу дискуссий и обмена компетентными мнениями порой забывают три базовых составляющих экономической «цифровизации». Именно о них хотелось бы напомнить. И все три вещи, которые не стоит упускать из внимания, можно отыскать в самом понятии «цифровая экономика».

Во-первых, данные

Данные — это то, что стоит за первым словом в понятии «цифровая экономика».

Признаем ли мы это или нет, но новый виток развития экономических систем основывается на ещё более массовом и качественном сборе и анализе данных. В настоящее время это становится объективно возможным и практически осуществимым. А значит постепенно будет нарастать в соответствии с потребностями экономических субъектов в поддержке собственных решений везде и во всём. Бизнес и его потребители, общественники и государственные регуляторы окружают себя наборами цифровых данных не для праздного любопытства, а потому что это удобно и профессионально. Не исключая временные недопонимания роли данных и даже принимая множество ошибок при работе с ними, мы не можем отрицать всю значимость постепенного перехода к тотальному и повсеместному использованию методик принятия решений, основанных на данных. Результативность любого квалифицированного специалиста сегодня многократно может быть улучшена благодаря технологиям работы со структурированной цифровой информацией.

Данные позволяют оцифровать окружающую бизнес действительность и строить высокоуровневые модели для глубокого ретроспективного бизнес-анализа или для предиктивной «быстрой» аналитики, когда время на принятие решения ограничивается долями секунды. Данные открывают новые грани событий и явлений, помогая практикам и подтверждая или опровергая гипотезы теоретиков.

В свою очередь именно цифровые данные заставляют экономику нести значительные издержки и выстраивать инфраструктуру крайне необходимую для их полноценного использования. Центры обработки данных, скоростные сети связи, сенсоры (датчики), распределенные вычислительные мощности — техническая сторона всеобщего процесса глобализации цифровых данных. Предметные приложения, сложные алгоритмы, обучаемые нейронные сети, криптографическая защита, сохранение целостности единиц данных, производительные облачные серверы, интерактивная инфографика, панели индикаторов — это всё другой широкий фронт развития процессов сбора и обработки «цифры». В нескончаемой веренице технологий работы с данными особое значение приобрели возможности перемещения их как между ИТ-системами, так и между разными субъектами. Активно растут и преобразуются пути передачи данных по защищенным и публичным схемам. Конечно же, все большую роль играют открытые данные государств и сообществ, а также предлагаемые к совместному использованию данные частных бизнесов.

Именно данные вынуждают бизнесы переосмысливать свое поведение и оснащаться результативными средствами для их укрощения и использования в собственных прагматичных целях. Как результат этого множество инновационных проектов и рабочих команд, которые методично и постепенно создают данные, перерабатывают их, находя новые способы извлечения дополнительной ценности из, казалось бы, уже истрепанных и ни на что не способных массивов. Благо сама информационная их природа позволяет бесконечное количество раз перемалывать и комбинировать эти цифровые потоки.

Пожалуй, ещё не было такого периода у бизнеса, когда его менеджмент получал в свое распоряжение неисчерпаемый источник ресурса. Субъекты привыкли экономить доступные ресурсы и с трудом находить их новые источники. Теперь же впервые они столкнулись не с дефицитом, а с избытком! По аналогии с терминологией, принятой для природных ресурсов, можно говорить о бесконечно больших разведанных запасах цифровых данных. Такое положение вещей несомненно приведет к значительной трансформации в экономике. В обязательном порядке нужны принципиально другие инструменты и подходы. Но для того, чтобы правильно добывать данные и качественно работать с ними, необходимо понимать, для чего это делать на самом деле. Поэтому...

Во-вторых, потребности

Как бы не показалось парадоксальным, но в контексте цифровых данных именно «потребности» выражает в рассматриваемом понятии слово «экономика». Активная информатизация преобразует поведение потребителей. Они, вооруженные разного уровня качества информацией, становятся искушенными и требовательными. Для маркетологов настают сложные времена, когда для того чтобы по-настоящему добраться до ума и сердца своего клиента приходится вникать в различные мелочи и хитросплетения социального общения. Персонализация продуктов и сервисов при сохранении уверенных масштабов производства — возможно ли это сейчас и насколько это возможно в будущем. Углубление в нужды и предпочтения каждого отдельного потребителя вызывает неподдельный интерес к особому способу производства товаров. И вот уже первые успешные эксперименты персонифицированного «умного» завода, который функционирует исключительно на роботах и под заказ.

Маркетинг постепенно и неуклонно приближается к сути экономического взаимодействия, к основной движущей силе, заставляющей каждого человека включаться в экономическое взаимодействие — к потребностям. И это преобразует маркетинг. Постепенно от сбыта и назойливой рекламы он проходит путь к совместному потреблению и алгоритмизированным технологиям. Пусть на этом пути встречаются ошибки и явные провалы. Но мастерство оттачивается, потребитель изучается, гипотезы проверяются и движущая сила потребностей вызывает к жизни автоматизированные производства, молниеносных и многофункциональных роботов, новые материалы и продукты, немыслимые комбинации удобных и доступных сервисов. Сила потребностей трансформирует сами способы потребления, избавляя нас от груза собственности и предлагая взамен удобство и комфорт совместного использования. И более того, цифровизация несет в себе крайне интересные возможности сочетаемого удовлетворения потребностей, которые изначально кажутся противоречащими друг другу. И в том числе это становится возможным благодаря взаимодействию «умных» физических и логических вещей. Человек буквально окутывается машинно-алгоритмической сетью, способной удовлетворять его прихоти быстро и целостно.

Потребление способно и на большее. Опираясь на массовый спрос и на высвобожденные ресурсы на рынках появляются особые формы инвестирования и эффективные проекты разработки новых товаров «по подписке». Они в свою очередь реально и сильно меняют само понимание и смысл стоимости, цены, ценности активов. В жизнь проникают свободные формы реальных и виртуальных ресурсов в электронном виде, примером чему служат криптовалюты. И именно в точке разумного потребления цифровая экономика имеет колоссальную возможность вовлечь и увязать другие глобальные сферы, такие как социальное общество, культурные ценности и традиции, историю и религию, искусство и экологию. Кажется, только теперь мы получаем в свое распоряжение потенциал, способный как-то облагородить примитивное потребление в управляемую зону тотального комфорта для каждого человека, не противоречащую гуманитарным и традиционным ценностям.

Экономика неизбежно преобразуется. Те её технологии, которые склонны к нечестным способам продажи или преувеличению потребительского эффекта реализуемого товара, теперь будут терять эффективность. Продукты и сервисы долго, но неуклонно превращаются в открытые. Цифровое доверие позволяет контролировать происхождение товара или услуги, а также проверять их подлинность, авторство, качество и другие важные параметры. Мобилизация всевозможных контрольных устройств, действующих в рамках единой глобальной информационной сети, неизменно приведет к значительным изменениям в подходе к доставке и продаже разнообразных продуктов и сервисов. Снимать сливки становится довольно сложно, когда есть множество альтернативных решений, часть из которых предоставляется почти или условно бесплатно. А сама скорость распространения информации о товаре и услуге, о производителе и продавце нивелирует какие-либо ухищрения по сокрытию важных потребительских характеристик.

Но инновационные продукты и сервисы, особенно увязанные в целой сети взаимодействующих физических и логических вещей, для потребителя действительно становятся сложными и принципиально отличаются в способах использования от традиционных товаров, услуг. Тот, кто предлагает принципиально новые — «цифровые» — способы удовлетворения новых и старых потребностей, просто вынужден создавать и осваивать новые принципы общения с клиентами и работы на рынках. Надо визуализировать потребности и продукты, показывать успешный потребительский опыт, разъяснять и обучать пользователей, оказывать постоянную и удобную поддержку. Но это немного другая модель и несколько иные технологии, транзакции и бизнесы, которые практически невозможны без цифровых платформ и расширенного понимания принципов потребления.

Поэтому...

В-третьих, менеджмент

Третий элемент в термине «цифровая экономика» для человека незрим. Но в нашем случае мы вынуждены принимать во внимание и «машинное зрение». Тогда принципиальное значение представляет собой «невидимый» пробел между словами «цифровая» и «экономика». А в нашем случае устойчивого сочетания двух этих понятий можно даже говорить о неразрывном пробеле (в HTML — « »). И что же этот пробел собой представляет? Что может прочно и квалифицировано соединить цифровые данные с экономически-значимыми потребностями?

Менеджмент — квалифицированная система управления взаимодействием, которая призвана в теории и на практике прогнозировать, планировать, организовывать, исполнять, контролировать и координировать всю масштабную деятельность по активному использованию данных в деле удовлетворения возрастающих потребностей человечества. И эта система сегодня, пожалуй, как никогда, очень сильно нуждается во всесторонней поддержке: научной, методической, технологической, информационной, инструментарной, креативной и т. п.

Интенсивное развитие менеджмента в сторону информатизации всех ему подконтрольных процессов и объектов провоцирует возникновение и экспансию новых знаний и новых форм быстрого обучения. Причем особую важность приобретают центры дистанционного электронного обучения и игровые практики усвоения новых навыков. Усложнение знаний, повышение их специализации, постоянное обогащение практикой и даже противоречие разных подходов и научных школ, приправленное большими скоростями получения опыта из успешных и провальных стартап-проектов, теперь заставляет профессионалов быть всегда во внимании и энергично следить за событиями в целевой предметной области. Складывать целостную квалифицированную картину в каждой конкретной профессиональной сфере становиться чрезвычайно важным и информационно сложным. Да и сами профессиональные сферы стали активно перемешиваться, видоизменяться, делиться и сокращаться. Поэтому приходится активно обучаться и участвовать в экспертных, совещательных, дискуссионных мероприятиях. Востребованность инструментов экспертной поддержки и актуализации компетенций будет нарастать уверенно и неуклонно.

С другой стороны, менеджмент обособленного бизнеса активно поддавливается регуляторикой со стороны государства и отраслевых или целевых сообществ, в которых он зачастую участвует добровольно и инициативно. Для определенной стабилизации требуется всё более сложная нормативная база, во многом разрастающаяся в пулы стандартов. Их использование вроде бы даже и не является обязательным, но рынки активно выстраиваются так, что без следования закрепленным в стандартах положениям ни один бизнес практически не выживает. Здесь, конечно, экономические лидеры играют особую роль и пытаются навязывать через «рекомендуемые к применению» документы собственные интересы. В рамках цифровизации регулирование очевидным образом постепенно должно преобразоваться в «алгоритмическое». Что во многом упростит исполнение и внесение изменений, но усложнит деятельность в зонах, которые по тем или иным причинам выпадают из поля зрения ответственных лиц.

Непосредственно в связи с государственным управлением и взаимодействием экономических субъектов встает проблема «цифрового доверия». Это действительно серьезная и важная задача — обеспечить доверие в рамках электронных транзакций, когда взаимодействующие стороны даже не видят друг друга, а полагаются исключительно на мощь и компетентность информационных технологий. Востребованность по-настоящему надежных способов доверенного взаимодействия растет. А почти все предлагаемые варианты имеют определенные недостатки, оставляющие разумные сомнения у участников экономических отношений. Безопасность уже не просто по факту чрезвычайной ситуации, а как базовый атрибут попадает в зону пристального внимания уже с идеи продукта или сервиса и заканчивая его выводом из эксплуатации. И что уж там говорить о многократно возросших рисках в условиях тотальной информатизации и роботизации по всем фронтам. При этом бизнес не только вовлекается в сеть не всегда стабильных экономических транзакций, он ещё и призван выстраивать профессиональные успешные команды «на долгую». Теперь же вариантов сколь угодно много: разные формы оформления и ведения компании, помноженные на расширенные вариации создания бизнес-команд, включая фриланс, удаленные рабочие места, аренду персонала, совместное и открытое использование компетенций и т. п.

Столь многочисленные альтернативы выстраивания экономического поведения для решения поставленных целей в обязательном порядке заставляет любого субъекта обращаться к полезным инструментам управления информацией. Но наибольшей мощность обладают системные комплексы специальных инструментов, особым способом объединенные на единых данных и предметных моделях — цифровые платформы. В общем, так или иначе изменяющийся цифровой менеджмент ставит новую глобальную задачу — экосистемы цифровых платформ. И это не революционная идея — это эволюционное решение при нарастающих потоках цифровых данных в условиях серьезного давления потребностей при существенных ресурсных и временных ограничениях. Цифровые платформы нужны не для красоты и пафоса, а для результативности и эффективности создания, ведения и трансформации бизнес-проектов.

Цифровая экономика — это о будущем

Сегодня мы пытаемся спланировать работу по цифровой трансформации экономики. Но в нынешнем нашем положении это не просто. Моделировать цифровое будущее в то время, когда даже большинство технологий, заявленных как перспективные, ещё не готовы к полноценному использованию — крайне сложно. Вероятность реализации большинства ожидаемых «цифровых» событий очень низкая. А уж пытаться угадать, какую синергию они дадут экономике — это вообще подобно гаданию на кофейной гуще. И тем не менее поступательно и постепенно, от отдельных проектов и бизнесов к отраслевым и межгосударственным решениям, попутно ошибаясь и делая оригинальные эффектные открытия, нам предстоит двигаться вперед, глобально оцифровываясь.

Мы пока даже не сделали и одного полноценного шага по направлению к цифровой экономике будущего. А лишь слегка притормозили ход нашей «индустриально-потребительской машины» и посмотрели куда-то в сторону, где замаячило что-то чрезвычайно красивое, привлекательное и свежее. И, кажется, оно нам начинает нравиться. Но придется крепко разобраться во всем этом — исследуя и раскрывая для себя все три базовых аспекта цифровой экономики: данные, потребности и менеджмент.

Изменения, которые наваливаются на нашу экономику, невозможно остановить. Они так или иначе вторгаются в наше пространство и наводят здесь свой порядок, несмотря на то, как и кем было установлено предыдущее расписание бытия. Словно свежий ароматный теплый ветер врывается в наши окна солнечным весенним днем и наполняет комнату энергией оптимизма и обновления.

Но окно должно быть кем-то открыто... Открывайте окна, господа чиновники, или их откроет кто-то другой, изнутри или снаружи — там свежий ветер!

Это не оттепель. Уже началась цифровая весна.

Скоро будет жарко.

Версия для печати