Еще в самом начале заканчивающегося сейчас очередного четырехлетнего президентского срока руководство России объявило о намерении повысить эффективность управления страной в целом и государственным аппаратом в частности, в том числе с помощью информационных технологий. Задача была ясна и весьма своевременна: роль ИТ в улучшении работы системы управления (чем бы то ни было) не требует пояснения; то, что эффективность госуправления необходимо повышать, а уровень использования ИТ в этом деле не очень соответствует “лучшим практикам”, — сомнений тоже не вызывало. И это при том, что в последние годы мы настойчиво двигались по пути усиления роли государственного аппарата в жизни и развитии страны.

Тут надо сказать, что судя по всем внешним признакам ИТ у нас относятся к стратегическим сферам деятельности и интересов государства: наряду с такими направлениями, как оборона, безопасность, внешняя политика, они находятся в поле прямого управления со стороны президента. Это видно по тому, что все главные государственные мероприятия по ИТ-стратегии в России проходили под эгидой высшего руководителя страны. И можно было легко заметить, что в распределении управляющих обязанностей правящего тандема последних четырех лет основные заявления почти исключительно делал Дмитрий Медведев (в том числе на проводимых по ИТ-вопросам заседаниях Государственного Совета), а Владимир Путин по данному направлению явно был в тени, хотя на самом деле реализация всех стратегий и программ находилась в ведении правительства и почти все основные документы подписывались именно премьер-министром.

Но под занавес срока полномочий правительство все же решило продемонстрировать свою роль в деле информатизации страны: 17 февраля Владимир Путин провел в Новосибирске совещание о повышении эффективности государственного управления с использованием ИТ. Отметим, что хотя вопрос сформулирован довольно узко, вполне очевидно, что он должен затронуть более широкий спектр проблем, в том числе и такую программу, как “Информационное общество”, большая доля которой связана именно с задачами улучшения госуправления. Собственно это было видно и по общему плану пребывания премьера в Новосибирске: перед началом совещания он посетил новосибирский Академгородок, где были продемонстрированы успехи в создании технопарков и в очередной раз поговорили о перспективах этого направления деятельности правительства.

Об итогах проведенного совещания по госуправлению пока известно из довольно коротких сообщений информационных агентств и телевизионных новостей. Наверное, скоро появятся более подробные отчеты и комментарии участников мероприятия. Тем не менее уже можно оценить видимые результаты прошедшего собрания и сделанные там заявления, которые в первых отзывах СМИ представлены как “важные для будущего ИТ в российской власти и обществе”.

Однако имеющаяся сейчас информация о правительственном совещании никак не позволяет согласиться с такой характеристикой. Точнее, можно сказать так: из всего сказанного там напрашивается вывод, что страна в значительной мере находится в той же точке выработки и реализации ИТ-стратегии, что и четыре-пять лет назад.

Конечно, никак нельзя сказать, что прогресса в деле использования ИТ в государственном управлении нет (хотя привело ли это к повышению эффективности управления — не столь очевидно). Это видно и по развитию электронных форм предоставления государственных услуг, и по формированию Web-сайтов госорганов и ведомств, и по созданию того же портала госзакупок, и по тому, что первые лица разного ранга начинают использовать планшеты и появляются в социальных сетях…

Прогресс, конечно, есть. Вопрос заключается в другом: насколько он велик? Насколько соответствует требованиям времени и задачам страны? В конце концов — достигло ли правительство намеченных ранее планов, какова оценка полученных результатов? И что оно намерено делать дальше, что “ускорить и улучшить”? Пока же из имеющейся информации о совещании складывается впечатление, что такого анализа там не случилось и вопросы о текущей ситуации и о перспективах ее развития ответов не получили.

Судя по сообщениям ИТАР-ТАСС, Владимир Путин заявил о том, что главным направлением российской государственной стратегии станет использование отечественного ПО, и предложил, чтобы госкорпорации раскрывали информацию о доле российских продуктов в используемом софте. Однако тема более широкого применения местного ПО поднимается на высшем уровне уже довольно много лет. И потому сейчас было бы логичнее услышать о том, что уже сделано в этом направлении и какой реальный эффект получен, но вместо этого прозвучало лишь задание в адрес министерств проработать (кажется, уже даже не во второй раз) этот вопрос и подготовить поправки к законам.

Еще одна тема, обозначенная премьером: “Проработать вопрос о назначении в каждом ведомстве и регионе конкретного человека — компетентного, ответственного, который будет курировать внедрение информационных технологий и эту ответственность персонифицировать” (ИТАР-ТАСС). Однако опять же вопрос о создании в государственном аппарате института CIO, в том числе главного ИТ-директора федерального уровня, ставится уже довольно давно. Но пока явно не решается, а лишь продолжает изучаться.

Было сказано и о необходимости открытия ведомственной информации для обеспечения “действенных механизмов общественного контроля за действиями власти на всех уровнях”. И тут можно повториться: задача совсем не новая, сформулированная еще несколько лет назад. Было бы интересно, как она реально решается и какие результаты получены. К сожалению, пока можно констатировать, что открытость деятельности, включая нормативную, органов власти как регионального, так и федерального уровня находится скорее на зачаточном уровне. Примеры этого постоянно приводятся и обсуждаются в СМИ, в том числе в публикациях и блогах нашего еженедельника (НПП, требования к СЭД и т. д.).

Одна из давних и болезненных тем использования ИТ — переход органов государственного управления на безбумажный документооборот. Напомним, что в начале прошлого года Владимиром Путиным было подписано постановление правительства с планом работы в этом направлении. К сожалению, из сообщений официальных источников пока не видно, чтобы эти вопросы обсуждались на совещании. Обращает на себя внимание и то, что премьер не упомянул про другую программу, принятую в конце 2010-го, — о переходе федеральных структур на СПО.

Еще одна инициатива, которая уже нашла широкое освещение в новостях СМИ, — также уже не в первый раз обозначенная руководителем Минкомсвязи Игорем Щеголевым идея о создании государственной электронной почты. При этом в качестве иллюстрации в ее пользу он привел такой пример: “Эти бесконечные “письма счастья”, на которые тратятся миллионы государственных денег по посылке уведомлений из Пенсионного и других фондов, могли бы поступать на электронные почтовые ящики, а не в бумажном виде в почтовые ящики традиционные, где они теряются и где это всё стоит гораздо дороже. Эту же (электронную) почту можно было бы использовать для получения очень большого количества других государственных электронных услуг”.

В качестве комментария к данному заявлению можно задать только один вопрос: что мешало (и мешает) реализовать такой, в общем-то, не очень сложный проект министерству раньше? Не говоря о том, что при наличии доброй воли подавляющий объем взаимоотношений государственных структур между собой и с гражданами вполне можно вести с помощью обычной электронной почты и интернет-порталов, как это делают, например, такие гигантские структуры, как Сбербанк или сотовые операторы.

Впрочем, вполне вероятно, что пока еще не всё содержание прошедшего совещания и принятых там решений стало известно общественности. Будем следить за новостями и комментариями.

Версия для печати (без изображений)