В Москве состоялось подписание договора о сотрудничестве между фондом “Сколково” и корпорацией EMC. Компания объявила о планах организации в иннограде центра исследований и разработок (R&D), который займется созданием решений для облачных вычислений и технологий аналитики “больших данных” для задач в области биоинформатики и энергоэффективности. EMC планирует в этих и в других областях сотрудничать с российскими университетами, государственными учреждениями, российскими и международными компаниями в сообществе “Сколкова”.

По словам старшего вице-президента EMC Джоэля Шварца, намерения его компании серьезно ограничены строительством (а точнее, его фактическим отсутствием) в Подмосковье, однако ждать EMC не станет. Как только будут улажены все юридические формальности, начнется привлечение новых сотрудников. Здания в Сколкове ориентировочно будут готовы не раньше, чем через два года, но корпорация располагает собственным офисом, поэтому в течение трех лет на работу будет нанято порядка полусотни ученых и инженеров высшего уровня. Через пять лет, когда центр НИОКР уже гарантированно переедет в инноград, численность штата, по уверению г-на Шварца, превысит сто человек.

По словам зарубежного гостя, не последнюю роль в принятии решения открыть центр R&D в нашей стране сыграл бывший глава российского представительства компании Игорь Агамирзян, засыпавший руководство EMC убедительными аргументами. В целом же данный шаг, как уверяет г-н Шварц, был продиктован удачным (даже уникальным) сочетанием в России талантливых людей и глубокого образования. В общем, компания намерена воспользоваться здесь теми реальными ресурсными преимуществами, которых нет в других странах.

Кстати, в качестве почетного гостя на церемонии подписания документов присутствовала заместитель главы миссии США в России из посольства в Москве Шейла Гуолтни. По ее убеждению, в глобальной мировой экономике должны сотрудничать самые разные организации из самых разных стран, и их объединение — это как раз то, чем активно занимается “Сколково”.

Что же касается самого фонда, то его президент Виктор Вексельберг считает, что партнерский портфель “Сколкова” был бы неполным без такой компании, как EMC. О ее значимости и весе, по мнению бизнесмена, свидетельствует хотя бы тот факт, что на фоне очень не простого для мирового рынка прошлого года EMC сумела добиться рекордных для своей истории бизнес-показателей. (Кстати, по словам г-на Шварца, в России локальные успехи компании еще лучше, чем в мире: рост валового дохода на уровне 60% против общих по планете 16%.)

Как уверяет г-н Вексельберг, когда фонд пытался заинтересовать EMC, одной из главных задач ставилось создание для компании предельно благоприятных стартовых условий, поэтому в рамках приоритетных направлений деятельности “Сколкова” новому резиденту были “выделены” актуальные точки приложения усилий.

Как можно было понять из выступления г-на Шварца, такой подход во многом совпал и с новой стратегией его компании. По его словам, EMC регулярно открывает свои центры НИОКР, которые сейчас находятся в Китае, Египте, Индии, Ирландии, Израиле, Сингапуре. Однако раньше все они работали просто как часть головного подразделения в США. Начиная же с недавнего открытия бразильского центра, компания решила при выборе локального направления деятельности учитывать национальные приоритеты государства базирования. Именно этот подход и будет реализован в России.

В рамках исследований в области биоинформатики планируется разрабатывать технологии облачных вычислений и аналитики “больших данных” для изучения массивных объемов биологических данных с наивысшей степенью точности и за более короткие периоды времени, что позволит ускорить развитие персонализированной медицины. Предполагается, что эти технологии будут применимы в молекулярной медицине, фармацевтике, биомедицине и отраслевых биотехнологиях.

В рамках исследований в области энергоэффективности планируется создавать инструменты для анализа “больших данных”, что позволит принимать компетентные решения на основе результатов обработки колоссальных объемов информации, порождаемой интеллектуальными системами измерения и активно-адаптивными интеллектуальными сетями (Smart Grid), что должно принести пользу топливно-генерирующим компаниям России и всего мира.

При этом EMC намерена играть важную роль поставщика технологий для построения облачной инфраструктуры сообщества “Сколкова”, которая будет поддерживать организации, создающие большие объемы данных.

Продолжая разговор о различных направлениях деятельности фонда, г-н Вексельберг напомнил, что в нем существует пять так называемых кластеров: энергетика и энергоэффективность, исследования космоса, биоинформатика, ядерные технологии и ИТ. При равной важности для экономики страны реальное развитие этих отраслей в России очень не однородно. И если есть “передовые” отрасли, такие как космос, ИТ и ядерные исследования, то есть и явные аутсайдеры, где отставание России от остального мира накопилось в разы. Наиболее яркий тому пример — энергоэффективность, которой в том числе и займется новый партнер фонда.

В целом г-н Вексельберг считает, что по каждому из пяти кластеров “Сколкову” необходимо иметь не меньше трех-четырех глобальных партнеров, которые структурировали бы взаимоотношения фонда с местными стартапами и мировым сообществом. На данный момент одиннадцать компаний такого уровня уже заключили со “Сколковом” соглашения и так же, как и EMC, объявили о намерениях создавать в России свои исследовательские центры. Еще у фонда подписано два десятка меморандумов о взаимопонимании, и когда они обретут более четкие юридические формы, основной костяк будет сформирован. Так что базовая комплектация фонда завершится в этом году и дальнейший прирост состава участников сообщества станет фрагментарным.

Версия для печати (без изображений)