НовостиОбзорыСобытияIT@Work
Документооборот/ECM:

Блог

При чем тут "электронная почта" при отправке отчетности юридических лиц?

Наталья Храмцовская опубликовала запись на Форуме под заголовком [Арбитражная практика: За направление отчетности по электронной почте организация была оштрафована на 100 тысяч рублей. Я считаю, что уже сам заголовок совершенно неверно трактует суть судебного инцидента, более того, именно из таких искажение складывает негативное отношение к теме электронного обмена документами с использование почты, в целом.

Вот текст записи на Форуме:


Широкое использование электронной почты в деловой деятельности организаций в ряде случаев приводит к тому, что при возникновении споров возникает проблема в доказывании факта получения направленной в электронном виде информации. Предлагаю познакомиться с делом, которое Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа – Югры рассматривал ещё в июне 2010 года. Судам пришлось ответить на несколько интересных вопросов:
1. Может ли организация отравить отчетность в контролирующий орган отчетность в электронном виде, если нормативно-правовым актом возможность ее представления предусмотрена, но при этом не установлен порядок предоставления отчетности в электронном виде?
2. Достаточно ли для доказательства факта сдачи отчетности подтвердить факт отправки сообщения на адрес электронной почты государственного органа, указанный на его бланках и на сайте в сети Интернет?

Далее идет ссылка на ее пост, где дело описывается подробнее.
Дело действительно интересное, но сразу есть два замечания

1. Заголовок записи не соответствует сути дела: компания была оштрафована не за использование э-почты (на что делается акцент в заголовке), а не сдачу в срок отчетности! Согласитесь – это не одно и то же.

2. К сожалению, автор в своем тексте по два поставленные им же вопроса ответов не дал.

Что ж, попробуем разобраться сами.

Итак, суть вопросы выглядит (как я это понял из описания Натальи) таким образом.

ЗАО "СК НВСС" должно было сдать отчетность в Госжилинспекцию ХМАО-Югры не позднее 30.04.10. Компания заявила, что именно 30.04.10 она отправил электронные документа отчетности по электронной почте по адресу, указанному на сайте Жилиспекции.
В свою очередь, Жининспекция заявила, что получила отчетность только 2 июня 2010 года, т.е. с опозданием. ОБРАТИМ ВНИМАНИЕ: в каком виде и через какой канал связи она получила нужный отчет – об это в тексте публикации не говорится.

Инспекция, как я понял, делала акцент на то, что в принципе не готова к приему отчетности к электронном виде, поскольку, якобы, не разработанных правил и форм.

Суд первой инстанции Арбитражного суда ХМАО-Югры вынес решение в пользу "СК НВСС", но инспекция подала дело на обжалование далее.

Восьмой арбитражный аппеляционный суд изменил решение на обратное.
Но в описании обоснования, я лично вижу целый ряд странных вещей. Там приведены несколько доводов
1. Что Инспекция не обязана была принимать отчетность в электронном виде, послу не было утвержденной электронной формы отчетности
2. Что отправитель не смог доказать факт отправки отчета по е-почте
3. Что отправленные отчеты были в плохо читаемом виде.

Вот что не понятно: если Инспекция не обязана принимать отчетность в электронном виде, то зачем нужно было разбирать – была отправлены е-письма или не были, и в каком виде?
Т.е. получается "артиллерия не стреляла по 100 причинам, а кроме того не было снарядов".

Крайне удивителен и вот этот пассаж – суд не смог (и не захотел?) установить факт получения Инспекцией е-писем с отчетами. СК НВСС смог предоставить только "распечатку со страницы электронного почтового ящика пользователя сети Интернет «dial47@mail.ru» об отправке электронной почты", а "административный орган отрицает факт получения им 30 апреля".

Это какой-то детский сад. Суд таким образом демонстрирует или свою некомпетентность в решении таких вопросов или нежелание решать. Что очень плохо в обоих случаях.
Проверка доставки почты делается достаточно элементарно путем простого электронного расследования:  проверяются логи почтового сервера получателя, а при необходимости – почтовых провайдеров.

Мои выводы из этой истории (как она изложена Натальей Храмцовской) таковы:

1. Так и осталось не понятно: что же именно вменяется в виду СК ВНСС: то, что э-отчетность в принципе нельзя использовать, или то, что она не смогла подтвердить факт отправки?

2. Суд показал свою некомпетентность в деле расследования обстоятельств дела, связанных с использование электронной почты.

Вот еще выводы, точнее, есть вопросы, на которые нет пока ответов, но их надо найти

1. Почему Инспекция не было готова в приему отчетности в электронном виде, что нарушает Законы по этому поводу? Если у нее не было утвержденных ею конкретных форм, то это – ее вина и ее проблема.

2. Почему Инспекция не контролирует входящую корреспонденцию (неважно какую), поступающую на ее официальный почтовый адрес, зафиксированный в ее официальных юридических документов.

3. Почему суд не провел расследование всех обстоятельств дела, не проведя элементарную проверку входящего почтового сервера?

4. Зачем нужно было указывать в заголовке поста неверную информацию о том, что компания была оштрафована за использование электронной почты?
Колесов Андрей
Если жизнь устроена неверно, то ее нужно менять.

Сдача отчетности во время - это обязанность ОБЕИХ сторон. Как вы сможете сдать отчетность, что ФНС просто закроет все двери и каналы связи и откажется принимать отчеты?
Исопенко Павел
Вот. По обоим пунктам согласен абсолютно.
Вероятно, продолжать движение граждан (бизнесов) и государства навстречу друг другу. Бизнесам - не затягивать, как в обсуждаемом случае, формирование отчетности. Если надо - нанять грамотного бухгалтера. И сисадмина. Если надо - заплатить спецоператору.
Государству - обеспечить возможность быстрой и беспроблемной их подачи. А ещё от государства нам нужны чёткие концепции, стандарты и правила взаимодействия, наконец. (Далее нецензурно. Но вы поняли - та самая НПП.)
Колесов Андрей
В чем-то я с вами согласен, в чем-то - нет.
Я, например, против постоянного использования слова "государства", как некоторого протипоставления народу. Государство - это и есть народ. Плюс органы власти, которые являются народными структурами. Именно народными, а не сущестующей самой по себе сущностью.