Продолжение, начало см. «Стратегия электронного взаимодействия государства и хозяйствующих субъектов: модель взаимодействия».

Отчетность

Сегодня сдавать отчетность через Интернет можно в ФНС, ПФР, ФСС, Росстат, Росалкогольрегулирование. В этом году этот список пополнил также Росприроднадзор. Однако на практике компаниям приходится отчитываться в куда большее количество ведомств. И делать это они вынуждены на бумаге.

Госорганы, в свою очередь, сталкиваются с проблемой обработки данных от плательщиков. А в силу того что объемы отчетности нарастают, некоторые ведомства даже не в силах штрафовать тех, кто не отчитывается: они просто не в состоянии проконтролировать, какие компании и по каким формам отчитались, а какие нет.

Очевидное решение — переход на отчетность через Интернет. Но сейчас в каждом случае этот процесс начинается словно с «чистого листа». Каждый госорган с нуля разрабатывает форматы отчетности и порядок документооборота, решает, каким видом электронной подписи следует заверять документы, и т. д. Это не только отнимает лишние ресурсы у специалистов контролирующих органов, но и усложняет жизнь хозяйствующим субъектам. Каждый госорган задает свои «правила игры», в которых не так-то просто разобраться.

Как открытая модель позволяет решить эту проблему?

Во-первых, открытая модель предполагает стандартизацию подходов к документообороту между хозяйствующим субъектом и контролирующими органами. Применительно к отчетности в первую очередь необходимо выработать следующие требования:

• Отчетность во все контролирующие органы должна подписываться квалифицированной электронной подписью единого формата.

• Все контролирующие органы должны принимать отчетность в xml-формате.

• Системы приема отчетности, установленные в госорганах, должны предусматривать возможность бесшовной интеграции и работы через внешние системы, поддерживать так называемый интерфейс прикладного программирования (API, application programming interface). Это не значит, что вся отчетность должна приниматься только через операторов. Это значит только, что у предприятий должен быть выбор — сдавать отчетность напрямую, например через портал того или иного ведомства, или воспользоваться услугами оператора и получить какие-то дополнительные возможности.

Естественным следствием стандартизации может стать обмен между контролирующими органами данными, которые они получают из отчетов плательщиков. Грубо говоря, если организация сообщила какие-то сведения одному ведомству, она уже не представляет те же самые данные в другое ведомство или финансовую структуру. Транспорт для обмена такими данными уже есть: это СМЭВ (система межведомственного электронного взаимодействия).

На сегодняшний день процедура обмена данными между ведомствами уже вполне реальна. В этом году, например, с организаций снята обязанность сообщать в ФНС и ФСС об открытии счета: банки сами передают эту информацию в госорганы.

Смежная задача — возможность передавать электронный документ, полученный из госоргана с его электронной подписью, в другое ведомство или организацию. Это актуально для тех случаев, когда передавать документ напрямую, минуя налогоплательщика, запрещено законом. Так, было бы удобно, если бы можно было получать в налоговых органах выписку ЕГРЮЛ и справку о задолженности в электронном виде с электронной подписью налогового органа. И представить такой юридически значимый документ туда, куда необходимо, — в банк, контрагенту при заключении сделки и т. д.

Электронный документооборот

Электронный документооборот в перспективе принесет огромную выгоду не только отдельным компаниям, но и государству. По оценкам ФНС, уже за первые шесть лет после перехода на электронные документы Россия может сэкономить порядка 100 млрд. руб.

Нормативная база ЭДО в сфере В2В была сформирована в основных чертах не так давно. 23 мая 2012 г. стали легитимны электронные счета-фактуры — последний большой «камень преткновения», мешавший компаниям начать обмениваться электронными документами.

Сегодня, два года спустя, на ЭДО с контрагентами перешли многие крупные компании. Они ежедневно передают через операторов ЭДО тысячи документов. Однако в масштабах всего документооборота страны это еще крохи. Подавляющее большинство документов, которые компании направляют друг другу, — бумажные.

В чем причина?

Нормативная база не поспевает за требованиями предприятий. Решение проблемы также лежит в плоскости бизнес-государство. Нужна разработка целого ряда нормативных документов при активном участии экспертного сообщества и с учетом мнения компаний, которые уже внедряют ЭДО и сталкиваются при этом со сложностями.

Какие нововведения и доработки важны для развития ЭДО в первую очередь?

1. Совершенствование существующих форматов

Сложность состоит в том, что существующие форматы не всегда позволяют компаниям указывать необходимые им реквизиты. Например, в электронном счете-фактуре и книге продаж невозможно внести «Таможенный союз» и «Евросоюз» в поле «Страна происхождения», хотя практика требует именно такого варианта. Также в усовершенствовании нуждаются электронные корректировочные счета-фактуры, акты, накладные и др.

Этот нюанс заставляет компании, готовые к переходу на электронные документы, пока отказываться от внедрения ЭДО.

2. Разработка и утверждение новых форматов

Электронный документооборот, в котором участвуют неформализованные документы, менее эффективен, чем документооборот формализованными файлами. Сейчас процесс оформления сделки не до конца формализован. Это означает, что налогоплательщики не могут полностью перевести документооборот в автоматический режим и вынуждены возвращаться к ручной обработке документов. Преимущества ЭДО в таком случае сходят на нет.

Анализ рынка показывает, что больше всего участники ЭДО заинтересованы в том, чтобы автоматизировать приемку товаров, формализовать договор с вложениями, товарно-транспортную накладную, а также документ — основание для корректировки поставки.

Важно при этом, чтобы разработанные форматы были едиными для организаций и государства, ведь электронный документ имеет ценность в том случае, если при необходимости его можно представить в контролирующие органы.

3. Представление документов в налоговые органы через Интернет

Для многих компаний одним из значимых преимуществ ЭДО является возможность передавать документы, истребуемые налоговыми органами, через Интернет.

Однако сейчас нормативная база позволяет передать в инспекцию в электронном виде только 14 типов документов — значительно меньше, чем инспекции истребуют на практике. В результате часть документов приходится передавать на бумаге.

Вторая сложность, с которой сталкиваются компании, — это большое количество дополнительной информации, которую нужно заполнять к каждому скану документа. Это значительно усложняет процедуру представления документов через Интернет.

Перечисленные трудности могли бы уйти с расширением списка документов, которые можно передавать через Интернет, а также с увеличением количества формализованных документов (для них поля дополнительной информации заполнять не нужно).

4. Приведение нормативных актов к ЭДО

Сейчас некоторые нормативные акты требуют использовать исключительно бумажные документы или не позволяют однозначно судить, можно ли применять их электронные аналоги.

Например, Приказ Минфина РФ от 29.08.2001 № 68н «Об утверждении Инструкции о порядке учета и хранения драгоценных металлов, драгоценных камней, продукции из них и ведения отчетности при их производстве, использовании и обращении». Из инструкции не ясно, можно ли переводить документы по учету, хранению и передаче ювелирных изделий в электронный вид.

Подобных случаев достаточно много. Требуется большая нормотворческая работа, чтобы закрепить статус электронных документов как равнозначных бумажным.

5. Процедуры, связанные с хранением электронных документов

Сейчас нет четкого определения, что такое электронный документ. Нет порядка заверения электронных копий, нет порядков хранения и уничтожения электронных документов.

Все это — отнюдь не теоретические вопросы. Так, например, порядок уничтожения бумажных документов утвержден. Как поступать с ошибочно составленным или устаревшим документом, ясно. А вот как уничтожать электронные документы, как признавать их недействительными в случае аннулирования сделки, ошибочного направления контрагенту? Ответов на эти вопросы пока нет, и это существенно подрывает доверие к электронному документообороту.

6. Вовлечение в ЭДО других контролирующих органов

Помимо налоговой службы организации представляют и показывают документы иным госорганам. У каждого ведомства свой порядок представления документов. Довольно часто некоторые требуют именно бумажный документ или документ с оттиском печати и подписью уполномоченного лица, хотя в нормативных актах прямо это не указано. Например:

• Росфиннадзор при проведении проверок требует представлять ему государственные контракты на бумажном носителе даже в том случае, когда контракт был заключен в электронном виде.

• ГИБДД требует предъявления товарно-транспортной накладной водителем в пути. Также она обязательна при перевозе алкогольной продукции (71-ФЗ).

• При лизинге требуется представить в ГИБДД договор на бумаге (приказ МВД 1001).

Необходимы законодательные акты, которые бы разрешали применение электронных документов во всех подобных ситуациях и разъясняли, как именно с ними работать. Так, у ГИБДД есть четкие инструкции, как работать с бумагой. А вот как проверять, например, товарно-транспортную накладную в электронном виде, непонятно.

7. Электронные документы в качестве доказательств в суде

Многих клиентов останавливает переход на ЭДО из-за того, что непонятно, смогут ли они использовать их в качестве доказательств в суде.

Сейчас суды технически не способны принимать и обрабатывать электронные документы с электронной подписью. Не ясен процесс доказывания на основе электронных документов, не ясна процедура проверки электронной подписи и электронного документа. Существующий временный порядок подачи документов в электронном виде подразумевает сканирование бумажных документов с оттиском печати и подписью сторон, а не передачу электронных документов с электронной подписью.

Важным шагом должно стать не только создание соответствующей нормативной базы и необходимое техническое оснащение судов, но и появление прецедентов судебных разбирательств с привлечением электронных документов.

8. Взаимодействие с заграничными контрагентами — нерезидентами России

Организации опасаются переходить на электронный документооборот со своими заграничными контрагентами. В первую очередь, это связано с использованием электронных подписей и национальной криптографии.

На данный момент вопрос о том, в каких случаях электронная подпись под документом, выполненная с помощью полученного за рубежом сертификата, признаются легитимной, решен. Но остается много тонкостей и неясностей. Например, согласно действующему законодательству, выпущенная за границей электронная подпись не может быть признана квалифицированной. А в России складывается практика, согласно которой ведомства хотят видеть под документами именно квалифицированную подпись. (см. письмо Минфина от 25.12.2012 № 03-03-06/2/139). Подобные требования значительно затрудняют ЭДО с зарубежными контрагентами.

Окончание следует.

Автор статьи — генеральный директор «СКБ Контур».


Версия для печати