Завершился первый этап работ по НПП, и их исполнители, участники РАСПО, 2 ноября подвели итоги. В том, что работа была напряженной, сомневаться не приходится: “Как и планировалось, команда из более чем двухсот специалистов, многие из которых трудились без выходных, прихватывая иногда часть ночи, закончила проект в двухнедельный срок”, — сказал генеральный директор компании “ПингВин Софтвер” Дмитрий Комиссаров. В разработке прототипов принимали участие от 60 до 80 (в зависимости от решавшейся в конкретный момент задачи) программистов, десять человек занимались подготовкой документации, остальные отвечали за аналитику.

Комиссия от заказчика проекта — Минкомсвязи — приступила к тестированию прототипов и приемке документации, пояснил он. По окончании этой работы все результаты, приведенные в одиннадцати аналитических отчетах (5 тыс. стр.), будут выложены в открытый доступ. Свободный доступ, как заверил г-н Комиссаров, будет открыт и к репозитарию, в котором находятся 14 прототипов ПО (три образца ПО управления хранилищем пакетов исходных и исполняемых кодов системных и прикладных программ; два образца СУБД; семь прототипов ОС на базе Linux; два образца системы публичного доступа к общесистемным и прикладным компонентам НПП) с сопроводительной документацией и инструментарий для сборки. “Выбор конкретного решения СПО из представленных на альтернативной конкурентной основе вариантов остается за государством, — подчеркнул Дмитрий Комиссаров. — Чей-либо монополизм здесь должен быть исключен, ибо он препятствует дальнейшему развитию отрасли”.

Среди предъявленных отчетов — “Анализ и сравнительная оценка различных вариантов создания и эксплуатации НПП”, “Эскизный проект НПП”, “Анализ мирового и отечественного опыта внедрения фондов алгоритмов и программ, разработанных документов”, “Анализ отечественного законодательства в части, касающейся правообладания алгоритмами и программами, разработанными в рамках государственного заказа”.

В ходе патентных исследований и анализа корректировок, которые необходимо внести в существующие нормативно-правовые акты для обеспечения эффективной деятельности фонда алгоритмов и программ, члены рабочей группы проекта подготовили рекомендации о принятии восемнадцати новых правовых актов. Заказчику представлены материалы с возможными вариантами сертификационных испытаний программных средств и автоматизированных систем, а также порядок проведения аттестационных мероприятий и сроки ввода этих решений в эксплуатацию.

Участник проекта директор “ГНУ/ЛинуксЦентра” Павел Фролов, чья компания занималась аналитикой, привел данные проведенных исследований по разным странам и регионам, согласно которым наиболее значимых результатов в продвижении СПО в свои госструктуры достигли Бразилия и Евросоюз. Другим странам при внедрении СПО, как правило, не хватает со стороны государства настойчивости и планомерных действий в этом направлении в долгосрочной перспективе. Кроме того, вендоры (среди которых безусловным лидером выступает Microsoft), узнав о намерениях того или иного государства заменить проприетарные программы на СПО, резко снижают цены на свои лицензии (есть примеры, когда Microsoft в ряде стран снижала цены до 4 долл. за лицензию), с тем чтобы в перспективе не потерять свои позиции. Снижение, как правило, носит временный характер.

В финансово-экономическом обосновании создания НПП, составленном экспертами из РАСПО, спрогнозирована возможность прямой экономии в период 2012—2020 гг.: на приобретение программных средств — до 80% (в федеральных органах власти РФ — до 196 млрд. руб., в масштабах всей экономики страны — до 1720 млрд. руб.); на оплату услуг сторонних организаций и специалистов по ИКТ — до 50% (соответственно до 163 млрд. и до 1429 млрд. руб.).

Вместе с тем предстоящий переход отечественных госструктур с Windows на Linux тревожит как администраторов, так и пользователей. Однако г-н Фролов, основываясь на собственном опыте, заверил, что стоимость переобучения администратора в этом случае составит всего 50 тыс. руб. (при его зарплате 100 тыс.) и займет четыре недели. Причем с Windows XP перейти на Linux, по его словам, проще, чем, скажем, на Windows 7. Что касается пользователей, то им не придется переучиваться вовсе, так как в Linux, считает Павел Фролов, можно установить все необходимые приложения и настроить рабочую среду (кнопки, надписи и пр.) таким образом, чтобы она не отличалась от привычной.

Один из моментов, создающих проблемы в нашей стране, — это свободные лицензии на СПО, которые выдаются пользователю в электронном виде. Как пояснил директор “ГНУ/ЛинуксЦентра”, использование таких лицензий в принципе не входит в противоречие с российским законодательством. Однако известны случаи, когда в регионах проверяющие правоохранительные органы, не получив от фирмы подтверждения на право использования СПО в виде бумажной лицензии с печатью, опечатывали и вывозили из помещения компьютерное оборудование “для проверки законности его применения с учетом авторских прав”. Это фактически парализовывало деятельность компании и ставило ее на грань банкротства. Руководителю такой фирмы приходилось “срочно решать вопрос”, что приводило к коррупции. Для решения этой проблемы, по мнению Павла Фролова, использование бесплатной лицензии на СПО должно быть четко узаконено на государственном уровне.

Дмитрий Комиссаров считает, что с окончанием этапа разработки сделан первый шаг на пути к технологической независимости России от западных поставщиков проприетарного ПО, но впереди предстоит ещё большая работа по наполнению фонда алгоритмов и программ. “И то, что уже на первом этапе проекта российские компании выполнили все взятые на себя обязательства, вселяет уверенность, что НПП будет создана”, — сказал он.

Сейчас объем отечественного рынка СПО составляет, по оценке г-на Комиссарова, 3 млрд. руб., но через несколько лет может превысить 10 млрд. Переход на СПО следует осуществлять постепенно и только там, где это эффективно, и его обязательно должны предварять пилотные проекты. При этом проприетарное программное обеспечение, от которого полностью никто не собирается отказываться, и свободное ПО будут сосуществовать.

Версия для печати (без изображений)