По оценкам аналитиков, направление систем электронного документооборота пострадало во время кризиса меньше других сегментов российского ИТ-рынка. Во многом это объясняется большой долей здесь государственных проектов, на реализацию которых кризис оказал не столь значительное влияние. Более того, как раз прошлый год был отмечен повышением внимания высшего руководства страны к вопросам автоматизации деятельности государственного аппарата, что должно стать дополнительным стимулом к развитию именно сферы управления документами. В этой ситуации еще в начале прошлой осени появились оптимистичные прогнозы о том, что уже к концу 2010-го рынок СЭД достигнет докризисных показателей.

Как видятся итоги прошедшего года сейчас и что можно ожидать в обозримой перспективе? В поисках ответов на эти вопросы мы попросили высказать свои мнения экспертов компаний — поставщиков СЭД.

Итоги прошедшего года

В прошлом году снижение ИТ-бюджетов заказчиков и уменьшение числа выполняемых проектов сопровождалось также важными качественными изменениями, среди которых как явно позитивную тенденцию нужно отметить большее фокусирование на повышении эффективности работы предприятия, получении реального бизнес-эффекта за счет решения конкретных бизнес-задач. “Практически во всех проектах 2009 г. заказчиков и поставщиков решений интересовали вопросы возврата инвестиций и оценки эффективности внедрения информационных систем, — отметил Юрий Корюкин. — Главный итог 2009-го — повышение прагматизма клиента”.

Эту мысль развивает и Максим Галимов. По его мнению, за прошедший год заметно выросли требования заказчиков к качеству внедрения. Клиенты чаще стали выбирать на роль интегратора самого разработчика СЭД или его крупного партнера. Максим Калашников дополнил этот тезис: “Предприятия стали более критично оценивать поставляемые продукты, на первый план выходит доступность и функциональность вместо престижности”.

Дмитрий Романов считает, что желание заказчиков получить больше за меньшие деньги привело к сокращению средней доли платежей за лицензии в общем бюджете проектов внедрения и, как следствие, на рынке возрос интерес к ECM-решениям в модели OpenSource. Вследствие ориентации на повышение эффективности работы организации мысль, что СЭД — это гораздо больше, чем автоматизация канцелярии, стала очевидной даже для сугубо бюрократических организаций. Одновременно существенно сократилось число спекуляций на теме электронной подписи и возросла доля проектов, в рамках которых требуется автоматизировать обмен информацией с внешними клиентами, гражданами, партнерами. Появился платежеспособный спрос на решения Enterprise 2.0.

Позитивная роль кризиса выразилась, по мнению Андрея Линева, и в том, что он подтвердил ключевое значение служб ДОУ в управлении предприятием. По его наблюдениям, с наименьшими потерями прожили прошлый год предприятия, на которых СЭД реально задействованы в поддержке основных производственных процессов. Кроме того, методология ДОУ, несмотря на то, что ее усиленно хоронят, жива, востребована и реально помогает даже (или особенно) в кризис. Примечательно, что важность СЭД поняли, наконец, собственники и руководители организаций.

Прошедший год был отмечен резким обострением конкуренции на рынке за заказы. В результате на рынке СЭД появилась целая группа системных интеграторов, активно использующих свои административные и финансовые ресурсы. В этой связи Андрей Линев отмечает усиление тенденций нерыночной конкуренции, особенно в крупных тендерах. Но тем не менее многие ведущие компании-поставщики смогли в прошедшем году даже увеличить объем доходов, причем в его структуре видна положительная тенденция к повышению доли широкого спектра услуг, включая обучение персонала.

По мнению Александра Карнаухова, кризис усугубил традиционные проблемы внедрения ИТ в органах местного самоуправления, такие как недостаточное финансирование, ведомственная разобщенность, низкий профессиональный уровень специалистов по информатизации в органах государственного и муниципального управления. К этому нужно также добавить отсутствие единого подхода в использовании информационных ресурсов и единой системы классификаторов, несовместимость информационных ресурсов, недостаточную открытость информации.

Тем не менее Владимир Баласанян считает, что кризисный год подтвердил, что перспективу на рынке имеют те компании, которые предлагают наиболее эффективные с точки зрения соотношения качество/стоимость владения решения, а также тиражируемые и проверенные временем решения с минимальными сроками и рисками внедрения.

Что будет в 2010 году

В текущем году восстановление рынка продолжится, и уже к осени можно ожидать выхода на докризисные показатели по объемам. В методологическом плане, по мнению Дмитрия Романова, к числу наиболее значимых факторов можно отнести осознание рынком концепции ECM и переход к парадигме “пост-ERP” в развитии корпоративных информационных систем, существенное увеличение доли комплексных проектов и решений для работы с неструктурированной информацией, усиление борьбы между лидирующими международными поставщиками платформ (MS, IBM, Documentum, OpenText…), а также повышение спроса на технологические инновации.

В то же время, несмотря на обострение конкуренции, по общему мнению экспертов рынок еще далек от насыщения. Владимир Баласанян считает, что количество игроков тут будет расти, в том числе за счет выхода на поле СЭД ИТ-компаний из других сегментов рынка. Но в целом “ветераны” не только удержат, но и укрепят свои позиции, так как масштабы и динамика отрасли требуют все более высокого профессионализма и специализации игроков.

Перспективу роста конкуренции отмечает и Александр Карнаухов. Это, по его мнению, может привести к началу процесса консолидации участников рынка через слияние или поглощение. В государственном сегменте заказчиков центр тяжести информатизации будет продолжать смещаться в сторону региональной информатизации. В условиях повышения требований пользователей к эффективности и адаптированности СЭД будет увеличиваться спрос на модульные СЭД, позволяющие выполнять поэтапное внедрение с последующим наращиванием автоматизированных функций, а также на тиражируемые и “коробочные” продукты. Со стороны вендоров произойдет коррекция стратегии продвижения и продаж СЭД, которая примет более персонифицированный и агрессивный характер с использованием краткосрочных рекламных акций с широким применением средств Web 2.0.

Максим Галимов уверен: “В этом году перспективы развития рынка будут по-прежнему определять госструктуры. При этом быстро восстановит свое влияние и финансовый сектор. Многих изменений в СЭД потребуют и регуляторы (правительство, Центробанк). Можно также прогнозировать увеличение числа проектов в межкорпоративном и межведомственном документообороте”. От также считает, что клиентские приложения ECM-систем появляются на все большем количестве рабочих столов, а так как задачи у пользователей разные, то соответственно и приложения должны будут удовлетворять разнообразным требованиям. Вполне вероятно, что появится прослойка “простых СЭД на каждом рабочем месте”, “специальных СЭД для одной задачи”, “веб-ориентированных систем” и т. д. Тенденция к повышению специализации в этом году будет не так заметна, но через один-два года она будет в числе особенно актуальных.

По мнению наших экспертов, заказчики будут руководствоваться уроками кризиса и вопрос получения реального эффекта будет главным при реализации проектов. В то же время Юрий Корюкин отметил, что бюджет 2009 г. составлялся еще до того, как большинство осознало глубину кризисных явлений, а вот бюджет 2010-го во всех компаниях верстался в непростом 2009-м, т. е. снижение расходов на ИТ в ряде сегментов может продолжиться.

“Должен сохраниться воспитанный кризисом более дисциплинированный подход к затратам на внедрение ИТ”, — считает Андрей Линев. Но при этом в условиях восстановления экономики заказчики смогут перейти к решениям “отложенных” задач, таким как оптимизация внутренних процессов и управления персоналом. Развитие должны получить документо-ориентированные сервисы для основных процессов. Ожидается также развитие технологий, повышающих интерес топ-менеджеров к документированию деятельности. Этому будет способствовать расширение функциональности мобильных устройств, реализация простых, понятных и удобных интерфейсов. Растущую значимость получает развитие поисковых возможностей систем, особенно технологий интеллектуального поиска.

Автоматизация государственного сектора

В прошлом году в выступлениях ряда чиновников высокого ранга прозвучала идея создания типовых СЭД для дальнейшего их тиражирования в государственном секторе. Наши эксперты считают, что идея эта не новая и в ней содержатся рациональные зерна, но их нужно четко выделить. По поводу создания единой системы для всех учреждений общее мнение таково: это нереальная задача ни в теоретическом, ни в практическом аспекте. Ведь речь идет о десятках и даже сотнях видов организаций порой с радикально разными функциями. За кажущейся привлекательностью создания унифицированной СЭД скрываются серьезные потенциальные проблемы и угрозы.

Правильный путь унификации управления документами в госструктурах, по мнению Максима Галимова, — это разработка требований к отдельным разделам управления документами — безопасности, публичности, интегрируемости. Важен также постоянный диалог государства (кто бы его ни представлял) с поставщиками в сфере разработки форматов обмена, построения инфраструктуры обмена и т. д.

“Типовыми должны быть не СЭД, а стандарты документооборота — хотелось бы посоветовать чиновникам двигаться в этом естественном направлении, вместо того чтобы объявлять какой-то один продукт привилегированным”, — поддержал эту мысль Филипп Калашников

Переход с отработанной системы на новую (не учитывающую особенности конкретной организации) означает не только существенные затраты на внедрение, миграцию данных, переобучение, но и потерю более ценных, хотя и сложнее измеримых активов. “Создание типовой СЭД было бы актуально лет десять назад, — полагает Александр Карнаухов, — но на сегодняшний день уже практически во всех федеральных и региональных органах власти внедрены различные СЭД”. Дмитрий Романов сказал, что кроме создания единых требований к системам и способам обмена документами между ними можно было бы продвигать идею широкого использования модели Open Source для программных решений, продвигаемых в госсекторе.

“Единая система всегда будет иметь известные недостатки монопольного продукта, в том числе “неторопливость” разработки, развития и сопровождения. В унифицированной СЭД невозможно учесть специфику работы всех потребителей, поэтому она всегда будет недостаточно функциональной для большинства организаций, — так считает Андрей Линев. — Единственный довод, который может казаться решающим в пользу унифицированной СЭД, — это упрощение задачи организации межведомственного документооборота. Но эта задача решается весьма просто с помощью стандартов взаимодействия”.

Владимир Баласанян по этому поводу вспомнил об идее заставить всех чиновников ездить на “Волге”. Из этого ничего не вышло. В случае с СЭД проблема на несколько порядков сложнее. Сегодня нужно вкладывать деньги в разработку типовых требований к системам, стандартов, регламентов, в том числе по взаимодействию систем. Более того, без формулирования таких требований невозможно и создание (или выбор) этой пресловутой “типовой” системы.

“Было бы очень правильно провести аудит всех уже реализованных решений для государственных органов, создать матрицу решений для различного класса задач и использовать приобретенный опыт для их тиражирования, — считает Юрий Корюкин. — Насколько мне известно, данная работа сейчас ведется”.

Работа с малым и средним бизнесом

Мнение большинства экспертов таково: SMB — это потенциально очень широкий круг потребителей, но пока они не очень активно используют СЭД. “Существуют решения для SMB, есть и внедрения, но это не норма для таких предприятий, — констатирует Юрий Корюкин. — Мне кажется, что именно таким компаниям помогли бы недорогие системы корпоративного поиска”.

Владимир Баласанян считает, что малым и средним предприятиям нужны СЭД, но это должны быть максимально эффективные и недорогие решения, причем обеспечивающие работу именно с электронными документами. С ним согласен и Андрей Линев: “В настоящее время активными потребителями СЭД в этом сегменте являются только компании, для которых документ — это продукт деятельности, товар. Повышению заинтересованности малого и среднего бизнеса в целом должна способствовать концепция электронного документированного взаимодействия как инструмента упорядочения документопотоков и построения инфраструктуры для документирования деятельности в интересах анализа и принятия решений, основанных на фактах. Другим мотиватором для данного сегмента должна стать возрастающая привлекательность безбумажного межорганизационного взаимодействия”.

По мнению Максима Галимова, небольшие компании нуждаются в первую очередь в электронном архиве, простом и удобном интерфейсе, легком администрировании. Александр Карнаухов обратил внимание на то, что, говоря о SMB, нужно иметь в виду и муниципальные образования. Тут будут востребованы как типовые решения, так и заказные проекты в пропорции 60/40 в денежном выражении. А интеграция ECM- и ERP-систем могла бы обеспечить более быстрый возврат инвестиций.

В то же время Дмитрий Романов критически оценил потенциал SMB: “Традиционные проблемы, на решение которых направлены ECM-решения, такие как управление и координация работы по многим направлениям деятельности, создание единого информационного пространства, согласование документов, поиск нужной информации или эксперта, наиболее ярко проявляются в крупных организациях. Для малого бизнеса использование СЭД неактуально. Исключение составляют организации, небольшие по численности, но вынужденные в силу специфики своего бизнеса обрабатывать огромное количество документов. А вот средний бизнес — это уже заметная точка роста российского рынка СЭД/ECM”.

Новые технологии и бизнес-модели

Общую логику внедрения инноваций хорошо сформулировал Максим Галимов: “Применение инноваций — это движение с двух сторон: поставщики предлагают новые технологии, а потребители пытаются к ним привыкнуть. Если технология находит своего потребителя и решает его реальную, а не выдуманную маркетологами задачу — значит она приживется”. При этом нужно подчеркнуть: опыт последних двух десятилетий наглядно показывает, что именно сфера управления документами даже более восприимчива к технологическим новациям, чем в многих других предметных областях ИТ.

В качестве примера реально прижившихся новшеств последних лет уверенно называются повышение доверия к Интернет-технологиям и расширение мобильной работы с ECM-системами. Дмитрий Романов отмечает, что популярность мобильного доступа будет возрастать по мере включения топ-менеджеров организаций в непосредственную работу с СЭД/ECM. Что касается, таких новых вещей, как Enterprise 2.0, SaaS, SOA (сервис-ориентированная архитектура), то они пока недостаточно востребованы.

В то же время как раз перспективы SOA, интерес к которой, казалось бы, стал падать пару лет назад, наши эксперты расценивают достаточно высоко. Дмитрий Романов в этой связи подчеркивает: “SOA будет применяться все более активно. Основной движущей силой этого процесса будет уже почти сложившаяся “лоскутная” ECM-автоматизация у большинства крупных российских компаний”. “ SOA совместно с использованием технологий BPM/workflow позволяет вызывать сервисы документирования из основных бизнес-процессов и обеспечивает интеграцию СЭД со смежными системами”, — поддерживает его Андрей Линев.

Довольно оптимистично оцениваются и возможности использования в корпоративном сегменте концепции Enterprise 2.0, в том числе социальные сети. Андрей Линев обосновал это таким образом: “Свободное электронное взаимодействие на принципах Web 2.0 может быть эффективно использовано в интересах предприятия, если оно интегрировано в единое информационное пространство организации с едиными правилами доступа, справочниками, сервисами и сохраняет свидетельства любых деловых активностей в интересах внешнего и внутреннего регулирования, анализа и принятия решений, формирования лучших практик”. Большинство наших экспертов сообщило, что поддержка этих технологий уже реализована в той или иной мере в продуктах их компаний.

Что же касается “облаков” и SaaS, то здесь общая позиция такова: время их популярности еще впереди. О том же, кто из заказчиков будет пионерами применения этих моделей, мнения разошлись. Максим Галимов считает, что SaaS удобен для малых компаний и частных лиц. Юрий Корюкин также уверен, что эта модель может быть очень востребованной, особенно в сегменте малого и среднего бизнеса. А Филипп Калашников придерживается иной позиции: “SaaS актуален для тяжелых приложений, требующих усилий на инсталляцию и сопровождение. Альтернативой является создание компактных решений и легкое развертывание приложений — мы идем именно по этому пути”.

Более конкретное мнение по этому вопросу сформулировал Андрей Линев: “SaaS изначально рассматривалась как наиболее подходящая именно для СЭД/ECM-решений. В этом году мы начнем получать свидетельства о перспективности данной модели от “пионеров” ее использования. Мы ожидаем сведений о проблемах безопасности, производительности, уровня обслуживания, адаптации и настройки. Впрочем, возможно, наши предположения будут опровергнуты”.

Можно ли ускорить развитие российского рынка управления документами?

Это может показаться неожиданным, но участники рынка весьма высоко оценили динамику и самое главное стабильность развития отрасли. Если еще недавно основной акцент в разговорах о возможностях ускорения делался на необходимость тех или иных инициатив государства, то сейчас отмечается, что в стране сформировалась в целом объективная основа для движения вперед в виде растущего потребительского спроса.

Общую позицию сформулировал Максим Галимов: “Рынок уже довольно динамично развивается под влиянием разных факторов. В частности, “взрослеют” заказчики, во главе компаний становятся руководители, которые не представляют работы без средств автоматизации. Много говорится о важности электронного документооборота и взаимодействия со стороны государства. Постепенно согласуется с общемировым подходом практика управления документами; впрочем, в России выработан свой национальный стиль управления документами — сейчас он переносится на управление электронными документами. Интеграторы и небольшие ИТ-компании все больше делают ставку на ECM в своем бизнесе. Появляются свои “гуру”, улучшаются методики, стратегии, оценки рынка. Повышается внимание со стороны игроков мирового рынка ECM. Процессы эти усилятся, если на рынке активизируется спрос. Помочь этому могут и требования регуляторов”.

Примерно аналогичную позицию озвучил и Юрий Корюкин: “Если помочь этой отрасли нормативными актами, регулирующими электронный документооборот, позволяющими не хранить бумажные копии документов, упростить все процедуры связанные с электронным документооборотом, то с остальными задачами участники рынка справятся”.

Филипп Калашников высказался более критично: “Поскольку растет спрос на доступные и функциональные системы, вмешательство регулирующих органов не очень эффективно. Сертификация способствует удорожанию и замедлению развития продуктов. Регулирующие органы должны обеспечивать чистоту рыночных отношений и реальную конкуренцию”.

“В краткосрочной перспективе регулирующие органы могут сделать очень много для рынка, просто наведя порядок в законодательстве и поддержав на нормативном уровне перевод в электронный вид тех процессов, которые сейчас пока еще идут на бумаге. А вот прямая задача и поставщиков, и потребителей СЭД, которой надо заниматься прямо сейчас, — выработка и согласование отраслевых стандартов. — считает Дмитрий Романов. — А в долгосрочной перспективе развитие рынка ECM/СЭД в нашей стране будет определяться тем, насколько далеко российской экономике удастся отойти от нынешней “нефтяной иглы»”.

Андрей Линев обратил внимание на опасность монополизации государством проблематики СЭД для органов власти — это будет означать застой отрасли. В то же время Владимир Баласанян, отмечая необходимость совместного решения проблем участниками рынка, признает, что ключевая роль в сфере стандартов и норм принадлежит сегодня государству: “Если оно действительно хочет отказаться от бумажного документооборота, то необходимы соответствующие законы, ГОСТы, регламенты. И, конечно, практический пример самих государственных учреждений”.

Читатели PC Week/RE об использовании СЭД

В рамках подготовки обзора мы также выяснили мнение читателей нашего еженедельника о некоторых аспектах использования СЭД в их организациях.

Структура предприятий, представленных в этом опросе, выглядит следующим образом: государственный и коммерческий секторы представлены практически в равных долях, при этом внутреннее деление коммерческого сектора выглядит так: малый бизнес — 14,7%, средний — 21,6%, крупный — 12,8%. А остальные% что?

На вопрос о наличии в их организации (в той или иной степени) автоматизированной системы документооборота отрицательно ответили 32,6% (это почти совпало с ответом на такой же вопрос при нашем прошлогоднем опросе). Те, кто ответил положительно (две трети опрошенных), сообщили, что чаще, но не намного, используют тиражные, а не заказные решения (соответственно 54 и 46%). В полной мере ожидания от внедрения СЭД оправдались в четверти случаев, частично — 58%, лишь 17% респондентов сказали, что ожидания не оправдались вовсе, а остальные читают, что пока еще рано оценивать результаты.

Более трети респондентов (37,3%) сообщили, что в 2009 г. процесс автоматизации документооборота замедлился, но при этом почти половина из них (49%) отметили, что кризис никак не повлиял на ход работ в этом направлении. Любопытно, что в 3% случаях процесс внедрения СЭД ускорился.

Что касается проблемы межорганизационного документооборота, то подавляющая часть опрошенных считают ее важной (очень важной — 50%; важной, но не очень — 33%).

Версия для печати (без изображений)