В онлайновых дискуссиях по тематике российской отрасли систем электронного документооборота (СЭД), особенно в контексте анализа ситуации и перспектив развития в этой сфере, периодически всплывают вопросы оценки зрелости этого рынка. При этом независимые наблюдатели довольно часто отмечают не очень высокий уровень такой “зрелости”, а ИТ-поставщики в свою очередь говорят о том, что лично их (а также, по мнению ИТ-компаний, их клиентов) качество рынка вполне устраивает. Однако разногласия в оценках в принципе невозможно разрешить по той простой причине, что нет сколь-нибудь общепризнанных критериев такой оценки. Да и вообще — нужны ли подобные оценки зрелости?

Отвечая на последний вопрос, могу сказать так: конечно, без подобной идентификации рынок вполне проживет. Но понимание реального положения дел в отрасли не может не способствовать ее развитию. Поэтому давайте попробуем порассуждать на эту тему, подчеркнув сразу, что “зрелый/незрелый” — понятие довольно относительное. А главное, “незрелый” — совсем не означает “плохой”.

Мне кажется, что одним из основных показателей “рыночности” любой отрасли является наличие системы разделения труда. И мы это отлично видим на примере ИТ-отрасли, которая принципиально базируется на данной идее (точнее, система глубокого разделения труда сформировалась естественным образом как оптимальная модель развития отрасли). В ней существует четкая структура: производители продуктов, каналы доставки товара, услуги по внедрению и сопровождению ИТ. Правда, встречаются и смешанные варианты, когда, например, компания присутствует на рынке в роли вендора и интегратора, но такое могут позволить себе лишь очень крупные игроки, причём оба вида деятельности в данной ситуации функционируют фактически независимо друг от друга.

Если говорить о софтверном рынке, то здесь в качестве отдельного сегмента присутствует заказная разработка, предполагающая создание прикладного решения под конкретные требования конкретного заказчика. Но на зрелом рынке соотношение продаж “готового платья” и услуг “индивидуального пошива” всегда находится в пользу первого варианта. В качестве примера достаточно зрелого рынка можно привести направление ERP, где вся система разделения труда и доминирующая роль тиражных продуктов высокой степени готовности неплохо просматриваются.

В нашей же СЭД-отрасли уровень отчуждаемости продуктов явно не столь высок. Принцип “сам разрабатываю, сам внедряю” тут применяется весьма широко, во всяком случае в области крупных, сложных проектов (это признают и сами компании-разработчики). Фактически отечественные разработчики СЭД-решений только в начале прошлого десятилетия взяли курс на работу через партнеров, но большинство из них до сих пор на полностью вендорскую модель работы так и не перешло. Причём на этом рынке можно насчитать лишь единичные примеры “чистых” вендоров (таких, как DocsVision и “БОСС-Референт”), но и они в таком виде появились относительно недавно. Характерно и то, что появились они методом “отпочкования” от материнских многопрофильных компаний, и связь с “родным” интегратором у них еще крепка. Показательно также, что рынок СЭД-продуктов в основном представлен решениями горизонтального уровня, многие их которых больше похожи на платформы.

Отсутствие системы четкого разделения труда и невысокий уровень отчуждаемости продуктов хорошо видны на примере маркетинговых исследований по оценке емкости и структуры рынка. Если посмотреть на отчеты по софтверным рынкам таких “классиков”, как IDC и Gartner, то станет ясно, что говоря об объемах того или иного программного направления, они имеют в виду именно продажи ПО (сюда же, правда, входит и поддержка, связанная с его обновлением). Это касается и рынка Enterprise Content Management (ECM). У нас же оценки рынка СЭД (ими занимаются DSS и CNews Analytics) связаны в первую очередь с реализацией проектов по внедрению, включая (не разделяя!) стоимость ПО и проектных услуг. Не менее показательно, что в отечественных исследованиях зарубежные поставщики как таковые чаще всего вообще не присутствуют (EMC появляется время от времени, а Microsoft и IBM в лучшем случае упоминаются как существующие на рынке).

Еще один показатель зрелости — наличие на рынке СЭД устоявшейся терминологии. То, что понятийный словарь в этой сфере отсутствует, — факт, который, в общем-то, никто из СЭД-сообщества и не оспаривает. Причём попытки обсуждения этой темы в целом завершаются уже на начальной фазе, разбиваясь о вопрос: а зачем это нужно? “Отсутствие терминологии и определений нисколько не мешают нам находить общий язык с заказчиками и выполнять проекты” — вот аргумент, который чаще всего приходится слышать от представителей сообщества СЭД-поставщиков. Отличная демонстрация уровня товарных отношений на рынке!

Впрочем, тут нужно повториться: “незрелый” рынок — совсем не означает “плохой”. Он такой, какой есть. Ведь рынок не создается приказами, он формируется в процессе развития. И уж во всяком случае меньше всего тут можно винить СЭД-поставщиков. Ведь как ни крути, в условиях рыночной экономики спрос формирует предложение, а не наоборот. Раз заказчиков устраивает возможность поиска решения своих проблем методом очного общения с разработчиком, то изменить тут что-то почти невозможно.

Хотя, с другой стороны, из курса диалектики мы помним, что при ведущей роли содержания форма тоже оказывает влияние на процесс развития.

Версия для печати