На апрельском форуме Innovation Summit Moscow компания Schneider Electric поделилась своими взглядами на последние тенденции развития мировой и российской экономики в условия цифровой трансформации. Обобщенные выводы компании дополнили представители российских предприятий, которые рассказали о том, что они планируют сделать в области цифровизации и какие результаты надеются получить.

Три мегатренда

«Мир становится более электрическим, цифровым и региональным», — заявил Йохан Вандерплаетсе, президент Schneider Electric в России и СНГ и отметил, что эти три глобальные тенденции имеют большое значение для самой компании, российских заказчиков и партнеров.

Первый тренд подразумевает рост потребности в электроэнергии во всем мире. По словам Йохана Вандерплаетсе, это происходит даже быстрее, чем ожидалось пару лет назад. Причина в стремительном увеличении городского населения, массовой индустриализации и очень быстром росте количества цифровых устройств.

Для Schneider Electric это с одной стороны хорошая новость, а с другой — вызов, так как в таких условиях становится труднее обеспечить бесперебойную работу на 100%.

Второй тренд связан с тем, что ИТ играют все более значительную роль в мировой экономике. Так, по прогнозу аналитической компании IHS, благодаря нарастающей популярности технологий Интернета вещей, в 2030-м к Интернету будет подключено в десять раз больше устройств, чем людей. Широкое распространение аналитики Big Data приведет к пятикратному увеличению объема данных между 2017-м и 2021-м, а расходы на технологию искусственного интеллекта за это время вырастут в шесть раз.

По оценке Schneider Electric, основанной на анализа проектов, цифровизация обеспечивает значительные преимущества, в числе которых повышение энергоэффективности до 65% при среднем показателе 30%, рост производительности на 30-50%, увеличение надежности и безопасности до 50% за счет сокращения количества происшествий.

Третий тренд заключается в том, что, как ни странно, мир становится менее глобальным. «Раньше мы много говорили о глобализации. Речь шла о том, что западные компании разрабатывают платформы и поставляют их по всему миру. Но сегодня мы видим, что государства все больше беспокоятся о защите от внешних угроз и о кибербезопасности. Это наблюдается не только в России, но и Китае, США и других странах», — сказал Йохан Вандерплаетсе.

В числе последних тенденций он отметил рост протекционизма, увеличение роли региональных законодательств и ограничений. В России это выражается в политике импортозамещения, нарастании требований к локальному производству, повышении значения локальных стандартов и т. д.

Schneider Electric учитывает этот тренд при работе в России. Так, в нашей стране у компании более 8 тыс. сотрудников, пять заводов и два центра НИОКР. «То, что мы продаем здесь, мы производим внутри страны, причем это не просто сборка, а полноценное производство», — сказал Йохан Вандерплаетсе и добавил, что более 60% продаж обеспечивается за счет локального производства.

По его словам, инвестиции в локальное производство будут продолжаться, потому что для компании Россия является ключевым рынком. Так, на форуме было объявлено о об открытии новой производственной линии на заводе «Шнейдер Электрик Завод Электромоноблок» в Ленинградской области. Кроме того, продолжится развитие НИОКР, центров компетенции и сервисных услуг.

Цифровизация на российских предприятиях

В последнее время на тему цифровой трансформации идет много разговоров. Но как показал круглый стол, который проходил в рамках форума, российские предприятия уже переходят от слов к делу. Причем речь идет не просто о внедрении ИТ, которым компании занимаются уже не один десяток лет, а именно о трансформации за счет применения цифровых технологий.

Так, по словам Юрия Шеховцова, директора по ИТ «Норникеля», цифровая трансформация связана со стратегической позицией компании: «Для нас это — точка роста на активах, на которых мы сейчас работаем. Рост — это основная повестка с точки зрения цифровизации, тогда как классические ИТ больше направлены на традиционную эффективность и улучшение процессов».

Он пояснил, что предусмотрен комплексный подход к автоматизации производственных активов, а также использование технологии Big Data, т. е. сбор и аналитическую обработку данных, которые поступают от датчиков. В компании создана цифровая лаборатория, специалисты которой работают над прикладными задачами повышения эффективности производства.

В аналогичном направлении действуют и «Россети». По словам Евгения Ольховича, заместителя генерального директора по стратегическому развитию и инновациям, для компании цифровая трансформация это прежде всего процесс управления данными для повышения эффективности работы энергосетевого комплекса. Он уточнил, что в число основных задач, которые ставят акционеры, помимо повышения эффективности также входит сохранение текущих тарифов, увеличение надежности функционирования и экономической привлекательности предприятия.

«Для решения этих задач цифровая трансформация является одним из основных инструментов, — сказал Евгений Ольхович. — Мы пока находимся на начальном этапе этого проекта. В конце прошлого года совет директоров принял общую концепцию цифровой трансформации до 2030 г. Сейчас идет разработка проектов и документов».

В течение этого года в рамках программы цифровизации компания планирует реализовать ряд пилотных проектов, чтобы изучить результаты и принять решение об их масштабировании. Пилоты выбраны исходя из необходимости реализации всех возможных направлений цифровых технологий, включая распределенные реестры, ИИ и Big Data. Регионы для реализации пилотных проектов выбираются с учетом технических и финансовых возможностей соответствующих филиалов.

«Норникель» еще тоже в начале пути. «Для нас цифровая повестка достаточно новая. Но в этом году мы много о ней говорим, и сейчас она включена в пятилетнюю программу развития бизнеса», — сказал Юрий Шеховцов.

Повышение эффективности активов является одной из основных, но не единственной задачей, решаемой в ходе цифровой трансформации. Как отметил Леонид Мухамедов, исполнительный вице-президент по стратегии развития, член правления Schneider Electric, заказчиков также интересует повышение отказоустойчивости и кибербезопасности: «При цифровой трансформации данные становятся ценным активом компании, но чем больше данных, тем серьезнее становится задача их защиты, и если раньше это был вопрос номер три, то сейчас все начинают с кибербезопасности».

Юрий Шеховцов тоже отметил, что большую роль играет не только эффективность: «С точки зрения руководства эффективность важна, потому что без этого никто не захочет инвестировать. А для меня важнее, какую пользу это приносит людям, например, на производстве можно с помощью датчиков и больших данных понять, что может скоро сломаться, и предугадать эту ситуацию».

Огромное значение для «Норникеля» имеет и кибербезопасность. Так, по инициативе компании в прошлом году был создан клуб «Безопасность информации в промышленности», деятельность которого направлена на обмен опытом и мнениями в области защиты данных.

Не последнюю роль играет и вопрос «А сколько это будет стоить?». Леонид Мухамедов считает, для его решения заказчику необходимо понять, какую он получит выгоду, и здесь могут пригодиться новые бизнес-модели, например энергосервисные котракты (Energy as a Service), которые Schneider Electric предлагает в США. «Сначала компания ничего не платит, а благодаря более эффективной работе и сокращению расходов она выплачивает нам то, что мы вкладываем в этот проект», — объяснил он.

Что касается выгоды за счет цифровизации, то Леонид Мухамедов сослался на опыт Schneider Electric: «У нас порядка 200 производственных предприятий по всему миру. За последние пять лет мы внедрили на них платформу EcoStruxure и дополнительные сервисы, и в результате сократили энергопотребление до 40%».

В заключении он рекомендовал предприятиям начинать цифровую трансформацию с анализа текущей ситуации и выбора правильной стратегии, которая подходит для конкретной компании: «Здесь главную роль играют поставленные цели, необходимо точно обозначить, чего нужно достичь. При этом нужно не ограничивать себя, а ставить амбициозные цели».

Версия для печати (без изображений)