Вот уже несколько лет ИТ-мир живет в эпоху цифровой трансформации, сегодня накоплен серьезный отраслевой опыт, и потому вполне уместно провести некоторый анализ хода этого процесса. Насколько прогнозные ожидания совпадают с реалиями? Что сбылось, а что не получилось, что произошло неожиданного? Есть ли у этого глобального процесса какие-то региональные и национальные особенности? Об этом обозреватель itWeek Андрей Колесов говорил со старшим вице-президентом по технологиям и системам Oracle в регионе EMEA и APAC Эндрю Сазерлэндом сразу после его выступления на московской конференции Oracle Cloud Day.

itWeek: Как вы охарактеризовали бы современный период ИТ-трансформации? Чем он отличается от того, что происходило еще несколько лет назад?

Эндрю Сазерлэнд: Зачастую мы не замечаем происходящих перемен. Давайте рассмотрим чисто бытовые примеры. Большинство из нас уже давно перестали ходить в банковские офисы, мы управляем своими путешествиями (заказ билетов, отелей, экскурсий и пр.), лежа на пляже, а информацию, на поиски которой еще недавно тратили целые дни и недели, находим за секунды, легко ориентируемся в незнакомых городах. Если же говорить с профессиональной точки зрения, то термин «ИТ-трансформация» — не совсем правильный, более точным будет «цифровая трансформация». Трансформацию переживает не только ИТ-отрасль, а все общество — бизнес, государственное управление, частная жизнь, при этом словом «цифровая» отражается тот факт, что в этих переменах информационным технологиям, а значит, и всей ИТ-отрасли отводится ключевая роль.

Хотя мы довольно давно говорим о цифровой трансформации, но в этом процессе видны определенные этапы, и то, что происходит сегодня, отличается от того, что было вчера. Если пять-шесть лет назад эта трансформация началась именно в ИТ-среде, а бизнес прислушивался к происходящему как бы со стороны и с некоторым недоверием, то сейчас в реалистичности этого развития уверены почти все, даже те, кто полностью в данный процесс еще не включился. Если раньше среди заказчиков путем трансформации шли лишь отдельные пионеры-первопроходцы, причем это были в основном стартапы, которым терять особо нечего, то нынче по этой дороге движется значительное число самых разных организаций, в том числе имеющих солидную историю и большие объемы бизнеса. Идет ускорение процесса трансформации: ИТ-компании предлагают новые технологические решения, бизнес начинает их использовать, открывая доселе неизвестные деловые возможности и выдвигая новые, все более высокие требования к технологиям.

Так что, если кратко охарактеризовать этапы трансформации, я сказал бы так: мы прошли «пионерский», исследовательский этап и находимся на стадии расширенных пилотных проектов, опытно-промышленной и даже промышленной эксплуатации. Впереди — полномасштабное промышленное применение.

itWeek: В названии вашей конференции используется слово Cloud, которое сегодня уже как-то вышло из моды. Может быть, сегодня для ИТ-мероприятия стоит прибегать к более звучным определениям?

Э. С.: Да, «облако» сегодня звучит уже вполне привычно, не несет в себе былой романтики и загадочности. И тем не менее именно облачные модели и технологии в существенной мере являются основой всех современных ИТ-трендов — мобильности, искусственного интеллекта, автономных вычислений и др. Облака позволили перейти к качественно иной концентрации ИТ-ресурсов, что в сочетании с традиционным ростом мощности отдельных вычислительных устройств дало возможность решать намного более сложные вычислительные задачи. Они внесли серьезные изменения во взаимоотношения между ИТ-поставщиками и ИТ-потребителями, и последние смогли в большей степени сосредоточиться на своих бизнес-задачах, не отвлекаясь на решение вспомогательных технологических вопросов.

Но и облака за последние годы также претерпели серьезную трансформацию. Если на первом этапе заказчики начинали применять облачные модели и технологии, используя традиционную ИТ-инфраструктуру, которая была далеко не оптимальна для реализации облаков, то теперь уже созданы ИТ-средства, в том числе и наша облачная инфраструктура второго поколения Oracle Cloud Infrastructure (OCI 2.0), изначально ориентированные на облачное применение, что позволяет резко повысить эффективность их использования.

itWeek: Довольно часто приходится наблюдать заметный разрыв между тем, как оценивают ход цифровой трансформации ИТ-поставщики и ИТ-пользователи. Например, на конференции вы говорили о самоуправляемых ИТ-системах, об искусственном интеллекте и блокчейне, а представители заказчиков делали акцент на более приземленных вещах. Блиц-опрос слушателей показал, что в большинстве своем они даже к облакам продолжают относиться весьма осторожно. Чем вы можете объяснить такие расхождения в приоритетах?

Э. С.: Да, такой разрыв существует, он всегда имеется в любых новшествах. И это вполне естественно: наша роль как одного из лидеров ИТ-отрасли —показывать будущие перспективы, идти впереди и убеждать других следовать этим путем. И среди заказчиков тоже всегда есть пионеры-первопроходцы, которые опережают на несколько шагов основную массу потребителей. Но должен сказать, что расхождения здесь не так уж велики, более того, мне кажется, что разрыв между пионерами и всеми остальными сокращается, он уже не такой, как был двадцать и даже десять лет назад.

Действительно, несмотря на кажущуюся привычность облаков, осторожное отношение к ним еще сохраняется. Понятно, почему так происходит: для ИТ-компаний сегодня — это кровеносная система, а для многих — еще и сердце и головной мозг. Отдать всё это на аутсорсинг — очень сложное решение. Именно поэтому ведущие ИТ-компании давно говорят о необходимости поддерживать модель гибридных облаков, чтобы заказчики могли гибко и легко переходить из «внутреннего» облака во «внешнее» и обратно. Мы в своей облачной инфраструктуре второго поколения изначально поддерживаем возможность такой гибридной модели.

Но должен сказать, что наряду с опасением использования новых технологий заказчики очень четко понимают риски запоздалого их применения. Динамика развития бизнеса, конкуренция постоянно растут, бизнес становится глобальным. Да, есть опасность использования недостаточно опробованных средств, но еще опаснее — опоздать с внедрением инноваций. Обратите внимание на поведение слушателей на конференции: как внимательно они воспринимали выступления своих коллег из других компаний об их передовом опыте!

itWeek: Можно ли утверждать, что такие компании, как Oracle, всегда предлагают решения, опережающие потребности заказчиков, и ведут их исключительно по верному пути?

Э. С.: Хотя ответить абсолютно утвердительно на такой вопрос сложно, но тот факт, что Oracle уже несколько десятилетий является лидером ИТ-отрасли, говорит, что в целом компании это удается. Однако нужно сказать, что ИТ-индустрия действительно порой оказывается в ситуации, когда нужно догонять запросы клиентов. Причина кроется в радикальном изменении способов проникновения новых технологий в общество. Раньше получалось так, что большинство сотрудников компаний начинало осваивать компьютеры, только придя на работу после учебы. Компаниям порой даже приходилось преодолевать их сопротивление. Сейчас же ситуация коренным образом изменилась: на предприятия приходят молодые люди, знакомые с ИТ чуть ли не с пеленок. И они порой бывают недовольны тем, что на работе не могут применять давно известные им современные средства. Разработчикам корпоративных ИТ-систем приходится оперативно реагировать на такие запросы заказчиков.

itWeek: Вы сказали о роли Oracle как инновационного лидера. А как сама компания переживает цифровую трансформацию? Ведь Oracle — огромная корпорация, а большим структурам меняться намного сложнее.

Э. С.: Меняться нужно постоянно, это закон любого бизнеса. Тут главное — иметь четкие цели и стратегию движения к ним. Я бы сказал, что главная цель Oracle состоит в том, чтобы сделать ИТ более доступными и более простыми. Это может показаться странным — почему вендор хочет снизить стоимость использования ИТ; но на самом деле тут нет никакого подвоха с нашей стороны: в результате такой стратегии мы расширяем свою клиентскую базу и сокращаем собственные издержки. Не говоря уже о том, что на ИТ-рынке постоянно нарастает конкуренция.

itWeek: В своем выступлении вы говорили о разных современных технологических трендах, но не упоминали Интернет вещей. Эта тема сегодня уже не является актуальной?

Э. С.: Интернет вещей вышел на такой уровень зрелости, что стал довольно привычной технологией, ее значимость понятна. Это как раз пример того, как новшество становится чем-то общепринятым. Мы же не часто обсуждаем вопросы пользы от электричества по той простой причине, что она очевидна. То же самое сегодня можно сказать про Интернет вещей. Я сейчас, находясь в Москве, могу с помощью своего смартфона управлять всеми бытовыми приборами и даже всеми лампочками в своем доме, который находится за тысячи километров отсюда в Шотландии.

itWeek.: Как вы видите ситуацию с цифровой трансформацией в России? Есть ли какие-то отличия от других стран?

Э. C.: Конечно, в России, как и в любой другой стране, есть какие-то свои особенности, но в целом она движется в общемировом тренде и сталкивается с теми же проблемами на этом пути, что и весь остальной мир. Если говорить об облаках, что тут, конечно, главной заботой является обеспечение безопасности как по доступности вычислительных ресурсов, так и по защите данных.

Помимо того, что в России весьма высок уровень образования и квалификации кадров — это общепризнанный в мире факт, — лично я отметил бы хорошую структурированность российского общества, что сопровождается хорошо описанными процессами взаимодействия людей и организаций. На мой взгляд, это создает надежную основу для внедрения инноваций и повышения производительности труда в самых разных отраслях.

itWeek: Некоторые эксперты говорят о сильном влиянии законодательного регулирования на скорость проникновения инноваций. Что вы можете сказать об этом, имея в виду Россию?

Э. С.: Да, это важный аспект, вопрос об обеспечении суверенности данных, в первую очередь персональных, волнует все страны, и тут мы видим, что используются разные подходы к его решению. Мы видим озабоченность правительства России этой проблемой, принимаемые законы и правила действительно влияют на темпы перехода к публичным облакам. Но такие же проблемы имеются и в других странах, в том числе в Азии. Однако нам такая осторожность в отношении публичных облаков не представляется сколь-нибудь существенной трудностью для перехода к новым технологиям, тут как раз можно эффективно применять модели внутренних и гибридных облаков.

itWeek: Еще один актуальный вопрос для нашей страны: какова роль правительства в цифровой трансформации общества и экономики? Как тут должны распределяться роли между государством и бизнесом? Что об этом говорит мировой и европейский опыт?

Э. С.: Я думаю, главная роль правительства в этом смысле находится в сфере образования, мы в Oracle хорошо видим прямую связь между уровнем образования и скоростью внедрения инноваций. При этом нужно понимать, что сфера образования тоже быстро трансформируется, молодые люди должны не только получать новейшие знания, но и быть готовыми к постоянной трансформации в будущем.

Вторая важная функция правительства — создание благоприятной среды для разработки и внедрения инноваций. При этом мы отлично знаем, что многие новшества рождаются именно в правительственных структурах, в рамках проектов, финансируемых правительством. Тут тоже очень важно обеспечить максимальную доступность этих новинок для бизнеса.

И третий момент — это просвещение, пропаганда инноваций, объяснение людям и бизнесу выгод от их внедрения. Риски конкретных предприятий вполне понятны, но государство должно видеть стратегическую перспективу и помогать всем двигаться вперед.

itWeek: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)