Изменения, которые мы наблюдаем в результате развития цифровой экономики, вызывают иногда определенное удивление и непонимание. Даже скорость и механика цифровой трансформации значимо отличаются от того, что было на предыдущих экономических циклах развития. Концентрация знаний и технологий, их разнообразнейшие комбинации и системная интеграция, динамика процессов кардинальным образом преобразуют отдельные сегменты и целые отрасли. Причем трансформируется не только экономика. За ней подтягиваются социальная и государственная сферы.

Изменения происходят даже в таких направлениях, которые считались прежде консервативно-стабильными или даже архаичными. Привычный ход бизнес-процессов то и дело нарушается в той или иной области хозяйственной деятельности или государственного управления. Парадоксально выглядит ситуация, когда в отрасль, которая десятилетиями складывала свои рынки, бизнес-модели, каналы коммуникаций, инфраструктуру, вторгается новый «цифровой» бизнес. Он начинает преобразовывать её до неузнаваемости. Большинство старых игроков при этом, инерционно промедлив на первом этапе или просто упустив из виду нового агрессивного конкурента, быстро начинают терять свои рыночные позиции. Особенно убедительны скорость, сложность и объемы таких процессов. Иногда изменения настолько сильные и стремительные, что требуют вмешательства государства. Но оно, безусловно, должно быть грамотным и последовательным. В противном случае преимущества трансформируемой индустрии перетекают в другой юридический контур и переформируют целевой рынок уже из вне — силами международных конкурентов. Трансграничность — характерная черта цифровой экономики. При этом должно присутствовать четкое понимание и различие индустрий и их сегментов. Есть те, что поддаются относительно легкой трансформации в результате действия новых «цифровых» бизнесов. А есть те, которые требуют более глубокого и системного многослойного постепенного перестроения. Такое различие зависит:

  • от сложности транзакционного взаимодействия и разнообразия торговых сделок в индустрии;
  • от количества взаимодействующих сторон и их взаимной связанности;
  • от технологий и инструментов управления, которые возможно включить в контур автоматизации и предложить индустрии.

Изменения выглядят парадоксально и для тех направлений, которые, казалось бы, не имеют прямого отношения к цифровой экономике. Широко известна концепция «Индустрии 4.0», к которой можно, например, отнести промышленный Интернет, адаптивный конвейер, тотальную роботизацию, аддитивные технологии, цифровые двойники изделий и фабрик и др. И меньше всего в этой связи приходит на ум, что как-то кардинально и равноценно производственному пространству должно преобразиться офисное. Причем настолько сильно и качественно, что по экономическому эффекту концепция «Офис 4.0» может в итоге сравниться с трансформацией реального производства или сферы услуг. Легко допускается мысль, что офис станет архитектурно более комфортным и мобильным, что появится новая экономичная и эргономичная для пользователя техника, что организация рабочих мест окончательно и бесповоротно повысит производительность труда. Можно даже допустить мысль, что новые алгоритмы искусственного интеллекта устранят наконец рутинные задачи и процедуры, особенно в части документооборота. Но как-то странно допускать мысль о том, что «офис» настолько кардинально изменится, что это станет сопоставимо с тем, как изменил таксомоторные перевозки Uber, или как изменил онлайн-общение Facebook, или как изменил электронную торговлю и логистику Alibaba. А ведь некоторые первичные признаки и предпосылки этого мы сегодня можем уже наблюдать. Среди них: функциональное расширение CRM, инструменты управления задачами и проектами, облачные системы управления контентом и интегрированные офисные программные пакеты в онлайн-режиме. Набирают обороты отраслевые цифровые платформы, которые по отдельным сегментам обладают мощным трансформационным эффектом. Они буквально избавляют от необходимости присутствовать в душном помещении и переводят во фриланс целые профессии. На сегодня, например, дизайнеры, переводчики, программисты, журналисты, архитекторы, конструкторы могут физически находиться сколь угодно далеко от офиса и тем не менее успешно выполнять свои функции, что называется в режиме «24×7». Уже нет сомнений, что таких специальностей будет становиться всё больше. И всё меньше их представители будут заинтересованы в связывании себя длительные трудовыми отношениями и фиксированными окладами, которые зачастую не зависят от объема и качества выполняемых работ. Любопытно, что при снижении для таких специалистов стоимости одной единицы выполненной работы, их производительность и квалификация за счет новых цифровых инструментов растет настолько, что с лихвой покрывает это снижение. А рынок за счет удешевления конечной цены продуктов и сервисов растет кратно, расширяя круг потребителей и увеличивая частоту и объемы повторных покупок. Но если мы можем вывести из офиса всех работников в дистанционный или мобильный режим, то зачем бизнесу тогда тратиться на большие и комфортные офисы? Идет ли речь о том, что у офиса останется только представительская функция?

Изменения в некоторых индустриях при переходе к цифровым и платформенным технологиям не настолько оказываются простыми, как хотелось бы их представлять. Есть предметные области, для которых цифровая трансформация вызревает крайне медленно и скрыта от наблюдателей, пока не будет накоплена критическая масса решений, кардинальным образом преобразующая модели транзакционного взаимодействия. Но как только трансформация в подобных индустриях начинается, она буквально подрывает даже не один, а несколько взаимосвязанных рынков, формируя новую цифровую экосистему особого уровня и высокой динамики развития. Такие направления с большим потенциалом обычно требуют смелых решений и инновационных бизнес-моделей, пула новых качественно интегрированных технологий, особого внимания к компетенциям, научным исследованиям и разработкам. Одна из целевых областей, которую можно отнести к сложно трансформируемым, но обладающих высоким потенциалом, является та, что условно можно обозначить как «офис». Но не в прямой интерпретации этого понятия как физического пространства, оргтехники и программного обеспечения. А с точки зрения более глубокого его ценностного понимания, как центра формирования и развития команды управляющей бизнесом. Именно это существенное свойство накладывает определенные ограничения на переход в активную фазу его цифровой трансформации. Поскольку ряд важных проблем и задач, делающих из простого помещения — место, где должны рождаться и воплощаться амбициозные и успешные бизнес-проекты, не решен. Офис — это особый командный центр принятия и реализации управленческих решений высокого уровня. Он выполняет ряд особенных функций: информационную, стратегическую, компетентностную, делегирования, мотивационную, социальную, обеспечивающую, распределяющую, командообразующую. И эти перечисленные функции только частично лежат в области конструктивных особенностей и комфортабельности офисного помещения, обеспечения работников необходимым hardware и software (о которых тоже нельзя забывать). Функционально офис выступает коммуникационным и технологическим центром для команды бизнеса. Центром, в котором выстраиваются особые отношения между отдельными профессионалами, объединяющими свои усилия по достижению разделяемой ими стратегической цели.

Автор статьи — эксперт Центра подготовки руководителей цифровой трансформации ВШГУ РАНХиГС, его доклад по теме цифрового офиса вы можете прослушать 24 апреля на конференции «Современный цифровой офис — 2019».

Версия для печати (без изображений)