Уже несколько лет направление систем управления корпоративным контентом (ECM) и электронного документооборота (СЭД) остается одним из наиболее быстрорастущих на российском ИТ-рынке, что обусловлено прежде всего важностью этого направления информационных технологий для повышения эффективности работы современной организации, а также улучшения взаимодействия и взаимоотношений государства и его граждан. При этом в последние два-три года прослеживается тенденция перехода от традиционной российской методологии СЭД к мировой практике внедрения ECM.

По мнению аналитиков, при серьезном общем спаде отечественного ИТ-рынка в прошлом году вполне можно ожидать увеличения сегмента СЭД/ECM по сравнению с 2013-м, правда, скорее всего только в рублевом измерении. Тем не менее общие экономические проблемы страны продолжают оказывать негативное влияние, что заставляет и поставщиков, и заказчиков несколько иначе подходить к решению вопросов о внедрении и использовании таких систем. При этом отрасли еще предстоит решить целый ряд давних собственных проблем, актуальность которых со временем только возрастает. Речь идет, в частности, о вопросах обеспечения юридической значимости электронного документооборота, организации безопасного обмена документами, внедрения перспективных решений для обработки информации, расширении спектра подключаемых к СЭД-системам устройств и т. д.

Все эти вопросы будут обсуждаться 27 февраля на предстоящей конференции «Экосистема ECM 2015». В преддверии этого ежегодного мероприятия, уже второй раз проводимого еженедельником PC Week/RE, мы решили обсудить актуальные проблемы рынка c экспертами — разработчиками СЭД и ECM-систем, специалистами в этой области, а также представителями компаний, имеющих опыт внедрения и эксплуатации таких систем.

Итоги 2014 года

Прошедший год было очень сложным для страны в целом. Собственно, явные признаки внутренних экономических проблем обозначились еще в 2013-м, в результате чего ИТ-рынок вышел на нулевой уровень роста (СЭД/ECM был, кажется, самым успешным сегментом корпоративного рынка, показав, по оценкам исследователей, рост на 20–25%) и с прогнозами начала спада. Но следующие международные события резко усилили эти негативные тенденции. При этом важно то, что речь шла не просто о снижении экономических показателей, но и о переоценке роли России в международной системе разделения труда в сфере ИТ, взаимодействия с зарубежными партнерами. Наверное, нужно отметить также резкое усиление активности правительства по нормативному регулированию ИТ-сферы, которое коснулось и сферы управления контентом.

По мнению менеджера продукта Alfresco в компании НЦПР Елизаветы Астафьевой, первая половина 2014 г. прошла под знаком продолжения реализации тенденций, наметившихся в предыдущие годы, связанных с внедрением новых и модернизацией старых ECM/СЭД-систем. Многие заказчики строили смелые планы по масштабной модернизации систем управления контентом, но грянувшие санкции и последовавший экономический кризис существенно пошатнули сложившуюся обстановку на рынке. Правда, большинство стартовавших еще в стабильный экономический период проектов по замене и внедрению системы не было остановлено в отличие от планов запуска новых глобальных внедрений, которые подверглись существенному пересмотру. В частности, некоторые компании кардинально изменили свои приоритеты при выборе ECM-систем. На передний план вышли темы безопасности, импортозамещения и сокращения затрат.

В качестве позитивного момента отмечается и то, что в 2014 г. были внесены изменения в нормативно-законодательную базу, облегчающие применение свободных лицензий в России. Генеральный директор компании Citeck Антон Иванов также обращает внимание на повышение интереса рынка к отрытому ПО на уровне как системного, так и прикладного ПО во многом благодаря курсу страны на импортозамещение.

В то же время в стране продолжался многолетний процесс выхода заказчиков за горизонты СЭД. Указывая на это, директор по маркетингу компании Directum Валисий Бабинцев говорит об изменениях в самом понимании предприятиями проблематики электронного документооборота: «Все чаще мы слышим от самих заказчиков, что СЭД — это не инструмент автоматизации делопроизводства, а система управления контентом. Существенно большее внимание уделяется задачам, которые лежат за рамками привычной канцелярии: работа с тендерной документаций, договорная деятельность, согласование счетов на оплату, межкорпоративное электронное взаимодействие. Последнее получило существенный толчок в том числе с развитием законодательных государственных инициатив. Конкретную реализацию и дальнейшее развитие, пусть не такое большое, получили элементы вовлечения сотрудников в работу в системе: мобильные решения для рядовых пользователей, а не только руководства, геймификация и социализация, коллективная работа с данными».

Продолжая мысль о повышении уровня зрелости рынка, руководитель департамента маркетинга корпорации ЭЛАР Артем Вартанян говорит о том, что 2014 г. отмечен тем, что заказчики стали более четко формулировать свои потребности, а это позволило разработчикам и внедренцам ECM предлагать им соответствующие решения.

А вот руководитель управления маркетинга компании ЭОС Елена Иванова считает, что в прошлом году стало видно, что рынок достиг определённого насыщения в плане внедрения ECM-систем. Но при этом наметились тенденции к масштабированию (расширению и углублению функциональности) использования данных систем. Многие заказчики задумались не просто о модернизации применяемых решений, но и о переходе на более современные системы. Активнее стали внедряться мобильные приложения с возможностью электронной подписи (ЭП). Еще один очевидный тренд, вытекающий из первого, — это модернизация и обновление. В связи с изменением политической ситуации заказчики повышают внимание к вопросам безопасности и защиты информации, этот тренд хорошо виден в работе органов государственной власти, и он будет продолжатся в начавшемся году. В первую очередь имеются в виду темы защиты каналов передачи информации и использования ЭП, в том числе в мобильных приложениях.

Говоря о теме санкций и импортозамещения, заместитель генерального директора компании «ИнтерТраст» по развитию бизнеса Вадим Ипатов отмечает такой парадокс: «С одной стороны, большинство игроков рынка ECM/СЭД заявляют о появлении в своих портфелях решений, которые можно обозначить как „сделано в России“. В то же время при более пристальном рассмотрении становится ясно, что многие „российские“ СЭД реализованы на базе проприетарных западных платформ. То есть бизнес-логика, функциональность и многие ключевые сервисы действительно являются отечественными разработками, но в основе все равно остается зарубежное базовое ПО, причем с закрытым кодом».

Возвращаясь к теме влияния общей ситуации в стране, Елизавета Астафьева высказывает мнение, что основными негативными факторами 2014 г. стали санкции и рублевый кризис, но при этом ECM-рынок под их влиянием не сократился, а, скорее, подвергся структурной перестройке, в результате пересмотра приоритетов. «На задний план были отодвинуты стремления соответствовать мировым новейшим трендам рынка, таким как облака и интеграция социального контента, — считает она. — Крупные заказчики стали больше обращать внимание не на популярные западные проприетарные продукты, а на отечественные аналоги и на открытые продукты, позволяющие не зависеть от санкций и изменений курсов валют».

Василий Бабинцев отмечает, что наступивший кризис носит долгосрочный характер и это заставляет заказчиков думать не о тактических схемах «переживания тяжелых времен», а об изменении стратегии: «Корпоративный сектор стал придерживать „длинные“ деньги на инфраструктурные проекты, повысились риски. Это, безусловно, минус для ИТ-рынка, так как отбрасывает нас на год или даже на несколько лет назад по количеству проектов, мощности и широте реализуемых бизнес-задач. Но есть и плюсы — компании продолжают активно интересоваться проектами с быстрой отдачей».

«Главное разочарование — несоответствие вложенных в развитие рынка усилий и того результата, который мы получили по окончании года, что связано не с особенностями ECM-рынка, а с общей экономической ситуацией», — подводит итог разговору о результатах прошлого года Олег Бейлезон, главный ECM-архитектор компании «Логика бизнеса» (ГК «АйТи»).

Прогнозы на краткосрочную перспективу

В целом понятно, что скорого и решительного изменения общеэкономической ситуации в видимой перспективе ожидать не приходится. Суммарные объемы рынка вряд ли будут расти, скорее возможен спад. В условиях неопределенности заказчики не будут спешить с началом реализации крупномасштабных проектов. Однако вполне вероятно, многие всерьез займутся вопросами повышения эффективности использования того, что уже имеется в их распоряжении. В какой-то степени позитивным для СЭД-поставщиков будет то, что спад в сфере управления документов будет минимальным по сравнению с другими сегментами рынка, но традиционных игроков волнует то, что у них могут появиться новые конкуренты, в том числе со стороны ИТ-госкомпаний.

Василий Бабинцев уверен, что в 2015 г. спросом будут пользоваться решения, которые дадут быстрый экономический эффект: «В первую очередь это коснется задач в области финансового менеджмента — управления договорами, электронного согласования счетов (внутри- и межкорпоративного), автоматизации казначейства и бюджетирования, а также оптимизации работы с подрядчиками и минимизации дебиторской задолженности. Немаловажным станет обеспечение оперативного управления в режиме 24/7 с полной прозрачностью исполнения поручений, организация эффективной работы антикризисных комитетов. Среди поставщиков выиграют те, кто обладает подходящим набором программных решений (в том числе и интеграционных) и опытом их быстрой и качественной автоматизации».

Артем Вартанян уверен, что, несмотря на кризис, развитие СЭД-рынка продолжится, в том числе благодаря магистральной тенденции перехода от бумажных технологий к электронным. Более того, возможно, именно кризис послужит катализатором ускорения этого процесса, поскольку он обеспечивает реальное повышение эффективности работы и снижение затрат предприятий. Но проблема тут в том, что реализовать такой переход все же не очень просто, обычно внедрение ECM требует выполнения полноценных проектов с реинжинирингом бизнес-процессов организации. В свою очередь, широкое использование электронного контента неминуемо приведет к повышению спроса на поисковые и аналитические средства, в том числе на базе продвинутых лингвистических механизмов.

До недавнего времени рынок СЭД развивался в основном в виде внедрения систем классического «канцелярского» документооборота, напоминает Вадим Ипатов. Но это направление сейчас характеризуется высокой степенью насыщения, соответственно количество новых внедрений «с нуля» тут будет падать, развитие будет идти в виде замены устаревших систем на современные и расширения функциональных возможностей, причем в формате как модернизации существующих систем, так и перехода на решения других вендоров. Он считает, что конкуренция на рынке предсказуемо усилится, тем более, что ИТ-бюджеты заказчиков будут и дальше сжиматься под давлением экономического спада. Клиентам будет не до долгосрочных проектов, им сейчас нужны простые бизнес-решения, позволяющие получить отдачу в максимально короткий срок.

Видим Ипатов считает вполне вероятным, что разработчики СЭД/ECM сфокусируются на создании прикладных решений для таких задач, как управление закупками, договорная работа, мониторинг платежей и тому подобное. Это своего рода «антикризисный» пакет предложений, которые могут обеспечить заказчику оптимизацию затрат — финансовых, операционных и управленческих. (Правда, тут нужно сказать, что этими же классами задач давно занимаются и разработчики ERP.) По его мнению, еще одним направлением развития рынка может стать перевод базового функционала ECM/СЭД (средства регистрации, поддержки жизненного цикла документов и контроля исполнения) в разряд сервисов для бизнес-решений. Цель в том, чтобы управленцы и бизнес-специалисты могли с помощью СЭД решать деловые задачи, но не становиться при этом документоведами. Документооборот должен стать удобным фоновым сервисом для решения основных деловых задач организации. Эксперт прогнозирует также рост спроса в сегменте анализа контента. Речь идет о сборе, агрегации, обработки и предоставлении в удобном виде и в реальном времени данных, основанных на фактической информации, содержащейся в СЭД/ECM и смежных системах и отражающей различные аспекты деятельности организации. Аналитическое решение в составе ECM/СЭД также должно включать в себя методологию оценки текущей ситуации на основе накопленных данных, механизмы получения обратной связи по принятым управленческим решениям, средства для построения системы показателей эффективности деятельности. (Но отметим, что это не новое направление для рынка, тут давно и активно трудятся разработчики BI- и ERP-решений).

Известно, что в кризис процесс естественного отбора ускоряется: слабые игроки уйдут, сильные укрепят свои позиции. Об этом напомнила Елена Иванова: «Рынок станет более понятным, с определенным количеством основных сильных игроков. На первый план, с точки зрения клиентов, выходят компании, доказавшие свою надежность, устойчивость, обладающие широким портфелем продуктов, способные предложить выгодные условия и качественно профессиональной командой выполнять разной сложности проекты. Сегодня заказчики вряд ли будут экспериментировать с выбором систем и внедренцев».

Но Елизавета Астафьева считает, что как раз в этих сложных условиях заказчики будут тщательнее анализировать предлагаемые продукты, рассматривая не только привычные решения, давно и широко представленные на рынке, но и новые, которые пока не получили широкой известности, но могут составить первым достойную конкуренцию.

Влияние курса на импортозамещение

В целом эксперты выражают единодушную уверенность в том, что курс этот будет продолжаться, он позитивно скажется на возможности расширения присутствия российских разработчиков на рынке. При этом почти все считают, что будет повышаться интерес заказчиков к решениями на базе СПО.

«Курс государства на импортозамещение будет продолжаться, хотя в профессиональном сообществе появляются слухи и об обратном, — говорит Василий Бабинцев. — Да, пока четких решений и указаний государством не выработано, но тема обсуждается и развивается как по ПО, так и по аппаратным средствам. И это уже само по себе оказывает влияние на рынок — крупные заказчики (в том числе государственные) все активнее обращают внимание на СПО и платформы отечественных разработчиков».

Елизавета Астафьева уверена, что заказчики, в первую очередь госструктуры, в условиях нестабильности в политической сфере будут неохотно приобретать крупные дорогостоящие западные продукты. Интересу к переходу на отечественные решения, в особенности сертифицированные, может способствовать законодательное ограничение приобретения иностранного ПО для госструктур. Развивая эту мысль, Антон Иванов прогнозирует, что задача оптимизации ИТ-расходов будет способствовать повышению интереса заказчиков также к облачным моделям использования ИТ. В дополнение к этим тезисам Олег Бейлезон говорит о том, что хотя в экономическом спаде нет ничего хорошего, но все же это удручающее обстоятельство, как ни странно, дает шанс отечественным поставщикам отвоевать позиции на российском рынке, а с учетом относительной дешевизны российской рабочей силы — и продвинуться на зарубежных рынках.

«На мой взгляд, само понятие „импортозамещение“ для рынка ИТ не совсем корректно, — считает Вадим Ипатов. — Базовые и многие прикладные технологии, к которым относятся СУБД, средства разработки, инструменты BPM и BI, полностью заместить отечественными фактически невозможно. Другое дело, что все перечисленные технологии, используемые в том числе при создании ECM/СЭД, реализуемы на базе СПО. Это может решить значительную часть проблем российских разработчиков и, главное, заказчиков. Появляется возможность существенно сократить валютные расходы, связанные с закупкой дорогостоящих лицензий, при нынешнем курсе рубля это объективное экономическое преимущество». Он считает, что риски в области информационной безопасности также нивелируются за счет открытого исходного кода. СПО — не «черный ящик», всегда есть возможность разобраться, что внутри. Кроме того, открытый код делает прозрачным сертификацию систем на базе СПО на отсутствие определенных угроз, что особенно важно для госсектора. Что касается разработки готовых прикладных ECM-решений на основе СПО — это задача российских производителей. Но все же Вадим Ипатов уверен, что нельзя делать акцент на импортозамещении любой ценой — цена может оказаться слишком высокой, нужно отказываться лишь от тех западных технологий, которые способны генерировать финансовые, технологические и прочие риски. Выход тут может быть в создании российских прикладных решений ECM/СЭД, совместимых и с проприетарными, и со свободными платформами — в зависимости от требований и предпочтений того или иного заказчика.

Впрочем, Артем Вартанян считает, что хотя кризис и курс на импортозамещение будут способствовать росту популярности СПО, она может быстро пройти, еще до завершения кризиса: «Заказчика можно склонять к использованию СПО из-за его нулевой цены, а также размахивая „флагом“ отечественной разработки. Но заказчику едва ли удастся экономить на сопровождении, развитии, кастомизации и т. д. О таком критерии, как масштабируемость, например, при использовании СПО можно забыть. Зато существует опасность возвращения к зоопарку информационных систем, с которым организации и компании последние несколько лет так победоносно боролись. При необходимости сертификации ядра придется снова вернуться к готовым продуктам — проприетарному ПО». В случае перехода к СПО могут возникнуть и кадровые проблемы — люди, которые ранее занимались взаимодействием с вендорами, теперь будут вынуждены переквалифицироваться или уйти.

По мнению же Елены Ивановой, сейчас пока еще сложно говорить о реальном влиянии санкций, прошло не так много времени. Она считает, что в очень большой степени проблема раздута и искусственно нагнетается, в любом случае западные вендоры и российские заказчики как находили, так и находят пути решения проблем, договариваются, идут на уступки. «Я знаю несколько конкретных примеров, когда западные вендоры пошли на снижение цен, на спецпредложения и другие меры, лишь бы сохранить свое присутствие на российском рынке. И не просто сохранить, но и наращивать. Ведь сегодняшняя ситуация пройдет, а российский рынок все же остается привлекательным в долгосрочной перспективе», — уверена эксперт.

Возможности оптимизации затрат заказчиков

Елена Иванова смотрит на ситуацию достаточно оптимистично: «Российские коммерческие компании и госпредприятия не стремятся сокращать свои ИТ-бюджеты, скорее, идет процесс их иного постатейного распределения. Кроме того, в условиях ужесточающейся конкуренции российский бизнес стремится максимально сокращать расходы и издержки. А тут в первую очередь помогает правильная автоматизация основных процессов, направленная на сокращение временных и людских ресурсов. Многие заказчики уже прошли самые затратные этапы внедрения, и, если ситуация требует снизить расходы, они смогут просто отложить масштабирование систем». Она уверена, что сегодня в целом российские компании достигли неплохого уровня автоматизации — основные процессы, влияющие на бизнес, автоматизированы. Речь теперь больше идет о расширении систем, их обновлении и, возможно, более значительном охвате задач как на внутрикорпоративном, так и на межкорпоративном уровнях. Сейчас именно эти процессы могут замедлиться, но в любом случае ИТ-службы должны поддерживать достигнутый уровень и то, что критически важно для бизнеса.

Возможности оптимизации операционной деятельности организации во многом связаны сейчас с реализацией процессной организации работы предприятия, считает Елизавета Астафьева. Осуществление этой идеи связано с тем, что управление контентом должно строиться главным образом не вокруг документов, а с нацеленностью на итоговые результаты бизнес-процессов, позволяющих, в свою очередь, уже не только оптимизировать управление документами, но и получить положительные результаты в совместной работе сотрудников, повышении их производительности и ускорении всех основных задач, связанных с получением, обработкой и дальнейшим использованием всего контента организации.

Василий Бабинцев еще раз подчеркивает, что сегодня основой финансовый эффект должна дать ориентация на быстрое получение реальной и быстрой отдачи от проектов автоматизации, а для этого заказчики должны четко формулировать для самих себя цели и ожидаемые результаты внедрения ПО.

Специфика современного момента будет проявляться в том, что сейчас заказчики не будут идти на внедрение прорывных, а значит высокорисковых технологий, а также инноваций с большим горизонтом окупаемости, считает Олег Бейлезон. Он предполагает, что скорее предприятия будут делать ставку на уже устоявшиеся подходы и технологии, решающие конкретные проблемы заказчика, при этом предпочтение будет отдаваться проектам с обоснованными планами возврата инвестиций.

В рамках оптимизации операционной деятельности коммерческим компаниям нужно для начала провести ревизию бизнес-процессов и модернизировать их в случае необходимости собственными силами либо с привлечением консультантов, напоминает Артем Вартанян. Владельцы бизнеса наверняка будут рассматривать возможность сокращения расходов на оплату труда «лишних» сотрудников.

Антон Иванов уверен, что заказчики все чаще будут требовать создания не просто СЭД, а высокоэффективных программных комплексов, интегрированных в информационный ландшафт компании. Понимание данной проблематики способствует расширению интеграционных возможностей ECM-системы и развитию таких технологий, как кейс-менеджмент в СЭД-решениях и создание мобильных рабочих мест.

Проблемы на пути развития рынка

Главная проблема сегодня — сокращение ИТ-бюджетов. «Госсектор и бизнес будут все меньше выделять средств на внедрение, поддержку и развитие информационных систем, а требования к их функционалу будут при этом высокими, — говорит Артем Вартанян. — Вендорам и интеграторам придется совершенствовать свои бизнес-процессы, вооружаться аналитикой и искать пути снижения стоимости лицензий, внедрения и т. п.»

Елизавета Астафьева отмечает опасность того, что некоторые организации могут начать придерживаться политики выжидания и не вносить никаких изменений в свои системы управления контентом до лучших времен. Но она выражает надежду на то, что большинство организаций всё же пойдут по менее консервативному пути и, наоборот, будут пытаться модернизировать существующие и внедрять новые ECM-системы, ставя целью минимизацию зависимости от иностранных вендоров и общее сокращение затрат без потери функциональности.

Но есть и старые препятствия, которые не связаны с экономическими проблемами. О них напоминает Антон Иванов: «Развитие технологий позволяет управлять информационным пространством вне стен рабочего кабинета. Нормативная база по данному вопросу несколько отстает от общих тенденций развития, что вызывает определенный дискомфорт у специалистов, работающих в области информационной безопасности».

Елена Иванова считает, что поддерживать динамику рынка будут проекты по региональной автоматизации госорганов, продолжающаяся активность регулирующих органов по направлениям СМЭВ, МЭДО, обращения граждан. Драйвером и одним из векторов развития могут стать вопросы применения ЭП и решения по обеспечению защищенности, в том числе, работы с электронными документами.

Версия для печати (без изображений)