Одна из традиционных тем в области управления корпоративным контентом и систем электронного документооборота (ECM/СЭД) — слабая изученность положения дел на этом рынке, фактическое отсутствие системы показателей (тем более пользующихся необходимым уровнем доверия и признания со стороны участников рынка), по которой можно было бы отслеживать динамику его развития.

Ситуация выглядит парадоксально: мы хорошо знаем о мировом ECM-рынке, обзоры по отчетам ведущих аналитиков, в частности Gartner и Forrester, регулярно публикуются в российских ИТ-СМИ (и вызывают заметный интерес у читателей), а вот что делается у нас в стране, в общем-то не очень известно. Еще пример: IDC уже около 15 лет проводит ежегодные исследования местного ERP-рынка (под названием “интегрированные системы управления предприятием”), но до российских ECM/СЭД у этой авторитетной компании руки пока не доходили. Несколько лет назад проводить такое исследование пыталась CNews Analytics, однако после двух попыток от этой затеи отказалась и она.

Единственным последовательным многолетним исследователем рынка ECM/СЭД является компания DSS Consulting, хотя ее данные показывают лишь ограниченный срез рынка (например, в ее обзорах последних лет вообще нет зарубежных поставщиков, в том числе ведущих мировых; этот аспект, а также методику исследования компании нужно иметь в виду, анализируя ее отчеты). Надо отметить и то, что некоторые игроки российского рынка довольно скептически оценивают адекватность представленных ею результатов.

Говоря обо всем этом, подчеркнем ключевой момент: уровень исследований (их наличие как таковых, качество проведения, процедуры апробации результатов) сам по себе отражает ситуацию на рынке, его характер и зрелость. Каков рынок — таковы и исследования. Хотя нельзя не отметить, что сложившаяся ситуация определяется в основном объективными причинами, среди которых главные — реальный (платежеспособный) спрос на аналитику и повышенная сложность рынка ECM/СЭД.

Вообще тема исследований рынка сложна и многогранна. Исследования бывают разные — для решения различных задач, для различных категорий участников. Например, заказчиков могут в основном интересовать вопросы, связанные с формированием и реализацией стратегии и тактики в области ИТ:

  • понимание тенденций развития технологий и их возможностей (в том числе вновь открывающихся) с точки зрения задач собственной деятельности;
  • выбор нужных продуктов и исполнителей в рамках конкретных проектов;
  • изучение отраслевого опыта реализации подобных проектов для правильного планирования и выполнения подобных работ у себя.

Вендоров, разработчиков продуктов также волнуют краткосрочные и долгосрочные проблемы, но в несколько иных аспектах:

  • продвижение своих продуктов и услуг (проще говоря — реклама);
  • планирование работ по развитию собственных технологий и продуктов (например, модернизация и развитие ПО), а также используемых бизнес-моделей (партнерские отношения, облачные вычисления и пр.).

По своему характеру исследования могут иметь разные форматы, основываться на различных методах. Важны, скажем, оценки функциональных и технологических тенденций развития рынка на базе экспертных данных, даже на сугубо качественном уровне (как раз эти задачи во многом выполняются силами ИТ-СМИ в рамках тематических обзоров). Но не менее полезны и опросы потребителей ИТ на предмет востребованности тех или иных средств, планов по модернизации и развитию ИТ и пр. (в области ECM/СЭД такую работу, в частности, много лет проводил проект DOCFLOW, но в этом году о результатах подобных исследований на очередной конференции DOCFLOW почему-то не говорилось).

Но конечно же особый интерес вызывают количественные оценки рынка — его абсолютные объемы, темпы роста, уровни популярности продуктов тех или иных вендоров, сегментация по вертикальным областям. Эти аспекты интересуют и поставщиков, и заказчиков, и еще одну (для СЭД-рынка скорее потенциальную) категорию участников — инвесторов.

Собственно, именно этим темам и посвящаются упомянутые исследования. И тут хотелось бы вернуться к вопросу: почему же мы знаем о ситуации на том же рынке ERP в России намного больше, чем о делах в сфере ECM/СЭД?

Наверное, в ответ можно назвать целый ряд причин, в том числе не столь высокий уровень конкуренции и востребованности данных средств со стороны заказчиков, но все же более важной представляется сильная неструктурированность рынка, его “бурлящий” характер (при том, что сегмент СЭД по своей истории по крайней мере не уступает ERP-направлению). Но почему же во всём мире ECM-исследования проводятся уже не одно десятилетие и давно пользуются авторитетом, а мы в этом явно отстаем? Думаю, дело здесь в различных уровнях зрелости рынков, а также в специфике рынка ECM как такового, которая усугубляется национальными особенностями нашей страны.

Это можно показать на примере сравнения ERP и ECM. Российский рынок ERP структурирован очень четко и давно, что хорошо видно по таким показателям:

  • основной объем используемых ERP-решений базируется на тиражных продуктах ERP-вендоров, уровень заказных, а тем более “внутрифирменных” разработок — довольно низкий;
  • в основном используется классическая вендорно-партнерская модель реализации проектов: вендор — поставщик продуктов, внедренец — компания-партнер;
  • высокая консолидация рынка — есть четкая группа лидеров, на ведущую пятерку приходится до 90% поставок.
  • В сфере ECM/СЭД всё выглядит иначе:
  • огромное число (до 100) поставщиков и решений, в ведущую группу входит не менее десятка вендоров, трудно объективно выделить лидеров рынка;
  • высокий уровень заказных разработок и разработок “in-house”;
  • в государственном сегменте рынка широко используется “коммунальный” подход к автоматизации, когда разработкой и внедрением систем занимаются специализированные компании при соответствующих государственных и муниципальных структурах; •
  • на рынке слабо развита партнерская модель работы с заказчиками (у российских поставщиков — минимальная сеть, многие компании работают вовсе без партнеров).

Нужно сказать о том, что после нескольких лет разговоров о возможностях использования облачных вычислений в российской сфере ECM/СЭД сейчас все же начался (хотя и в зачаточной фазе) некоторый реальный процесс продвижения этих моделей на рынок. И тут особо следует отметить появление качественно новой для нашего рынка категории игроков, которые, правда, пока ориентируются лишь на государственный сектор заказчиков, но при этом делают ставку на облачные модели. Речь в первую очередь идет об активности “Ростелекома” (в списке ее облачных услуг уже имеется СЭД-предложение), о проекте “Практика” в Татарстане, о деятельности ИТ-департамента города Москвы.

Так или иначе, но уже можно однозначно говорить, что российский рынок ECM/СЭД динамично развивается. Он увеличивается в объемах, происходят качественные изменения в его структуре, меняется расстановка сил среди игроков, усиливается конкуренция. По-видимому, в ближайшее время должен появиться очередной отчет DSS по итогам 2011 г., что позволит более предметно рассмотреть положение дел в этой сфере. Но кроме того, по нашим сведениям, очень скоро должно произойти еще одно знаменательное событие: российское отделение IDC представит свой первый отчет об отечественном рынке ECM/СЭД.

Конкуренция среди аналитиков, возможность сопоставления результатов разных исследований — всё это очень интересно, это позволит получить более объективную оценку состояния дел в отрасли. И конечно же это отражает возросший уровень ее зрелости и актуальности с точки зрения и заказчиков, и инвесторов.

Версия для печати