С момента подписания контракта на разработку Национальной программной платформы (НПП) между “ПингВин Софтвер” и Минкомсвязи прошло всего ничего, а до окончания работ осталось менее двух недель. Страсти вокруг этого проекта не утихают, и хотя мой коллега Сергей Голубев постарался отобразить как можно более объективно и четко сложившуюся скандальную (иначе на назовешь) ситуацию, вопросы, как мне кажется, остались. Более того, масса нерешенных еще впереди (ведь к разработке НПП только-только приступили). Однако некоторые из них удалось прояснить на пресс-конференции, посвященной этому знаменательному событию, на которую собрались руководители ведущих компаний, решивших принять (практически на безвозмездной основе — 5 млн. руб. на всё про всё) непосредственное участие в чересчур поспешной реализации проекта.

Первое, на что каждый обращает внимание, это то, чем вызвана такая торопливость. За 16 дней надо реализовать и сдать под ключ огромный проект — в пору подавать заявку на регистрацию в книге рекордов… Ответ (полученный от исполнителей проекта) был краток: условия диктует организатор, т. е. Минкомсвязи, иными словами, обсуждать здесь нечего. Министерство же оставило эту проблему без комментариев, хотя его представители и получили приглашение.

Здесь все-таки надо отдать должное нашей интеллектуальной элите — ведь не проигнорировали конкурс (а, может, и надо было бы?), вместо этого основательно в короткие сроки подготовились к участию, собрали силы, согласовали (ведь у нас — и не только у нас — согласования годами длятся и часто безрезультатно), кто за что берется, свои многолетние наработки по программам “попричесывали”, с тем чтобы после приемки прототипов строгой комиссией (видимо, из Минкомсвязи) в открытый доступ выложить — можно будет пользоваться бесплатно. Президент РАСПО Андрей Коротков заявил: “Это наглядный пример самоорганизации российского СПО-сообщества, сумевшего объединиться ради выполнения задачи национального масштаба”.

Итак, после победы на конкурсе “ПингВин Софтвер” с помощью РАСПО собрал вокруг себя крепкую команду из десяти фирм-участников. Но в РАСПО не исключают возможности усиления альянса за счет дополнительных разработчиков НПП.

Всего же удалось задействовать в этом проекте, по данным РАСПО, 215 специалистов. Работа плотная, график составлен не с момента подписания контракта 14 октября, а со дня победы на конкурсе, т. е. с 3-го числа, так что на весь проект выделено фактически больше месяца (выходные объявлены рабочими).

Директор “ГНУ/ЛинуксЦентра” Павел Фролов напомнил, что конкурсный проект — лишь первый этап. Программа разработки НПП рассчитана на пять лет.

Как пояснил первый замгендиректора “Росы” Владимир Рубанов, в ТЗ на этот конкурсный проект задача создать рабочую НПП не ставится. В графике выделены три группы задач:

  • разработка документов, обеспечивающих создание и функционирование НПП;
  • разработка прототипов ключевых элементов инфраструктуры НПП;
  • обеспечение выполнения и сдачи работ.

Среди задач второй группы — создание рабочих прототипов:

  • системы разработки и сборки программ;
  • СУБД;
  • ОС;
  • системы для удаленного доступа к репозиторию.

Наиболее острые обсуждения НПП в СМИ затронули прежде всего проблемы ОС. Однако большинство комментариев на эту тему, появившихся после объявления конкурса, а затем его результатов, по мнению генерального директора “ПингВин Софтвер” Дмитрия Комиссарова, искажают реальную картину и “никакого отношения они к тому, чем мы занимаемся, не имеют”. Он, в частности, попытался дезавуировать наиболее одиозные, отметив, что “мы не ведем разработку ОС, в частности некой “русской”, и не ставим задачу заменить Windows”.

Он отметил, что в этом проекте будут представлены не менее двух прототипов (на базе ранее разработанных систем) для каждого класса среды, в том числе и для ОС. Так, один из прототипов ОС будет выполнен на базе ROSA Mandriva (разрабатывает компания “РОСА”), другой — на основе “МСВСфера” (разрабатывают на базе Red Hat Национальный центр поддержки и разработки (НЦПР) и Всероссийский научно-исследовательский институт автоматизации управления в непромышленной сфере им. В.В. Соломатина — ВНИИНС).

При этом НПП можно рассматривать как стандартизованную (с учетом международных стандартов) инфраструктуру, которая должна объединить российских разработчиков свободного и проприетарного ПО. В рамках НПП предполагается создать единый репозиторий программ в исходных кодах (фонд алгоритмов и программ), а также платформу для разработки и сборки программ для конкретных ОС (акцент делается на Linux как наиболее известную и опробованную систему).

Во всем этом непростом (местами запутанном, местами — ангажированном) деле радует то, что наконец-то от моря слов перешли к делу. В нем задействованы конкретные разработчики с конкретными продуктами, на основе которых за столь короткий срок реально создать прототипы.

Надо отметить, что при общении с руководителями фирм — участниц проекта не было заметно какой-либо аффилированности с “ПингВин Софтвер” — все настроены на деловое сотрудничество и, проявляя самостоятельность, ведут дела на своем участке в соответствии с представленным жестким графиком.

При этом создалось впечатление, что между участниками альянса сложились нормальные партнерские отношения и разработку НПП будет вести не победитель конкурса “ПингВин Софтвер”, а “ПингВин Софтвер” в тесном сотрудничестве со своими партнерами — членами РАСПО, каждый из которых отвечает за свой сегмент. Иначе с таким объемом работ не справиться.

Версия для печати (без изображений)