«Все быстрее нарастает познание в современном мире. Обрисовывается точнейшая взаимосвязь, обусловленность кажущихся различными явлений мира и жизни».

Иван Ефремов, «Лезвие бритвы»

На прошедшем 17-18 сентября Investor Day менеджмент Alibaba Group в очередной раз обозначил успехи компании и наметил перспективы ее глобального развития. В этом году, накануне важного мероприятия для инвесторов, мировые СМИ обсуждали возможный уход Джека Ма, а отечественные ещё и сделку по созданию AliExpress Russia (российские партнеры: «Мегафон», Mail.Ru Group и РФПИ). Вопрос даже не в том, что означает подобная медийная активность и является ли она плановой. Сегодня важно задавать другие вопросы и искать другие ответы. Например: что такое цифровая экосистема и в чем её ценность?

В августе Gartner в своем ежегодном отчете «Hype Cycle for Emerging Technologies» выделила пять основных трендов — один из них Digitalized Ecosystems (оцифрованные экосистемы). Аналитики посчитали необходимым по-другому назвать в 2018 году один из базовых трендов развития технологий, который в отчете 2017 года обозначался как Digital Platforms (цифровые платформы). Ввиду неустоявшейся понятийной рамки можно открывать дискуссию и долго обсуждать смысл, который вкладывают разные эксперты и аналитики в такие термины, как «цифровая платформа» и «цифровая экосистема». Но невозможно сегодня отрицать, что приходит понимание важности перехода от развития единичных цифровых решений к построению целостных цифровых экосистем, которые интегрируют разные по классу, уровню и отраслевой направленности цифровые платформы. На сентябрьском саммите RECS-2018, организованным itWeek, об этом аспекте также упоминалось в контексте систем электронного документооборота (см. рис. «От платформ к экосистеме»).

Может показаться, что теоретические размышления о роли и ценности для экономики цифровых экосистем имеют весьма отдаленную и туманную перспективу (см. «Девять проблем, которые решает экосистема цифровых платформ»). Вовсе нет. Мировой лидер цифровой трансформации достаточно четко и уверенно двигается в этом направлении. Но насколько руководство Alibaba Group отдает себе отчет в том, какой мощности цифровую экосистему им удается выстраивать? Вернемся к только что прошедшему дню инвестора Alibaba и обратим внимание на появившееся в презентациях компании обозначение цифровой экосистемы — The Alibaba Ecosystem. Не просто контекстное упоминание неких технологических, финансовых или контентных экосистем, как это было в предыдущие дни инвестора (2016 и 2017 гг.). Это уже более или менее четкое поименованное указание на цифровую экосистему Alibaba. Заметим также, что в предыдущем году можно было обнаружить появление в выступлениях руководства компании очень схожего по сути термина «Alibaba Digital Economy». В контексте конкретного бизнеса он близок к понятию цифровой экосистемы, хотя и выглядит менее четким. Просто подсчитаем: по 12 упоминаний «экосистемы» в презентациях Alibaba Group на днях инвестора в 2016-2017 гг. И уже в 2018 г. термин «экосистема» употребляется 16 раз, и ещё 15 раз делается отсылка непосредственно к The Alibaba Ecosystem.Причем контекст применения достаточно широк: финансы (Ant Financial), логистика (CAINIAO), цифровой контент (YOUKU), торговля (Tmall), сервис доставки (Ele.me). Похоже, что в 2018 году цифровая экосистема The Alibaba Ecosystem нащупывается как базовая стратегия развития одного из мировых лидеров. Что, в принципе, предсказуемо и соответствует гипотезе развития цифровых платформ и экосистем (см. рис. «Эволюция Alibaba Group»).

Но сложилось ли у руководства Alibaba Group целостное понимание в отношении сути и возможностей цифровых экосистем, особенно в части глобальной экспансии (на что обратил особое внимание Джек Ма в своем выступлении на нынешнем дне инвестора)? Собирается ли и как собирается Alibaba воспользоваться потенциалом созданной и развиваемой цифровой экосистемой? Все это пока остается неясным. С одной стороны, не видно понимания всех тех преимуществ цифровой экосистемы, которые она дает, например, в части стратегии поглощений и слияний, управления рисками или облачных технологий. С другой стороны, практика бизнеса, которая сопряжена с поиском оптимальных путей развития, так или иначе выводит Alibaba в некоторую логику цифрового развития. И когда менеджмент не только начнет понимать, насколько сильной и устойчивой архитектурой интегрированных цифровых платформ они могут управлять, но и научится пользоваться их синергией, тогда уж точно конкурентам не позавидуешь.

Рыночная капитализация Alibaba Group за два года — c декабря 2016 по сентябрь 2018 — выросла более чем в 1,7 раза и достигла 403,28 млрд. долл. (по состоянию на 18.09.2018). За тот же промежуток времени в России была поставлена задача, разработана, утверждена программа развития цифровой экономики РФ, которая теперь переработана в национальный проект «Цифровая экономика РФ», ожидающий планового утверждения в октябре 2018 года. Интересно, что совокупное финансовое обеспечение этого нацпроекта (бюджетные средства и внебюджетные источники) оценивается на уровне 2 трлн. руб. (30 млрд. долл.) При таких темпах развития и объемах финансирования, возможно ли, скажем, равноправное партнерство с китайскими коллегами в части интенсивной цифровой трансформации? Насколько взаимовыгодным будет сотрудничество набирающей глобальную экономическую силу The Alibaba Ecosystem и любого другого регионального цифрового бизнеса и уж тем более стартапа (будь то маркетплейс или логистический сервис). В этом смысле любое партнерское соглашение с Alibaba Group выглядит как элемент стратегии «поглощения» (см. рис. «Размер имеет значение»).

В складывающихся условиях и с учетом потраченного времени на разработку программы (см. «Ускоряя бег по лезвию бритвы к цифровой экономике»), а теперь национального проекта по развитию цифровой экономики, приходится говорить о значительном росте рисков для экономического контура РФ. Одно дело, когда конкуренты обладают преимуществом, и совсем другое, когда они понимают, насколько мощным преимуществом они обладают. Одно дело, когда конкуренты нацелены на долю рынка, и совсем другое, когда они хотят и могут получить весь рынок. Для полноценного и равноправного партнерства с Alibaba Group сегодня надо не просто обладать схожим по функционалу маркетплейсом, а равнозначной цифровой экосистемой или хотя бы системной и продуманной пошаговой программой её ускоренного создания и развития. Три обязательных ключевых компонента для такой программы, которая позволяет добиться создания конкурентной цифровой экосистемы выглядят следующим образом:

1. понимать и заведомо нацеливаться на создание цифровой экосистемы (не разновекторные и хаотично проталкиваемые «сквозные» или даже «прорывные» технологии, цифровые проекты, платформы, а именно целенаправленное построение цифровой экосистемы);

2. понимать и выстраивать полноценную цифровую экосистему, которая включает системообразующие отраслевые цифровые платформы (т. е. цифровые платформы, обеспечивающие интеграцию, взаимодействие и динамику развития, например, по таким направлениям, как государственное алгоритмическое регулирование, автоматизированное программирование, научные исследования и разработки и т. п.);

3. понимать и строить цифровую экосистему в контуре нескольких союзных государств, т. е. в экономическом контуре Евразийского экономического союза ( см. «Преимущества единого цифрового пространства Евразийского экономического союза»).

Игнорирование хотя бы одного из этих обязательных элементов не позволяет опережающими темпами формировать цифровую экосистему, равную той, которая теперь просматривается на «восточном» горизонте. Необходимо обратить особое внимание на употребление здесь слова «понимать». За ним стоит не меньше, чем системные научные исследования и разработки в области не просто цифровых технологий, а цифровой экономики (в том числе, транзакционных и бизнес-моделей, управленческих инструментов, маркетинговых решений, финансовых и регуляторных технологий, методологий реинжиниринга, риск-менеджмента, трансфера компетенций и др.). За несколько потрёпанной в многочисленных дискуссиях фразой о роли научных исследований и разработок для системной и качественной цифровой трансформации скрывается очень важный, критический вопрос. Вопрос выживания, суверенитета в глобальной мировой экономике. Заслуженные успехи Alibaba Group в развитии цифровой экосистемы показывают, что у стран Евразийского экономического союза остается крайне мало времени для запуска качественной программы адекватного развития.

Автор статьи — эксперт Фонда «Цифровые Платформы».

Версия для печати (без изображений)