Специфика предприятий оборонной промышленности состоит не только в особом назначении их продукции, но и в государственной тайне, которую необходимо хранить при ее выпуске. Такая ситуация уже сама по себе диктует и делает предельно оправданной максимальную закрытость производства. Однако, как показала вторая научно-практическая конференция “Вопросы построения современных систем управления деятельностью предприятий оборонно-промышленного комплекса”, грифы “секретно” и “совсекретно”, увы, сыграли с оборонкой злую шутку. Подобная закрытость привела к тому, что продукция российского оборонно-промышленного комплекса (ОПК) рискует стать неконкурентоспособной на международных рынках: реальную опасность такого развития ситуации констатировали многие выступавшие на конференции. В числе причин сложившегося положения — непонимание руководством российских оборонных предприятий важности использования на производстве современных ИТ-продуктов (в частности, проектного управления на их основе). На большинстве оборонных предприятий отсутствуют современные ERP-системы, в коммерческом секторе ставшие уже почти базовыми, а также нередко и элементарная ИТ-культура (в этом плане показателен комичный вопрос, заданный на одной из секций представителем предприятия вполне серьезно: не является ли англоязычный интерфейс ИТ-продуктов прямым нарушением российского законодательства?). Конечно, это относится не ко всем — на отдельных предприятиях отрасли (на конференции их величали лидерами) ERP-системы уже внедрены, идет дальнейшее проникновение ИТ в управленческие процессы, о чем в числе прочего и было рассказано в ходе конференции. Однако в целом проблема очевидна, и она особенно обострилась на фоне государственной программы вооружений на 2011‒2020 гг.

В работе конференции, организованной и проведенной компанией IBS совместно с ФГУП “Всероссийский научно-исследовательский институт межотраслевой информации — федеральный информационно-аналитический центр оборонной промышленности” (ФГУП ВИМИ) и московской школой управления “Сколково”, приняли участие все заинтересованные стороны — как высокие чиновники из оборонных министерств и ведомств, так и представители предприятий.

Крайне затруднительная ситуация

Открывая пленарную часть конференции, Владимир Муравник, заместитель директора Федеральной службы по оборонному заказу, заявил, что теперь, когда государственный заказ размещен почти полностью (на 95%), на первый план выдвигается исполнение заключенных контрактов, и без современных ИТ, в частности систем управления деятельностью предприятия и проектного управления, сделать это будет крайне затруднительно. В сложившейся ситуации внедрение ИТ в деятельность оборонного комплекса, по мнению чиновника, — один из магистральных путей повышения его эффективности и конкурентоспособности. Для этого на уровне министерств и ведомств в настоящее время активно ведется работа по созданию государственной автоматизированной системы “Гособоронзаказ” (ГАС ГОЗ), заказчиками которой выступают два ведомства — Федеральная служба охраны и Министерство промышленности и торговли (в лице департамента радиоэлектронной промышленности), пояснил Владимир Муравник. Уже в текущем году планируется выход на формирование гособоронзаказа в электронном виде, но главная цель ГАС ГОЗ — добиться максимальной прозрачности процессов формирования, размещения, финансирования, исполнения заданий государственной программы вооружений, федеральной целевой программы развития ОПК, самого государственного оборонного заказа, обеспечить эффективное управление данными процессами и, в частности, оценку и парирование финансово-экономических и производственно-технологических рисков, подчеркнул он.

Однако работа над системой ГАС ГОЗ идет достаточно тяжело, признался директор департамента радиоэлектронной промышленности Минпромторга Александр Якунин. В июне текущего года, по его словам, были представлены результаты очередных этапов работ, после оценки которых общее количество замечаний составило несколько сотен. Но сроки запуска системы остаются жесткими — к концу года ОПК должен выйти на формирование гособоронзаказа в электронном виде.

Вместе с тем понятно, что даже самая совершенная система верхнего уровня будет мертва без подпитки актуальной и достоверной информацией снизу, а большинство предприятий ОПК, как утверждает Владимир Муравник, отстает от профильных министерств и ведомств в плане автоматизации и внедрения ИТ. Имеются лишь единичные примеры успешного внедрения современных ИТ-систем, в числе которых представитель ФСОЗ назвал проекты, реализованные, в частности, в АХК “Сухой”, ОАО “Корпорация тактическое ракетное вооружение”, ОАО “Электромашина”.

В части оценки текущего состояния автоматизации российского ОПК с Владимиром Муравником солидарен и Александр Якунин: на сегодня автоматизация происходит на уровне оборудования, технологических линий, но не современных ИТ-систем. От предприятий даже нет соответствующих запросов на приобретение ERP-систем, констатировал он, оговорившись при этом, что данные инициативы должны содержать подтверждение необходимости использования данных систем на предприятии, оценку повышения качества продукции, прозрачности производственных процессов при их использовании.

Данная оговорка чиновника, заметим со своей стороны, делает ситуацию еще более тупиковой: обоснование покупки той или иной ИТ-системы, конечно, необходимо. Но кто из специалистов большинства оборонных предприятий способен сегодня или завтра сделать это при существующем уровне ИТ-культуры? Таким образом, на первый план выдвигается массовое повышение ИТ-квалификации, причем в этом вряд ли можно полагаться на единственный центр повышения квалификации при министерстве, о создании которого было заявлено на конференции. С учетом обозначенных сроков выхода на новый качественный уровень оборонки в плане ИТ реализовывать данную программу необходимо не только путем прохождения теоретических курсов, но и на производстве, на тех самых российских предприятиях — лидерах отрасли, уже достигших успеха при внедрении современных ИТ. Однако при той косности и закрытости, которая формировалась у предприятий ОПК десятилетиями, вполне логично предположить, что инициировать подобное обучение на производстве в массовом порядке можно только “сверху”.

Александр Пискунов, аудитор Счетной палаты РФ, представляя подходы Счетной палаты к оценке текущего состояния и перспектив развития ОПК, остановился на системе управления качеством на предприятиях ОПК, отметив, что, к сожалению, она существует от производства особняком (“для сертификации — сделаем, а на деле — как получится”). Он также высказал озабоченность тем, что, согласно проведенному исследованию, затраты предприятий ОПК на западные программные продукты в пять раз превышают затраты на отечественные. При этом предприятия сталкиваются с проблемами в учете и налогообложении таких нематериальных активов, что обусловлено несовершенством нормативной базы. Для решения данной проблемы, по мнению представителя Счетной палаты, на начальном этапе формирования нематериальных активов предприятиям оборонки нужны преференции, которые бы стимулировали использование современных ИТ.

В завершение своего выступления Александр Пискунов заметил, что издержки из-за недостаточной компетенции в мире равны потерям от коррупции. Согласно же данным Счетной палаты РФ, “у нас дурь обходится дороже воровства».

Успешный опыт модернизации производства

Выступая на конференции, Сергей Мацоцкий, председатель правления IBS, рассказал о своей поездке к одному из крупных зарубежных заказчиков — компании Boing (80 тыс. сотрудников, 3 инженерных центра, 12 тыс. самолетов в эксплуатации по всему миру). После внимательного ознакомления с организацией производства на двух крупных заводах компании (в Рентоне и Эвертоне) представитель IBS отметил постоянный прогресс производства за последние три десятилетия в ходе создания новых моделей самолетов (Boing 767, 777, 787), причем во всех аспектах, включая дизайн самолета, кооперацию многочисленных поставщиков, развитие самой технологии производства непосредственно на заводах. В частности, при производстве последней модели компания Boing фактически выступила системным интегратором, который лишь разрабатывает концепцию верхнего уровня, а также дизайн самолета и управляет всем проектом, а реализуется он с помощь контрагентов по всему миру (например, крыло для Boing 787 производится и полностью собирается в Японии, хвостовая часть — в Италии). Работа с поставщиками, которых более 20 тыс., осуществляется в огромной многомерной среде, являющейся и информационной, и проектной, и логистической, при этом реализована жесткая кооперация со сквозным контролем качества. В процессе эволюции производства компания Boing смогла отказаться от складов и прочих вспомогательных производств, сохранив фактически только сборочные цеха со сборочными конвейерами. Сергей Мацоцкий отметил, что, на его взгляд, сходные задачи в плане модернизации производства придется решать и предприятиям российского ОПК, и логично было бы использовать опыт передовых западных предприятий. При этом представитель IBS подчеркнул, что это, конечно, не вопрос разовой реорганизации производства, а его планомерной комплексной эволюции, включая управление требованиями к продукции, взаимоотношениями с поставщиками, внедрения принципов бережливого производства.

В качестве успешного российского опыта комплексной отраслевой модернизации Сергей Мацоцкий привел программу трансформации ИТ-обеспечения Росатома, реализуемую с 2009 г. Данная программа охватывает, в частности, и оборонный ядерный комплекс, а поскольку в ее реализации принимала участие и компания IBS, докладчик остановился на некоторых результатах подробнее. Так, в рамках данной программы были созданы единая система документооборота (подключено 25 предприятий, порядка 10 тыс. пользователей), а также система управления персоналом (10 предприятий, 4000 пользователей), взаимоотношений с поставщиками и закупками (220 предприятий, порядка 3000 пользователей) и система бюджетирования, в которой формируется консолидированный бюджет отрасли. Кроме того, на всех основных предприятиях отрасли были внедрены ERP-системы, экономический эффект от использования которых оценивается в среднем в сумму порядка 200 млн. руб. на одно предприятие, а также единая отраслевая система нормативно-справочной информации, к которой подключено более 200 предприятий и несколько тысяч пользователей. Данный опыт комплексной ИТ-модернизации отрасли в России, пожалуй, единственный, подчеркнул Сергей Мацоцкий, и его тоже разумно было бы учитывать.

Тренды и перспективы

Коснувшись глобальных трендов в области автоматизации разработки и производства, представитель IBS отметил, что один из первых принципов здесь — интегрирование производственных процессов, и он подразумевает не просто внедрение ERP-системы, но сквозную автоматизацию полного производственного цикла, начиная с интегрированного исполнения проектов и заканчивая управлением логистикой, цепочками поставок. Без такого комплексного подхода к реорганизации производства на базе современных ИТ одно лишь внедрение ERP-системы, даже самой современной, — не более чем использование “расширенной бухгалтерии”, что вряд ли приведет к принципиальному улучшению производственных результатов.

Второй тренд — совершенствование процессов — в первую очередь связан с внедрением бережливого производства, являющегося для российских предприятий, по оценке Сергея Мацоцкого, все еще чем-то абстрактным, в то время как на самом деле совершенствование на основе использования современного опыта способно приносить конкретные результаты. На том же производстве компании Boing, отметил докладчик, все действия заносятся работниками в компьютеры, что позволяет отслеживать процессы, обнаруживать узкие места, вовремя вносить поправки в технологию, а также активно использовать рационализаторские предложения “снизу”. На любом рабочем месте доступна в трехмерном виде вся техническая документация на изделие — это тоже важный момент с точки зрения качества производимой продукции.

Третий глобальный тренд в сфере автоматизации разработки и производства — интегрирование данных — напрямую связан с разнообразными стандартами (проектирования, инжиниринга и др.), которые позволяют организовать полноценную кооперацию, а значит, и качественное производство в разумные сроки и за разумные деньги. Информационные технологии, подчеркнул в заключение Сергей Мацоцкий, — это стержень современного, цифрового производства, его кровеносная система. ИТ позволяют создавать и обновлять базы знаний, которые традиционными средствами создавать было бы крайне неэффективно, а зачастую и невозможно.

Со своей стороны хотелось бы отметить нешуточную озабоченность существующим положением дел в оборонке, звучавшую в докладах представителей министерств и ведомств, которая позволяет предположить, что дело уже не только в больших ассигнованиях, которые надо контролируемо и правильно освоить, но и в реально существующих трудностях и проблемах с реализацией российской военной продукции на международных рынках. Это делает логичным вывод, что, несмотря на преимущества эволюционного подхода, предприятиям российского ОПК в их нынешнем состоянии нужен качественный рывок, небольшая ИТ-революция, чтобы начать реорганизовывать производство, переводить его на современные технологии, поддерживая таким образом конкурентоспособность российских изделий и выводя их на новый качественный уровень. Насколько такое развитие событий реально, покажут ближайшие год-два.

Версия для печати