Одним из элементов национальной программы «Цифровая экономика» является федеральный проект «Кадры для цифровой экономики», призванный трансформировать рынок труда и сферу образования согласно новым потребностям. Обсуждению подходов к формированию и реализации базовой модели компетенций (БМК) цифровой экономики был посвящен круглый стол, проведенный в феврале Аналитическим центром при Правительстве РФ, в котором приняли участие представители федеральной власти, бизнеса, научного сообщества, сферы образования и независимые эксперты. Указанная базовая модель должна быть разработана до конца нынешнего года, и, как отметил руководитель проектного офиса по реализации программы «Цифровая экономика» Владимир Месропян, она важна, в частности, для тех органов, которые регулируют сферу образования.

В повседневной жизни термин «компетенция» понимается довольно широко и нередко употребляется как синоним знаний, навыков и умений, необходимых в той или иной профессиональной деятельности. В данном же контексте последние составляют содержание профессиональных стандартов, которые применяются компаниями и организациями, а за прививаемые компетенции отвечают органы образования. Согласно Федеральному государственному образовательному стандарту (ФГОС), компетенция — это социальное требование к образовательной подготовке ученика, студента, обучающегося, охватывающее личностные качества, общеобразовательные, общекультурные и профессиональные компетенции. Как подчеркнул вице-президент НИУ ВШЭ Игорь Агамирзян, обсуждаемые на круглом столе компетенции характеризуют не столько профессиональные навыки людей, сколько широко понимаемую культуру цифрового общества, к которой не следует применять излишне технократический подход.

В то же время, базовые и профессиональные компетенции, формируемые в системе общего и профессионального образования, должны быть согласованы с квалификационными требованиями, записанными в тех или иных профстандартах. Директор департамента координации деятельности организаций высшего образования Екатерина Бабелюк обратила внимание на сегментацию формально одинаковых базовых компетенций: одни требования должны предусматриваться для выпускников школ, другие для бакалавриата и магистратуры. Например, в последних двух случаях одни и те же компетенции, такие как умение искать необходимую информацию или способность решать реальные задачи, содержательно отличаются. Наряду с универсальными компетенциями в каждом случае добавляются еще и профессиональные. В то же время, каждая компетенция не привязана к отдельному предмету образовательного цикла, она должна вырабатываться в ходе всего учебного процесса.

Директор по развитию системы профессиональных квалификаций «ВНИИ труда» Ирина Волошина призвала четко разграничить компетенции и квалификации, а также указать, как они соотносятся друг с другом и где пересекаются. Учитывая высокие темпы развития технологий, важно также продумать, как те или иные компетенции будут актуализироваться с течением времени.

Вице-президент по управлению персоналом АФК «Система» Алексей Гурьев посетовал на инертность нашей системы высшего образования. В ней не практикуется обучение на основе кейсов, отсутствуют новые форматы индивидуализированного модульного образования, предоставляемого через Интернет. По его мнению, не стоит изобретать единую модель компетенций для всех компаний. У них в силу объективных причин выработаны разные критерии, важные с точки зрения конкуренции в том или ином сегменте экономики. И необходимые компетенции развиваются в компаниях без каких-либо указаний регулирующих органов. Думается, многие проблемы высшей школы как раз и связаны с низким уровнем конкуренции в этой сфере.

В свою очередь, исполнительный директор АПКИТ Николай Комлев обратил внимание на то, что компетенции слабо увязаны с квалификациями, определяемыми в рамках профессиональных стандартов. А ведь именно эта связка и призвана транслировать квалификационные требования отраслей на язык компетенций, прививаемых системой профессионального образования. Да и сами профстандарты в некоторых министерствах не пользуются особым вниманием. Так, уже несколько месяцев лежит без движения казалось бы важный для цифровой экономики профессиональный стандарт по работе с большими данными.

А что же собой представляет базовая модель компетенций? Вот какое определение дал ей генеральный директор компании «Мобильное электронное образование» Александр Кондаков: «БМК — система выявления, фиксации, систематизации, хранения информации о ключевых компетенциях цифровой экономики, включающая общепринятый язык их описания и механизмы согласования (протоколы обмена данными) между различными моделями». Не удивительно, что при столь общих формулировках их интерпретация варьируется от эксперта к эксперту.

Координатор центра компетенции «Кадры и образование» Олег Подольский сообщил, что к разработке базовой модели подключились уже более 300 участников. Эта модель должна охватывать все слои населения — от детей до пенсионеров. Необходимо, чтобы она предусматривала непрерывную подготовку кадров. Предполагается, что она будет использоваться для поиска и ротации кадров, в формировании образовательных стандартов и ляжет в основу языка описания конкретных компетенций и квалификаций. В рамках базовой модели должно быть выделено цифровое ядро, отвечающее за компетенции, критически важные для цифровой экономики (работа с данными, элементы алгоритмического мышления и др.).

По словам Александра Кондакова, сегодня у каждой компании есть своя модель компетенций, и все они включают много общих характеристик, таких как стремление к лидерству, системное мышление или ориентация на результат. Однако наряду с общими компетенциями необходимо выделить перечень ключевых характеристик, имеющих непосредственное отношение к цифровой экономике. Еще одна важная задача — построение системы независимой оценки компетенций.

Директор одного из департаментов «Университета НТИ 20.35» Андрей Комиссаров рассказал о попытке применения к формированию БМК цифровых подходов. В рамках проведенного исследования были проанализированы модели компетенций 50 ведущих российских компаний из восьми отраслей. На основе семантического анализа соответствующих текстовых документов были выделены кластеры базовых понятий (их оказалось 211), которые можно отнести к девяти крупным блокам, таким как мышление, работа с системами и процессами, саморегуляция, взаимодействия, новизна и изменения, коммуникации, предпринимательство. Очевидно, что при всей важности подобных компетенций для развития цифровой экономики, они имеют вполне универсальный характер и были актуальны на протяжении десятилетий задолго до принятия федеральной программы цифровизации.

Опуская развернувшуюся дискуссию на грешную землю, Владимир Месропян призвал задуматься о том, как БМК поможет скоординировать профессиональные и образовательные стандарты. Не секрет, что сегодня в отдельных вузах меняют названия специальностей и курсов, но при этом продолжают читать те же лекции, что и 20-30 лет назад. Один из участников дискуссии также предостерег разработчиков от избыточной формализации и призвал не придавать БМК статус нормативного документа, требующего предоставления регулятору дополнительной отчетности.

Версия для печати (без изображений)