В самом конце октября Минкомсвязи РФ на заседании Совета по региональной информатизации предельно четко, если не сказать жестко, обозначило свое видение формата построения электронного правительства в регионах и его федеральной интеграции. Формат этот подразумевает инфраструктурные решения, предлагаемые “Ростелекомом”.

У отдельных регионов есть свое видение ситуации и, что характерно, собственные технологические наработки. Следовать общему курсу они не обязаны, но теперь очевидным образом оказываются в двусмысленном положении.

Схема “Ростелекома”

Выступая на заседании Совета, вице-президент по федеральным программам “Ростелекома” Алексей Нащекин напомнил присутствующим, что его компания уже год является единственным исполнителем работ по эксплуатации федеральной инфраструктуры электронного правительства. Регионами компания плотно занимается с июля, и с учетом того, что инфраструктуры субъектов России в перспективе так или иначе должны быть интегрированы на федеральном уровне, “Ростелеком” предлагает для сотрудничества единую унифицированную схему, получившую название инвестиционно-сервисной модели.

Проще говоря, компания предлагает пользоваться на местах ее сетями, ЦОДами, порталами, инфоматами, call-центрами и т. д., не инвестируя в их создание, а оплачивая “Ростелекому” аренду — покупая услуги, не вникая в то, как они создаются и обслуживаются.

Аргументы “Ростелекома” достаточно очевидны и вполне весомы. Инфраструктура у компании практически во всех регионах уже есть, а на то, чего еще не хватает, планируется до 2015 г. потратить более 5 млрд. руб.

Являясь оператором, а не создателем собственных технических решений, “Ростелеком” готов использовать конкретные локальные наработки, тиражируя их по всей стране. По словам г-на Нащекина, чтобы не монополизировать рынок, его компания предлагает отечественным разработчикам схему, когда им даются интерфейсы и стандарты присоединения и остается лишь доработать системы до совместимости с ними. После этого “Ростелеком” эти решения интегрирует и переводит на сервисную модель использования. То есть разработчики, по сути, получают огромный новый рынок и готовый канал дистрибуции. По образному выражению г-на Нащекина, “Ростелеком” выступает неким глобальным супермаркетом — создает базовую инфраструктуру (полки, кассу, охрану), и предоставляет возможности для продвижения ПО.

К концу октября это предложение нашло отклик у 32 компаний-разработчиков. Правда, как не без сожаления поясняет г-н Нащекин, пока большая часть заявок особого интереса не представляет — “Ростелеком” заинтересован лишь в тех решениях, которые уже реально работают в регионах в рамках “электронного правительства”. Так что “добро” на доработку систем получило только семь компаний.

Позиция Минкомсвязи

Закрывая программную часть заседания Совета, глава Минкомсвязи Игорь Щеголев в достаточно категоричной форме посоветовал представителям регионов крайне внимательно отнестись к ростелекомовским предложениям.

Было сказано примерно следующее. Если у вас (субъектов России) есть лишние деньги налогоплательщиков, а также время и желание делать все с нуля, то министерство никому помешать не сможет. Но в ведомстве однозначно считают, что сейчас основные усилия регионов должны сосредоточиться на переводе госуслуг в электронный вид и на предоставлении конкретных сервисов для граждан. Они ждут не железа и не выдающихся технологических решений, которые блестящие умы, имеющиеся в каждом регионе, сделали. (Местные собственные ЦОДы будут загружены на 5—7%; есть регионы, которые пошли по этому пути, и они даже этих показателей пока не достигли.)

Вы можете делать все сами, но тогда мы в итоге получим колье из 83 жемчужин. Они все окажутся разными — где-то жемчуг, где-то бисер, где-то стеклярус. Представить это как единое произведение будет невозможно, и придется затратить огромные средства граждан на то, чтобы все состыковать. И даже после этого зашедшие в Интернет за услугами люди станут путаться в нестандартизованных системах.

Министерство предлагает не делать лишних усилий, так как считает, что на уровне оцифровки услуг работы предостаточно. А для инфраструктуры электронного правительства уже есть готовая ростелекомовская шина взаимодействия, содержащая в себе все необходимые стандарты.

По образному выражению г-на Щеголева, процесс информатизации напоминает встречную прокладку тоннеля: с одной стороны роет центр (“Ростелеком”), с другой — регионы. Сойдемся, будет один тоннель. Не сойдемся — два. И лучше сделать один — благоустроенный, с вентиляцией, освещением и киосками, где будут торговать шоколадом, пивом и сосисками.

В сухом остатке получаем: если вы твердо решили потратить бюджетные деньги неправильно (строить свою систему), то бог вам судья, но Минкомсвязи категорически против, люди не поймут и вообще работать ничего не будет.

Регионы

Общую картину того, как регионы сейчас воспринимают магистральный курс Минкомсвязи, оценить достаточно сложно. Какое число субъектов твердо намерено сотрудничать с “Ростелекомом”, а какое нет, скорее всего не знает никто. Замглавы министра связи и массовых коммуникаций Илья Массух после заседания Совета на этот вопрос ответить затруднился. По словам же г-на Нащекина, “Ростелеком” на тот момент заключил с регионами уже 27 соглашений (всего в стране 83 субъекта Федерации). Правда в компании отдают себе отчет в том, что какие-то области могли подписать договора “для галочки” — дескать с “Ростелекомом” сейчас модно дружить. Поэтому г-н Нащекин подчеркнул, что в 10 субъектах уже перешли от слов к делу и осуществляют пилотные проекты.

Эти заявления немного странно соотносятся с высказываниями самого же г-на Нащекина, сделанными буквально несколькими днями позже в Пятигорске, где было задекларировано, что 10 пилотных проектов создания сегментов электронного правительства муниципального уровня в крупнейших городах России начнутся в I квартале 2011 г., а в настоящий момент совместную работу с компанией ведут более 40 субъектов.

Впрочем, возможно речь идет о разных "пилотах". Ну а число подписантов действительно могло вырасти в полтора раза после вышеупомянутого напутствия г-на Щеголева.

Очевидно, что если Минкомсвязи где-то и встретит откровенное сопротивление, то это будут регионы, где собственная инфраструктура электронного правительства уже давно создана. Представитель одного из них — Ханты-Мансийского автономного округа (Югры) — выступал с докладом прямо на заседании. Однако речь первого заместителя губернатора Александра Кима была абсолютной формальностью, очень скучно прочитанной по бумажке. Лишь в самом конце было сказано, что у Югры с “Ростелекомом” ведутся какие-то переговоры (без уточнений), а также отмечено, что наиболее узкое место в деле создания инфраструктуры электронного правительства сейчас заключается не в нехватке на местах телекоммуникаций, а в аспектах формирования различных баз данных и в межведомственном взаимодействии. (Одни работают в одном стандарте, другие в другом, и федеральные ведомства с окружными очень трудно состыковать — нужна стандартизация и соответствующие прописанные регламенты.)

Возможная альтернатива

Четкое заявление о том, что субъект не нуждается на местном уровне в услугах “Ростелекома” (правда, оно прозвучало за несколько дней до заседания Совета на IX межрегиональном форуме “ИТ в госсекторе”, организованном компанией AHConferences), весьма неожиданно было сделано представителем Брянской области. Этот дотационный регион, сильнее всех в Росси пострадавший от аварии на Чернобыльской АЭС, где из 1 млн. 300 тыс. жителей 720 тыс. человек в той или иной мере являются льготополучателями, до 2007 г. централизованно информатизацией госструктур вообще не занимался по причине ведомственной разобщенности. Тем не менее за последние три года ему удалось добиться явных успехов.

По мнению начальника управления ИТ администрации Брянской области Федора Лозбинева, технологической основой электронного правительства являются именно телекоммуникации, но еще совсем недавно в области не существовало единой сети для органов госвласти и местного самоуправления. В 2007-м была принята областная тематическая целевая программа и в Брянске стали анализировать различные варианты выхода из ситуации. Местный оператор-монополист “ЦентрТелеком” (в настоящий момент входящий в состав “Ростелекома”) за аренду своих линий с выделенным каналом 1 Мбит/с запросил плату порядка 13 млн. руб. в год. Прокладка собственного оптоволокна по расчетам обошлась бы в 250 млн. Эксперимент со спутниковой связью, соединившей два райцентра с Брянском, выявил непомерную дороговизну трафика. Свободные же мощности трех (на тот момент) основных сотовых операторов составили по области от 128 до 256 кбит/с.

Стало очевидным, что нужно подыскивать какой-то другой вариант. Судя по словам г-на Лозбинева, немаловажную роль в выборе сыграл анализ опыта Ярославской области, где еще на заре сотовой связи за счет местного бюджета стали возводиться вышки, а затем с запущенных на них операторов в качестве аренды администрация области забирала половину ширины пропускаемого сигнала, создав тем самым свою сеть передачи данных.

Так или иначе в Брянской области в итоге остановились на отечественной беспроводной технологии preWiMAX, основанной на передаче шумоподобного сигнала и разработанной в Институте проблем передачи информации РАН. Если расстояние между радиомаршрутизаторами не превышает 40 км, то пропускная способность составляет 54 Мбит/с.

Сейчас сеть, связавшая на первом этапе 27 администраций районов и городских округов, полностью готова, для ее запуска в эксплуатацию не хватает только некоторых стандартных разрешений на использование радиочастотного ресурса. Системный проект, приобретение оборудования и выполнение работ обошлось примерно в 12,5—13 млн. руб.

На право обслуживания и эксплуатации сети был проведен конкурс среди операторов связи. Администрация разработала достаточно интересную модель аутсорсинга, в соответствии с которой победитель сам оплачивает арендную плату за размещение оборудования на вышках сотовых операторов и сам создает рабочий проект сети, учитывающий привязку оборудования к каждой конкретной точке (вышке или крыше здания). Кроме того победитель должен самостоятельно разработать систему дистанционного мониторинга каждого узла сети, чтобы им можно было управлять из здания областной администрации.

В качестве компенсации за все это оператор получает в свое распоряжение ширину канала, которая останется после реализации четырех (на первом этапе) сервисов: видеоконференцсвязи, электронного документооборота, корпоративной IP-телефонии и скоростного Интернета.

Как уверяет г-н Лозбинев, несмотря на пессимизм скептиков, оператора они уже нашли, и на его услуги уже даже есть заказчики из среды бизнеса.

В настоящий момент в планах области развивать свою сеть (подключать к ней школы, больницы, библиотеки и пр.) и выстраивать остальную инфраструктуру (порталы, call-центры и т. д.) в русле концепции Минкомсвязи. Но “Ростелеком” Брянску для этого не нужен. А вот деньги на этот и другие (в гораздо большей степени) проекты по информатизации дотационной области нужны очень. В рамках принятой в регионе долгосрочной целевой программы на развитие информационного общества и формирование электронного правительства до 2015 г. здесь потребуется 545,9 млн. руб., 67% из них (365,8 млн.) г-н Лозбинев надеется получить из федерального бюджета.

Вряд ли жесткая позиция Минкомсвязи, прозвучавшая через несколько дней из уст г-на Щеголева, увеличила шансы Брянской области на финансирование.

Версия для печати (без изображений)